Глава 322. Предначертанное судьбой

Ду Вэй замолчал. Этот звук, в самом деле, слишком настораживал. Разрешить этой красавице блуднице стоять на коленях и  облизывать палец ноги? Подумав немного, в голове возникла мысль, ну и пускай! Действительно нужно так и сделать, Ду Вэй все же хорошо знал себя, если на самом деле предстоит встретить такую красавицу, которая будет облизывать палец чей-то ноги, то это еще не точно!

— Что случилось? Испугался? Струсил? – подшучивая, бормотал тот голос.

Ду Вэю становилось невесело из-за этого доносящегося голоса. Отчетливый звук без всяких сомнений был его собственным внутренним голосом. Даже интонация и саркастическая манера разговора были точно такими же.

Все это звучало так, как будто бы он высмеивал сам себя.

Он покачал головой:

— Не потому, что не думал, и не потому что, испугался. Всего-навсего… — про себя раздался голос. – Только лишь удар совсем не такой твердый, как у этой блудницы.

— Ха-ха-ха – засмеялся тот голос. – Ты сейчас, конечно же, не соперник для этой красавицы, и только потому, что ты еще не нашел своей силы, не переродился в такого человека.

— Как это? – вздрогнул Ду Вэй. – Почему эти слова мне так знакомы?

Только стоит найти человека, который наделил тебя тремя родимыми пятнами, и ты сразу же сможешь превратиться… переродиться в новую жизнь…

На лбу Ду Вэя стал выступать холодный пот, он ничего не говорил, а тот ледяной голос еще сильнее раздавался:

— А затем, тебе останется найти лунную шкатулку…

— Прекрати! Прекрати! Стоп! – Ду Вэй немедленно закричал.

Он заорал во весь голос:

– Чтоб тебя! Ты шутишь со мной, да или нет? Что еще за три родимых пятна и лунная шкатулка? Ты считаешь, что это “Китайская одиссея”? Я без сомнений и есть то почитаемое

сокровище, прошу об одолжении… Не нужно со мной шутить. Ты, в конце концов, кто такой?

Тот голос расхохотался, потом стал немного серьезным и медленно произнес:

— Прошу прощения, я был помещен сюда тысячу лет назад, и признаться, чувствую себя здесь очень угнетенно. Редко когда такие люди как ты, приходят сюда и могут составить компанию, поговорить со мной. Сразу же не могу удержаться, и хочется рассказывать анекдоты. Задержал тебя тут… Хорошо…

У Ду Вэя внутри вдруг возникла одна очень невероятная мысль:

— Ты… Кто же ты, в самом деле? Ты откуда можешь знать про лунную шкатулку… из “Китайской одиссеи”? В мире все это не может существовать!

Тот голос наконец-то замолчал, в конечном итоге, в середине пространства вдруг прозвучал отдаленный вздох:

— Я? Я разве не ты?

Услышав этот вопрос, внутри Ду Вэя как будто застучала барабанная дробь. Ему все время казалось, что он за свою жизнь повидал много разных странностей, но в действительности с таким он встретился впервые. Этот голос был практически таким же, как и его собственный. Помещенный сюда на целое тысячелетие он еще говорил: “Я и есть ты!”

— Выдумки! Беспросветная ложь!

Ду Вэю очень хотелось засмеяться вслух. После всего услышанного, после всех этих нелепых шуток, он, к своему сожалению, во весь голос засмеялся, чувствуя, как его выражение лица становилось несерьезным.

— Хорошо, тебе не следовало смеяться! – этот голос говорил откуда-то издалека. – Сейчас я прикажу тому пареньку, что снаружи с железной маской, он прогонит тебя. Еще и ты… Нас трое. По правде говоря, мы ведь все в одном теле. Всего-навсего… Увы! Этот разговор слишком длинный. Боюсь, сегодня в это время не успеем закончить его. В этом значке только и сохранилось немного наших мыслей. Изначально, полагаясь на твои жалкие силы, точно невозможно было войти. Однако сегодня, прежде чем встретиться со смертью, все же немного прошел, к счастью, раскрыл этот знак! Странно… Как это сказать, не то чтобы счастливый случай, а именно судьба так распределилась. Потому что в те годы я тоже столкнулся с этим, однако в тот раз моя участь была не лучше твоей, ты вошел сюда и можешь слышать мои разговоры. А в тот раз, когда вошел я, здесь было только одно пространство, я тут один полдня кричал, и не было никого, кто-бы мог меня услышать, однако после того, как я проснулся, снаружи был паренек с железной маской, он уже был изгнан.

Во время рассказа Ду Вэй чем все дольше слушал, тем все больше начинала кружиться голова.

— Что такое? Не понимаешь? – тот голос усмехнулся. – В нескольких словах трудно объяснить, времени осталось немного. В заключении еще могу показать тебе некоторые вещи… После того, как закончишь смотреть, ты вероятно сразу же проснешься.

Этот голос прекратился, и больше не было никаких звуков.

И вслед за этим Ду Вэй сразу же увидел в середине этого пространства световой экран, а в середине этого светового экрана были ворота. Его сердце забилось, он двинулся вперед, и все его тело окунулось в световой экран, и после этого он вдруг почувствовал круглое пространство, где все было деформировано. В это же мгновение небо закрутилось, и земля завертелась, перед глазами был один только свет, после этого он сразу же обнаружил, что оказался полностью в другом пространстве.

Это был дворец с золотыми ослепляющими блеском стенами, после царских палат находилось несметное количество бойцов в золотых кольчугах. Они стояли на коленях. Сердце Ду Вэя сильно забилось, эта обстановка казалась очень знакомой ему.

Внезапно он не смог сдержаться и закричал:

— Это! Это вовсе не дворец!

Хотя места этих сооружений были немного не похожи с только что увиденным им императорским дворцом, но все-таки рассмотрев внимательнее местность, дворцовую башню на городской стене, все же это была практически та же самая местность!

Более того, в середине императорского дворца стояла высокая-высокая пагода! Гордость монархии, ангел-защитник в императорских чертогах!

— Да здравствует, Государь! Да здравствует, Роланд! Да здравствует, Розовый осот! – внезапно закричали те многотысячные воины в доспехах, отчего Ду Вэй сильно испугался.

Однако как бы он ни старался, он не мог управлять своим телом… Иными словами, он как будто бы наблюдал за сценой из фильма от первого лица!

Затем  Ду Вэй почувствовал, как его тело стало подниматься, и одним взмахом поднялась рука. В том многотысячном войске, каждый показал свой буйный преклоняющийся взгляд.

— Отныне пагода будет являться императорским достоянием! Если она будет с нами, то монархия будет существовать вечно! – прозвучал величественный голос.

И то многотысячное войско громко повторило эти слова.

Ду Вэй взглянул и обернулся назад, вышел из задней стороны этого дворца.

Проходя через галерею предков, он встречал императорских служанок, одетых в традиционную одежду. Они, заметив его, сразу же склоняли головы и уходили, показывая свою почтительность.

После этого Ду Вэй сразу почувствовал, как он зашел в следующие двери и прошел по потайному ходу, а затем прибыл в комнату. В этой комнате со всех сторон не было окон, было очень мрачно. И только магические камни распространяли мягкий свет от своего сверкания.

И самым странным, что показалось Ду Вэю в этой комнате, была одна стена, на которой находилось очень много зеркал.

Ду Вэй почувствовал, как его тело стало медленно подходить к одному из зеркал, таким образом… Ду Вэй наконец мог увидеть себя в зеркале!

Взглянув на себя, он сразу же от испуга изменился в лице!

Это… Это же не настоящий я?

И хотя черты его лица были несколько угловатыми, но брови, глаза, уголки рта – все было в точности таким же, как у него! Судя по всему, немного прибавился возраст, на вид ему было около сорока лет.

И те золотые доспехи роскошного фасона с магическим узором на груди и эмблемой Розового осота.

Ду Вэй смотрел в зеркало, и отражавшийся человек как будто бы наблюдал за ним из этого зеркала…

Хм! Не так!

Ду Вэй внезапно почувствовал, как в глазах стали появляться смутные странные, как будто… Как будто бы он смотрел не на себя и на себя одновременно?

В душе Ду Вэй сразу же испугался и сразу же будто застыл в лице, но отражение лица в зеркале продолжало моргать глазами и потом засмеялось.

Это не я смеюсь, а отражение в зеркале!

Вот о чем думал Ду Вэй в ту минуту.

Затем его рука медленно поднялась, и над кончиками пальцев разразился смутный блеклый свет.

Как будто бы что-то разорвалось, и зеркальная поверхность сразу же покрылась слоем льда. И потом пальцы написали несколько слов на этой поверхности!

Ду Вэй только взглянул, и у него сразу же закружилась голова.

Он только увидел эти слова, удивительные китайские иероглифы! И смысл этих слов был:

“Когда проснешься, ты все сможешь понять!”

Прочитав эти слова, у него почувствовал, как будто его кто-то ударил кувалдой!

Что это такое? Какой в этом смысл? Что это значит?

И все вокруг вдруг стало разрываться в клочья, превращаться в бесконечный свет, Ду Вэй обнаружил, как он снова очутился в том пространстве.

Оставить комментарий