Глава 323. Я — Двэйн

Тот знакомый голос вновь раздался, наконец вновь раздался, такой низкий грубый голос, будто при томном рассказе о неудачах жизни…

«В прошлом один не принадлежащий к этому миру человек пришел в этот мир. После своего рождения, нарекли его Арагоном, он считал жизнь веселой сказкой, считал что она сулит ему лишь удачу, в конце концов, он стал императором-основоположником целой династии, стал сильнейшим мира сего, достиг непресекаемого порога… одно лишь печалит, бог не в силах терпеть, когда человек пытается шпионить за ним, ведь после этого вырывается на волю его злая сущность! Он не в силах мириться с этим миром, для бога человечество подобно ягненку на ферме, бог не станет уподобляться стаду этих ягнят, дабы не оказаться игрушкой других богов. В результате, Он бросает богам вызов… однако же столь досадно, он не справился с той подлой богиней, той мерзкой шлюхой. В итоге, он проиграл».

«Однако Арагон уже стал достаточно сильным, чтобы угрожать сонму богов, он познал людскую жизнь, уже вправе пройти сквозь время! Поэтому ему видимо грядущее, он увидел происходящее через тысячу лет, эту проклятую небесную тварь, ужаснейшую беду, что подстерегает ее, ведь через тысячу лет наступит момент наибольшего увядания ее силы. Посему, Арагон стал готовиться, расставив черные шахматы и сделав первый ход. Его душа пролетела сквозь тысячелетие, и достигла Императора Роланда, жившего в том далеком будущем. Роланд родился в одной аристократической семье. Этот дом был известен своими боевыми заслугами перед престолом. Здесь и переродился Арагон, однако взял себе новое имя. Имя его отныне было… Двэйн».

Голос заговорил и о нынешних временах, Двэйн почувствовал, как его сердце бешено застучало, удушающее чувство подошло к горлу…

«Не беспокойся. Ведь буквально до настоящего момента в истории всеже нет строгой связи с тобой. Я полагал, что этим Двэйном никак не можешь быть ты. Мы пока назовем тебя Двэйн «1». И этот Двэйн номер один – Я! Досадно, что процесс перерождений не повернуть вспять, в конце концов, Арагон еще не одержал победы над сонмом Богов. Его сила все же ограниченна, поэтому после его перерождения память о прежних поколениях мгновенно исчезла. Этот Двэйн-1. Он попросту забыл все, связанное с Арагоном и его прежними перерождениями. Он лишь помнящий одного себя смертный, связанный с Арагоном. Но совершенно не подозревающий о нем и ничего не помнящий.

К счастью, благодаря оставленным тысячу лет назад Арагоном для самого себя черным шахматным фигурам, пришло время Двэйну 1 шаг за шагом закончить незаконченное тысячу лет назад дело».

«Двэйн 1 – туманное прошлое, проживаемая вместе с тобой человеческая жизнь почти не отличающаяся от твоей. Например, сегодня я тоже встретился с этим юнцом. Всего-то навсего. На этот же раз, пред нами предстанет сам Арагон, и не будет никакого Двэйна 1».

«Всю жизнь Двэйна 1 мы располагали удобной возможностью сразиться с этой проклятой богиней, могли даже одолеть ее! Досадно, что несмотря на то, что эта сволочь в меньшинстве, она все-таки божество, а потому невероятно умна! Арагон способен видеть будущее, но и она способна! Поэтому она давно предвидела наше появление, давно предвидела наш план и сама задумала коварный замысел, и ее замысел… ох!»

«В конце концов, в ближайшем будущем, в миг нашей победы, ее план сокрушит нас! Да чтоб она сдохла! Да чтоб она сдохла, в конце концов, еще посмотрим, кто будет смеяться последним! На протяжении тысячи лет мы готовились и строили планы, но в итоге тщетно проиграли».

«Но мы не сдадимся, эта шалава способна одолеть нас, но не способна уничтожить окончательно! Благодаря нашей силе, мы приближаемся к кульминации, к ее концу».

«Божество не может убить себе подобного».

«Посему, мы решили найти другой способ. Мы повернули время вспять, вернулись во время, сразу после рождения Двэйна Первого, вновь произошло переселение души… на этот раз, по прежнему, законы пространства и времени необратимы, воспоминания Арагона и Двэйна Первого будут вновь стерты, останется лишь этот молодой юнец, чьи воспоминания сохранят лишь самоосознание. А мы же пока назовем этого парнишку Двэйном Вторым».

В горле у Двэйна пересохло:

— Двэйн Второй… Второй… неужели все действительно так…

«Это ты».

Раздался легкий смешок:

«Сначала мы предполагали, что есть лишь один человек, который нам нужен. Всего-навсего, Я — Двэйн Первый – не более чем твое давнее воспоминание, и Арагон тоже. Дело-то вот в чем! В этой эпохе злобный замысел Богини еще не претворился в жизнь! Тебе предстоит хорошенько потрудиться, только тогда все это завершится!»

Двэйн внезапно воскликнул:

— Что, если я не хочу! Этот Арагон, Двэйны эти, сколько бы их там не было, мне до этого никакого дела нет! Боритесь с божественным, с богинями сражайтесь на здоровье! А я-то здесь причем! Я — это Я! Свободный и никому не обязанный, в какой вздор вы пытаетесь впутать меня!

Голос усмехнулся:

«Твоя реакция довольно забавна… Так же повел себя и я в свое время. Просто сейчас ты еще чистый и совершенно ничего не помнящий Двэйн Второй. Подождем, пока твоя сила достигнет своих границ, твои воспоминания тут же и пробудятся, когда оживут воспоминания о времени Арагона, о времени Двэйна Первого, вот тогда ты не посмеешь даже думать о том, что только что вымолвил! Эта шлюха – объект нашей всеобщей ненависти и вражды, мы должны воздать ей за все!!»

— Тогда… тогда я не хочу пробуждаться! И не хочу слушать весь этот вздор! — Двэйн ударил кулаком по столу.

«Это твоя участь, все события происходят согласно истории».

Голос вновь усмехнулся:

«Не волнуйся, мы с Арагоном никак не сможем тебя заставить. Мы лишь дождемся, пока твои воспоминания не пробудятся и ты сам не захочешь расправить плечи! Конечно, ты захочешь прозреть! Потому что это самое главное… тогда ты вновь станешь сильнейшим мира сего! Ведь этим сильнейшим и должен быть ты! К тому же…»

— К тому же что? — невольно спросил Двэйн.

«К тому же… предположим, ты не захочешь идти сражаться с Богиней, оставит ли она нас? Существование богов не ограничивается лишь одной этой тварью! В этом мире есть и другие! Ты забыл старика Криса с острова Дьявола? Забыл Дьявола? А ведь еще есть Северные изгнанники, народы, поклоняющиеся Духам Земли. Куда все направились? Я хочу сказать тебе, Богов хоть и нельзя убить, однако можно усмирить и даже подчинить своей воле! Взять бы хотя бы хозяина Старика Криса. Если бы мы в очередной раз проиграли, то ожидание твоего пробуждения и было бы поражением от той Богини. Затем последовала бы целая вечность выжидания. Ты хочешь ждать целую вечность, будучи заключенным в тюрьму? Если не хочешь, то тебе стоит все же постараться!»

Двэйн, кажется, начал проникаться доверием.

— Двэйн Второй… Двэйн Второй… — пробормотал он, а затем грустно рассмеялся. — Второй, мать твою!

Вдруг он сказал:

— Ты, кажется, упоминал о некоей западне, что учудила для вас эта фея. Быть может, происходящее и есть часть ее плана и вы уже попались на ее удочку?

«Не «Вы», а отные только лишь «Мы», — поправил Двэйна Голос. — По сути, мы с тобой одно целое. Что же до замысла Богини, я пока не в силах что-либо говорить».

— Ш… Что? — Двэйн внезапно разозлился. — Проклятье! Ты отправляешь меня в ад, и я ничего не могу поделать.

Двэйн зажмурился и топнул ногой:

— Можно ли знать наперед, какие ужасы ожидают меня впереди, не будешь ли ты столь великодушен чтобы поведать мне об этом!

Голос огорченно вздохнул:

«Ты волен браниться или нет! Сперва ты должен принять решение, а не я! Нетрудно догадаться, кто знает ответ на твой вопрос, не так ли?»

— Это…

«Ты сам! — голос сказал с усмешкой. — Будь столь любезен, пойми, Я, Арагон, всех нас ты помнишь, всего лишь благодаря паре обрывков воспоминаний. Другими словами, Я и Арагон – всего лишь воспоминания, существующие подобно теням. Главное звено – это ты! Главный герой этой игры – ты! Мы не более чем твое отражение! А посему тебе и решать! Если бы только твоя сила могла пробудиться в тот день, то ты все понял бы сам. В будущем я и Арагон объединимся, в противно случае… ох, уж лучше бы я никогда не знал этих времен. Точно! Тебе самому и решать, бранясь или нет, но все же самому».

Двэйн с трудом сдержал очередной напор злости, однако все же смолчал и успокоился.

«Эх… — где-то в отдалении вздохнул Голос. — На самом деле, не зная всего сейчас, понимаю, что не так уж это и плохо, боюсь до конца узнать, но в сердце страдаю от неведения».

То, что хотел было сказать Двэйн, Голос сказал первым:

«Ну хорошо, время уж пришло. Запомни, перед тем, как великая сила перейдет к тебе! После передачи ты больше не сможешь использовать… Я и Арагон больше не сможем тебе помочь. Пришел твой черед действовать. Но умоляю тебя: перед тем, как пробудится твоя сила, не сдохни по глупости».

— Но ведь сегодня я и не открывал его…»

«Разумеется, — вздохнул Голос. — Ты скоро умрешь, и твои жизненная сила и энергия сейчас бушуют, поэтому вызов произошел сам собой. Хотя и с невероятной долей совпадения, именно потому что ты умрешь, ты не сможешь вновь вызвать меня. Если ты не веришь, эээ… хватит! В конце концов, если ты не попробуешь, просто сдохнешь, а мы все останемся заточены здесь во веки веков».

Немного позже Двэйн и вправду почувствовал нечто вроде внезапного прилива сил. Он вошел в одиночестве, внезапно выпав из пустоты, он увидел перед собой лишь тьму. Где-то вдали тот Голос вновь усмехнулся:

«Жаль, просидел здесь тысячу лет, и поговорить было не с кем, а теперь и ты уходишь… Эй! Двэйн Второй, пробуждай свою силу поскорее да выпусти нас отсюда!»

После ничего не было слышно.

В голове у Двэйна помутнело, кровь ударила по вискам, с силой открыв глаза, Двэйн увидел яркий свет, все тело пронзили спазмы, но потом все начало проясняться, и Двэйн обнаружил себя внутри запряженной лошадьми брички.

Чей-то мягкий голос раздался поблизости:

— Все хорошо, все хорошо, он очнулся.

Двэйн открыл глаза и увидел милое личико, испуганно смотрящее на него. Серебристые волосы девушки вились почти до груди.

Двэйн пытался говорить, но мог лишь хрипеть: [что-то невнятное]:

— Мел… — в конце концов, с трудом представился Двэйн.

— Какая Сэймель? — радость на милом лице мгновенно сменилось легкой грустью, потом в глазах Двэйн увидел не по наслышке знакомоеему самому чувство злости.

— Ах! Только проснулся и не нашел ничего получше, что бы сказать девушке! Мел? Что за женское имя! Посмотри, я же Джоан! Что за женское имя Сэймель, ну и дурак же ты! Обручился с моей младшей сестрой, а в голове все еще какая-то Сэймель!

Несмотря на все эти крики, Двэйн спокойно смотрел на нее, ведь в его сердце злость внезапно вытеснила доброта.

Да, это Джоан.

Узнав злой умысел своей судьбы, но получив такое облегчение, увидя перед собой эту девчонку, Двэйн почувствовал абсолютное расслабление, но и сил чуток подприбавилось!

В конце концов, он расхохотался, подмигнув Джоан, и сказал:

— Ах, да, ты же Джоан, моя свояченица, как же я мог забыть…

Он сел, выпрямился и потянулся:

— Я – Двэйн, не какой-нибудь там Первый или Второй, сколько бы их ни было, а просто Двэйн!

Слушавшая его Джоан внезапно нахмурилась и вымолвила:

— Похоже, за два дня он превратился в идиота. Какой Первый, Второй, Третий??? Что это все вообще значит???

Оставить комментарий