Глава 354.2. Вы наступили мне на ногу (часть2)

Ответ Габриэля вогнал усиленно споривших родственников графа в совершенный ступор. Однако, наблюдавшие за собранием, но предпочитающие отмалчиваться аристократы вмиг сообразили, что на этом дело так просто не закончится, и на их лицах заиграли довольные улыбки.

Хотя присутствующие на заседании разделились на две противоборствующие фракции, однако, с точки зрения реального положения дел, последователи графа Раймонда оставили политическую карьеру только вследствие поражения государственного переворота, но в целом талантом и осведомленностью в делах такого рода они намного превосходили оппозицию. К тому же, большинство представителей оппозиции были коренными жителями равнины, то есть всего-навсего местными богачами. Делами клана уже давно заправляли именно те, поддерживавшие графа Раймонда аристократы. После поражения переворота им был нанесен тяжелейший удар, поэтому в расстановке политических сил в клане произошли некоторые изменения.

С какой стороны не посмотри, прямые наследники графа Раймонда составляли элиту клана Роулингов, а потому в их глазах представители оппозиционной фракции были не более чем зажиточными землевладельцами.

— У тебя нет возражений на этот счет, мой дорогой брат? В таком случае мы можем смело заключать договор. На мой взгляд, в любом деле важна договоренность, зафиксированная на бумаге.

Подумав, маг добавил:

— Предлагаю поступить следующим образом. Давайте набросаем черновик соглашения, и каждый поставит под ним свою подпись, что он согласен назначить этих двух господ временно исполняющими обязанности главы клана Роулингов. Что касается срока, то я думаю, четырех лет вполне достаточно, так как по истечении этого срока мой брат уже достигнет совершеннолетия.

Четыре года.. Подумав, оппозиционеры решили, что этого времени вполне хватит, чтобы извлечь для себя некоторую выгоду.

Очень скоро, соглашение было подписано. Намеренное молчание Габриэля привело к тому, что никто из родственников графа Раймонда больше не решался выступить против, поэтому им невольно пришлось поставить на бумагах свою подпись…

В это время, Двэйн неожиданно спросил:

— За эти четыре года возможна ли смена исполняющих обязанности?

— Нет, это недопустимо, — громко вскричали оппозиционеры.

— Вы в этом уверены? — переспросил Двэйн.

— Абсолютно! — настаивали они.

По их мнению договоренность уже была достигнута, и оба их кандидата получили огромные политические и военные полномочия, поэтому пункт о возможной смене исполняющих обязанности главы рода был им совершенно не выгоден.

— Но если вдруг возникнут некоторые непредвиденные обстоятельства? — нахмурился Двэйн. — Неужели и в этом случае нельзя выбрать новых лиц?

— Нет, даже в этом случае смена недопустима!

— Хорошо, — казалось, в этот момент Двэйн готов был идти на уступки.

Очень скоро все присутствующие на собрании сорок четыре представителя клана Роулингов поставили под договором свои подписи, и поклялись ни при каких обстоятельствах не нарушать его условий.

Когда все формальности были исполнены, выражение лица Двэйна было по-прежнему дружелюбным, хотя многие ожидали, что он выкажет некую неудовлетворенность или же вовсе выйдет с собрания расстроенным. Вопреки этому, разочарованными как раз оказались члены оппозиционного блока.

Неужели Герцога Тюльпана совершенно не интересует богатство клана Роулингов?

Да, должно быть, именно так. В конце концов, он уже получил титул герцога и провинцию в управление, да к тому же, ходят слухи, что он весьма разбогател на торговле. Зачем ему доходы клана Роулингов, если, заручившись поддержкой принца-регента, он теперь и так был очень влиятельным человеком в Империи.

Размышляя в таком духе, землевладельцы постепенно успокоились.

Двэйн был настроен весьма дружелюбно по отношению к участникам собрания. Он был со всеми крайне обходителен, и даже лично подошел поздравить двух выбранных кандидатов и пожал обоим руку. Никто не заметил в нем ни капли враждебности.

— Господа, прошу вас впредь со всем усердием помогать моему брату. Желаю вам успешной работы… Успешной работы! — тон, с которым он обратился к двум аристократам, застал их врасплох.

Двэйн даже лично помог сэру Дирку отодвинуть стул от стола, а затем, указывая на место подле Габриэля и улыбаясь, вежливо сказал:

— Раз ваше положение в клане изменилось, то теперь Вам не стоит более сидеть здесь. Прошу Вас сесть во главе стола, то место более соответствует вашей должности.

Сэр Дирк покраснел. Хотя предложение Двйэна заставило его почувствовать себя весьма неловко, но все же договор уже был подписан, и все присутствующие не имели к его содержанию никаких возражений. Поэтому отклонить приглашение герцога он теперь никак не мог. Даже если впоследствии его за это осудят, тем не менее, в этом его поступке был смысл.

Воодушевленный почтительностью, которую проявил к нему Двэйн, сэр Дирк кивнул и вежливо поклонился, однако маг заметил искру жадности, вспыхнувшую в его глазах.

Аристократ глубоко вздохнул и гордо направился к месту подле Габриэля.

Внезапно послышался грохот, а вслед за ним отчаянный крик.

В тот момент, когда сэр Дирк направился к своему креслу, с боку из-под стола высунулась чья-то нога, и аристократ, не заметив ее, тотчас запнулся и упал лицом вниз, растянувшись на полу. К счастью, он успел повернуть голову в сторону, иначе наверняка лишился бы всех своих передних зубов.

Шатаясь, сэр Дирк встал и оглянулся в поисках того, кто отколол с ним такую шутку. Им оказался никто иной, как Герцог Тюльпан, который за секунду до того одарил его почтительной улыбкой.

— Что же это такое, Ваша Светлость! — в гневе воскликнул сэр Дирк.

Двэйн, казалось, весь вытянулся, от его дружелюбной улыбки не осталось и следа. Взгляд его помрачнел.

— Вы наступили мне на ногу, — ледяным тоном произнес он.

Сэр Дирк остолбенел и про себя подумал:

«Что значит наступил? Ведь это ты поставил мне подножку! Что за перевирание истины… Должно быть, этот парень никак не может смириться со своим поражением, а потому сейчас зол на весь мир. Но разве вымещать свою злобу таким образом — не бессмысленное занятие? Ребенок, он действительно еще ребенок!»

— Да ведь это Вы… — начал было сэр Дирк, но тут же осекся.

Он только что потерял лицо из-за глупой выходки этого юнца, но дела политические были важней, и ему вовсе не хотелось ссориться с ним из-за таких пустяков. Крепко сжав зубы, он, с трудом сдерживая гнев, процедил:

— Извините, герцог, это я по неосторожности наступил Вам на ногу.

Он уже хотел было отойти, как Двэйн сжал его плечо и с силой потянул назад. Глядя ледяным взором ему в лицо, он отчетливо произнес:

— Вы наступили мне на ногу.

Сэр Дирк совершенно растерялся. Все присутствующие с недоумением глядели на Двэйна.

— Мне все равно, какие у вас там законы, — медленно начал он. — У меня тоже есть свои! Согласно моим, герцога Рудольфа, законам, оскорбивший меня должен понести наказание! Сэр Дирк, я требую, чтобы Вы немедленно извинились передо мной. Сейчас! Тут же! Немедленно! Встаньте передо мной на колени и вытрите мне ботинки!

Собравшиеся были потрясены.

Сэр Дирк всего лишь нечаянно наступил герцогу на ногу. Неужели за это нужно ставить человека на колени и заставлять чистить обувь? Ведь он тоже аристократ, и требовать с него такое было просто непозволительно!

К тому же, все прекрасно видели, как Двэйн намеренно подставил ему подножку.

— Герцог, Вы, кажется, хотите скандала, — угрожающе процедил сэр Дирк.

— Я не люблю повторять дважды. Вы сейчас же встанете на колени и протрете мне ботинки, — взгляд Двэйна буквально сверлил противника насквозь.

— У меня тоже есть свои законы! — не уступал сэр Дирк.

— Да, у Вас они есть, — кивнул Двэйн, а затем продолжил. — Но наступив мне на ногу, Вы глубоко оскорбили мою честь, как, собственно, и славу и достоинство моей фамилии. Тогда, уважаемый сэр Дирк, я, Герцог Тюльпан, от имени своего рода выдвигаю Вам одно справедливое требование.

Сказав это, Двэйн снял с рук свои белые перчатки и бросил их в лицо аристократу.

— Я вызываю Вас на дуэль.

Оставить комментарий