Глава 328.2. Место слева от Принца (часть 2)

Двэйн уже слышал об этом генерале от отца Раймонда и капитана гвардии дяди Альфы. По правде говоря, он не был плохим человеком, только слишком сильно стремился к материальным выгодам.

Он всю жизнь прослужил в армии. Ему было около семидесяти лет, но он все никак не хотел уходить в отставку, упорно держась за свой пост. Многие знали, что у него есть мечта перед уходом на пенсию получить звание генералиссимуса и тем самым приумножить славу своих предков.

Однако, разве можно добыть это звание за просто так? Согласно традициям Империи, получить «генералиссимуса» может только государственный деятель, имеющий признанные заслуги перед отечеством, например, расширение территории страны, победа в сражении и тд.

Например, предок рода Луолинь. Можно сказать, что все земли династии Августинов были завоеваны им, и поэтому в награду за свои труды он был представлен к званию генералиссимуса.

На материке уже давно не велись никакие войны, а потому, прослужи этот старик хоть сто лет, все равно не достигнет этого ранга ввиду того, что совершить какой-нибудь выдающийся подвиг попросту не было никакой возможности.

Однако, генерал Хьюз не сдавался. Занимая пост начальника пограничной службы так долго, он не переставал ждать подходящего случая…

— Наращивание армии, наращивание армии… Вы, военные, целыми днями только и думаете о наращивании армии! А где деньги взять? — в гневе заорал министр финансов. — Армия уже разрослась до невероятных размеров! В Империи более ста миллионов солдат в местных полках. Разве их нельзя использовать? Куда еще вооружать? Разве министерство финансов, вкладывая в эти подразделения более десяти миллионов монет ежегодно, не может их использовать? Как только что-то происходит, то стразу говорят: «Недостаточно военных сил». Недостаточно военных сил! Раз так, не проще ли сначала упразднить все эти местные полки? Вам нужно еще денег на армию? Так я вам скажу: Нету денег! Сказал нет, значит, нет! Один миллион говорите? Генерал Хьюз, Вы представляете, что такое один миллион золотых монет? Это доход одной провинции в год! У министерства финансов таких денег нет! В этом году на юге прошли сильные снегопады, на ликвидацию последствий ушло два миллиона золотых монет! Конечно, снега повлияли на доход многих южных провинций, и убытки, которые они понесли и еще понесут, еще до конца не подсчитаны. К тому же, только что прошел весенний сезон маневров. Военные расходы уже давно превысили всякую норму! И Вы еще смеете говорить о каком-то наращивании армии! Если хотите воевать, то переформируйте и мобилизуйте все местные подразделения!

Генерал Хьюз вышел из себя:

— Что за ерунда! Мне нужен военный корпус, а те местные полки совершенно бесполезны! Разве Вы не знаете, что происходит на севере? Вы…

— Как это я не знаю? Вы говорите, что местные подразделения бесполезны, а почему тогда каждый год на них тратится так много денег? Бесполезны — так упраздняйте! После этого у меня естественно будут деньги, и я с удовольствием дам их Вам, и создавайте Вы эти корпуса сколько угодно. Вот черт… Разве Вы не знаете, что насколько дефицитный сейчас бюджет Империи?

Два самых влиятельных человека Империи готовы были броситься на друг друга с кулаками, и у Двэйна на душе было неспокойно. Где же их достоинство государственных деятелей?

В конце концов, между Камисилуо и Двэйном были в некотором роде в дружеских отношениях. Увидев вошедшего мага, он слегка кивнул ему и, добродушно улыбнувшись, тихим голосом сказал:

— Не удивляйся тому, что я в столице. Такая обстановка… Видеть тебя такая редкость. Эти старики будут спорить вечно, мы уже привыкли.

Принц-регент взглянул на Двэйна. Его губы несколько разжались, и он пристально посмотрел на мага. Он закашлялся, оба старика мигом замолчали и отступили назад.

— Двэйн, наконец-то ты пришел, — принц радостно улыбнулся. — Заходи! Заходи! Ты, наверное, первый раз участвуешь в таком заседании, верно? Присаживайся. Я хотел бы выслушать твое мнение по этому поводу.

Сказав это, он приказал слугам:

— Принесите Герцогу Тюльпана стул.

Слуги вздрогнули и принялись исполнять приказ.

Во дворце само собой было много хороших стульев. Рядом с креслом принца Чэня по обе стороны было еще много свободных.

Однако, поскольку принц отдал приказ, то слуги мигом выбрали самый дорогой и красивый стул и поставили его рядом с креслом Его Высочества.

Принц рассмеялся:

— Поставьте еще поближе.

Четверо слуг перетащили кресло на ступеньку повыше.

— Еще ближе, зачем ставить так далеко от меня?

Принц был явно недоволен, и слуги тотчас это поняли. Они переставили стул еще несколько раз, пока наконец принц не расплылся в довольной усмешке:

— Хорошо. Оставьте здесь. Двэйн, скорее присаживайся, и приступим к делам.

Сказав это, он указал на стул.

Воцарилось гробовое молчание, все собравшиеся с сомнением посмотрели на него.

Хотя Двэйн был герцог, правитель Северо-западных земель, однако ввиду своего возраста и неопытности, он не шел ни в какое сравнение с сидящими в зале чиновниками и генералами.

А этот стул…

Изначально, самое главное кресло после принца-регента, по традиции располагающееся слева подле него, но на ступень ниже, принадлежало канцлеру Лобустьеру, но сейчас принц потребовал, чтобы на это место был поставлен стул Двэйна!

Именно слева сразу после кресла принца-регента!

То есть, согласно обычаям Империи… на место канцлера?

Слегка улыбнувшись принцу Чэню, Двэйн в душе наоборот чувствовал некоторое беспокойство. Горько усмехнувшись, он посмотрел на свое кресло так, словно в его сидушку была воткнута большая длинная игла.

Затем под пристальными взглядами всех присутствующих Двэйн, глубоко вздохнув, нехотя направился к своему месту и, точно к его телу бы привязан тяжелейший груз, медленно опустился на кресло.

В этот момент расположившийся на ступень пониже Двэйна канцлер Лобустьер, который до этого сидел, прикрыв веки, внезапно приоткрыл один глаз и внимательно оглядел мага. В его мутных глазах блеснул странный огонек. Но это было только на миг, и через секунду он уже опять сидел в своей прежней позе с полузакрытыми веками.

Собравшиеся посмотрели сначала на Двэйна, затем — на принца. Каждый в этот момент почувствовал некую странность ситуации, однако принц наоборот выглядел расслабленным и успокоенным, намеренно делая вид, что не понимает скрытый смысл их косых взглядов. Слегка улыбнувшись, он сказал:

— Продолжайте, министр. Генерал Хьюз, Вы тоже высказывайтесь, если хотите. Только говорите, пожалуйста, не слишком громко, а то разбудите ненароком нашего уважаемого канцлера.

Конечно, он сказал это в шутку, но кто сейчас осмелился бы смеяться?

Все продолжали хранить упорное молчание. Даже министр финансов и генерал Хьюз серьезно нахмурились и смотрели на принца с пристальным вниманием.

— Что, неужели никто не хочет высказаться? — усмехнулся принц Чэнь. — Хорошо. Вы тут уже много успели сказать и, должно быть, устали. Тогда сейчас послушаем, что нам скажет Герцог Тюльпан.

Оставить комментарий