Глава 343.1. Убийца в юбке (часть 1)

Честно говоря, если путешествовать по Южным землям, можно смело ждать множество препятствий на пути.

Когда Рэйлин, взяв с собой жреца-южанина в качестве лазутчика, путешествовала на юг, жрец рисовал карту местности и предугадывал маршрут. Подозревая об опасностях, жрец искусно использовал обходные пути и беспрепятственно вел воительницу.

Издавна Императоры из поколения в поколение совершали экспедиции на юг, но даже доходящие до самых дальних рубежей экспедиции не могли достичь Острова Жрецов. Очевидно, именно из-за этого жители Острова Жрецов до сих пор не знали тревог, если же Император узнал бы о том, что в Южном Море существует остров, по площади равный двум средним имперским провинциям, да к тому же еще и полный природных ресурсов, дни свободной жизни островитян были бы сочтены, не так ли?

Но и внезапным пришельцам приключения на Острове Жрецов не сулили ничего хорошего.

Во времена экспедиции Роланда и складывания Объединенной Империи все, кто оказывал сопротивление, познали силу императорской армии. Те же, кто не пожелал жить под дланью Империи, но лишился всякой надежды на успешную борьбу с захватчиками, просто бежали дальше и дальше в поисках укрытия.

Когда флотилия дошла, в Южном Королевстве воцарилась паника и разброд. Дрожа перед мощью флотилий Роланда, советы племенных старейшин южан совршенно не моглирешиться что-либо предпринять. Паника охватила умы населения, все полагали, что предстоит позабыть о покое и вновь пуститься в бегство на юг, были однако и готовые воевать, объединив силы и выступив против Роланда.

Были и те, кто не предпочел бы ни бегства, ни войны, а жаждали мира с захватчиками. Несколько племенных старейшин воистину желали договориться с Роландом.

Так или иначе, определенно назревал лишь один вывод: королевство лишилось централизованного управления. Действующий старейшина всех племен был довольно силен, но был одержим идеей жертвоприношения богам ради ответа от высших сил на вопрос о том, что же, собственно, делать.

На этот раз Рэйлин вела за собой флотилию из восьмидесяти боевых фрегатов к Острову Жрецов.

С древнейших времен южане из поколения в поколение представляли Роланда как разрушителя и убивца, неистово ненавидя его.

Поэтому, когда к берегам Южного Королевства подошла флотилия из восьмидесяти судов, и Рэйлин была готова сойти на берег, вождь островного племени вышел со всем отрядом на побережье, готовый встретить захватчиков.

Завидев войско жителей острова, воины Рэйлин рассмеялись. Если бы эта горстка островитян напоминала хоть чем-нибудь какую-либо годную армию.

Аборигены не имели даже брони и доспехов. Все боевое облачение воинов состояло из накидок, сделанных из шкур убитых животных. Несколько человек носили защиту из плотной лозы. Все вооружение ограничивалось наскоро и грубо сделанными луками, столь же примитивными стрелами, а также грубо заточенными палками, являвшими собой не более чем карикатуру на боевое копье.

Рэйлин четко знала, что дело, начатое Двэйном, необходимо закончить, но для этого стоит заставить этих аборигенов уважать себя. Поэтому как южанин не умолял пощадить его народ, воительница вышла на тропу войны.

Все баллисты и катапульты, установленные на восьмидесяти фрегатах, дали залп. В считанные мгновения верфь острова обратилась в руины. Солдаты с кораблей дали лучный залп по отрядам аборигенов, заметно проредив их ряды.

Аборигены в страхе бежали.

После короткого боя Рэйлин отправила жреца в качестве посланника к поверженному врагу. Островитяне же, с болью в сердце вспоминая давнишнего врага, Роланда, собрали совет и стали решать, что же, собственно, делать.

Рэйлин вовсе не была дурой, она приказала войскам быть начеку, несмотря на мнимую победу на побережье, запретила покидать боевые корабли, отдала приказ расстреливать любое суденышко, двигающееся со стороны острова.

Сама же, снарядившись, Рэйлин с небольшим отрядом отправилась на лодке к острову.

С отрядом за спиной, наряженная в торжественные одежды, Рэйлин проследовала в единственный на острове город, если сие аборигенское поселение можно назвать городом. Вождь аборигенов собрал население на совет и начал жертвоприношение духам. Клика потомков верховного божества уверенно настаивали на войне с захватчиками.

Несколько племенных групп, однако, придерживались желания бежать, отвергая власть верховного вождя.

Собрание наполнилось атмосферой разногласий и вражды, вскоре началась драка.

Старейшины не могли прийти к единому решению. В итоге, Рэйлин предстала перед старейшиной и изрекла:

— Если вы не согласны платить дань золотом, то мы немедленно казним вашего парня. Более того, пришедшие со мной войска никак не согласятся возвращаться домой с пустыми руками … мы можем и сами взять то, что нам нужно. Так или иначе, завтра мы уходим. И по пути к нашим землям мы разграбим все ваши поселения, которые встретятся нам, не щадя никого!

Эта речь потрясла аборигенов!

Откровенно говоря, флотилия Рэйлин была поистине пугающей, ведь даже имперские войска ранее не насчитывали столько судов. Даже экспедиционные войска отца Двэйна насчитывали всего тридцать фрегатов.

Однако и угрозы Рэйлин были не вполне объективны. В конце концов, ее боевые фрегаты не шли ни в какое сравнение с императорским флотом. Восемьдесят фрегатов выглядели внушительно, но не имели на борту десанта. Людей хватало только чтобы выставлять дозоры и обслуживать корабли. В конце концов, корабли эти были, дэ-факто, грузовыми судами. Если наводнить их войсками, как вести золото?

Флотилия была грозной, но не слишком-то боеспособной.

Но и такая флотилия все же не на шутку запугала островитян. Даже страх перед Роландом в старину был не так велик. Ведь если осуществится то, что предрекла Рэйлин, и все поселения от Острова Жрецов до владений Империи будут истреблены, невозможно будет попросту созвать совет племенных старейшин.

Возникнет огромное количество самозванцев, и каждый захочет занять место племенного старейшины.

Вечером того же дня все южане коллективно забили весь свой скот и собрали столько плодов, сколько смогли, и снесли все к лагерю завоевателей, попросив лишь не призывать войска Империи.

Но те, кто выступал за войну с заморскими гостями, были упрямы. Их предводитель покинул собрание старейшин и отозвал соплеменников. Все говорило о том, что одно из племен встало на тропу войны.

Наблюдая за происходящим, Рэйлин уже тайно вынесла приговор аборигенам.

Все дальнейшие события настолько прославили безжалостную воительницу, что даже сам Двэйн, узнав об этом, именовал ее Славной воительницей.

Сперва Рэйлин оставалась сторонним наблюдателем распрей и междоусобиц в среде племенных старейшин. Незаметно для всех, она со своим отрядом возвратилась на корабль, и к вечеру того же дня собрала воедино всех, кто мог держать оружие в руках. Собранный отряд в восемьсот человек явил собой армию самонадеянной воительницы. Погрузившись на два суденышка, войско под покровом ночной темноты обогнуло остров Жрецов и исчезло…

Через три дня пути, двигаясь лишь ночью, Рэйлин полностью обогнула остров, после чего совершила молниеносную высадку и внезапно атаковала готовящееся к войне племя. Благодаря молниеносности атаки, а также явным преимуществам в вооружении и защите налетчиков, буквально за одну ночь противоборствующее племя было разбито наголову.

Перебив около десяти тысяч человек и обезглавив тысячу воинов, Рэйлин до тла сожгла поселение, после чего, не медля ни минуты, направилась с отрядом из пятисот лучших солдат вглубь острова, сея страх, смерть и разрушение на своем пути. Племя, некогда вставшее на тропу войны против Лин, было попросту истреблено в столь короткое время.

Командуя войсками впервые, Рэйлин, однако, четко знала одну из важнейших заповедей военного мастерства: «На войне главное – стремительность» всякое поселение аборигенов, попадавшееся на пути Лин, попросту сметалось стремительным налетом, который не позволял аборигенам организовать оборону и не оставлял шансов выжить. За один марш, не останавливаясь на ночлег или привал, Рэйлин уничтожила два небольших племени и сильно потрепало одно крупное племя. Старейшины племен были обезглавлены.

Конечно, в рядах войска Рэйлин к тому времени тоже не хватало многих… однако она была уверена, что эти потери оправданы.

Ужасные вести долетели до центрального островного поселения, где старейшины племен остолбенели и не знали, как поступить.

Молниеносные рейды Рэйлин обескуражили племенных старейшин. Верховный жрец, в свою очередь, хоть и горько сожалел о происходящем, однако же все-таки был шпионом Рэйлин…

Вернувшись с оставшимися в живых людьми на корабли, Рэйлин более не помышляла о вылазках, а также отправила на совет племен гонца с отрубленными головами трех некогда воинствующих вождей и посланием от Рэйлин: «Отныне, или вы платите дань, или мы ложимся на обратный курс!», дав аборигенам три дня на размышления.

Эти три дня принесли колоссальные изменения на остров. Оставшиеся в живых старейшины благодаря страху смерти и козням верховного жреца были охвачены страхом и паникерством, примкнув к кругу пораженцев.

Те же, кто еще ратовал за войну, оказались в немилости у собственного народа, но стремились собрать войска и отомстить. Узнавая все больше и больше, Двэйн слушал все с большим одобрением.

«А потом… — Рэйлин недоуменно приподняла брови. — Потом. Естественно, началась война. Около двадцати племен, некоторые из которых насчитывали десятки и сотни тысяч воинов».

Дело в том, что жестокость Рэйлин и шпионаж Верховного Жреца сделали свое дело, однако конфликт моральных устремлений все же вызвал ту ситуацию, когда весь народ поднимается и приступает к отчаянному сопротивлению.

Однако же отсутствие должного вооружения и тактических знаний обрекло их на полное поражение.

Оставить комментарий