Глава 362. Волчонок

В это время в степях творилось что-то совершенно невообразимое.

Владыка Степей скоропостижно скончался, два его любимых сына были убиты. Все это привело к тому, что прежде сплоченный двор вмиг распался.

За какие-то десять дней в степях резко объявилось целых пять новых «Владык Степей», и их с каждым днем становилось все больше и больше.

Это случилось потому, что предыдущий Владыка перед своей смертью не назначил себе преемника, а его оставшиеся в живых сыновья вмиг сбросили с себя маски примерных и почтительных служителей народа и вступили в кровавую междоусобную борьбу за престол.

А в течение четырех дней после смерти Владыки несколько десятков тысяч всадников, собравшихся возле его шатра, устроили настоящую резню. Сабли кавалеристов, обученных сметать и крушить врага, теперь обрушились на своих же соплеменников, их лошади давили копытами трупы своих же однополчан.

Целых четыре дня над степью раздавались отчаянные крики, вопли ужаса и лязг окровавленных мечей. Наконец, несколько наиболее слабых сыновей Владыки были устранены, а подчинявшиеся им племена были завоеваны четырьмя оставшимися сыновьями, располагавшими более сильным войском. Совершенно выбившись из сил, они, наконец, прекратили побоище.

Поле вокруг резиденции Владыки было сплошь залито кровью. Всюду виднелось бесчисленное количество изуродованных трупов, погоревшие знамена и шатры, из которых валил густой черный дым. Святая земля степных народов за короткое время превратилось в поле смерти.

Четырехдневное побоище привело к тому, что некогда самое мощное степное племя понесло огромные потери. Четверо сыновей Владыки наконец согласились прекратить кровавые распри. Когда первый из них отдал приказ к отступлению, остальные трое тут же последовали его примеру.

Их войска совершенно выбились из сил, и каждый из братьев понял, что сейчас ему не под силу одолеть своих противников, поэтому лучшим решением в такой ситуации было отступление.

После их ухода резиденция, в которой некогда вовсю кипела жизнь, превратилась в безмолвную братскую могилу. После окончания битвы ни у кого не осталось ни физических, ни душевных сил прибрать поле и захоронить всех погибших согласно установившимся обычаям. Поэтому теперь это была просто выжженная земля с брошенными на ней трупами.

Привычная жизнь некогда процветающего племени была нарушена, а его население значительно поредело. И, конечно, это тотчас привлекло внимание амбициозных честолюбцев.

Обычаи степных народов значительно отличались от традиций жителей Империи Роланд. У горячих воинственных кочевников не было понятия передачи титула по наследству, они лишь верили в торжество силы и власть оружия. Поэтому титул Владыки Степей никогда не передавался от отца к сыну. Которое племя было сильней, то и властвовало в степях, и его старейшина автоматически признавался властелином всех остальных народов.

Племя прежнего Владыки Степей было самым могущественным из всех. Его население составляло несколько десятков тысяч человек, и оно на протяжении многих дет удерживало за своим вождем титул Владыки и право владеть большой резиденцией. После событий четырехдневной войны племя оказалось на грани гибели, потеряв более четырех тысяч высококлассных бойцов. Кроме того, во время начавшейся междоусобицы, огромное количество мирных жителей и голов рогатого скота было уничтожено выходцами из других племен.

В итоге, когда сыновья Владыки поссорились между собой, обессиленное племя раскололась на четыре части.

Принцы покинули свои прежние стоянки, и это означало, что некогда самому сильному племени степей пришел конец.

В течение десяти дней вожди всех остальных небольших племен получили по четыре письма, написанные кровью на бараньей коже. На таких свитках обычно писались приказы Владыки Степей.

Все эти письма были, несомненно, отправлены четырьмя братьями. Они объявляли свою независимость от вновь провозглашенного Владыки и призывали остальные племена собирать войска и покарать бунтовщиков.

Разумеется, под так называемыми «бунтовщиками» подразумевались собственные братья.

Только самые мелкие и слабые племена послушались этого приказа. Точнее, они вынуждены были подчиниться принцам, поскольку находились неподалеку от захваченных ими территорий.

Однако, большинство племен, к величайшему изумлению принцев, предпочли проигнорировать их воззвания. Вожди некоторых относительно независимых племен, узнав о раздоре между братьями, приказали избить посланников плетьми и с позором изгнать из стана. В это время по степи пошли толки о том, что должность Владыки Степей должна быть выборной. Раз Великий вождь умер, то новый вождь должен выбран путем голосования за выдвинутые различными племенами кандидатуры. Поэтому приказы принцев никем всерьез восприняты не были.

Некоторые племена тут же снарядили несколько отрядов бойцов, но не для того, чтобы помочь братьям, а чтобы разграбить те народы, которые не могли оказать должного сопротивления.

Все это было похоже на львиный прайд. Самый сильный, самый старый лев умер, в результате грызни за право быть лидером четыре молодых льва были тяжело ранены. Когда они наконец восстановили свои силы, вокруг уже бродили стаи кровожадных шакалов.

Так обстояли дела в степи.

Хань Муе был братом скоропостижно скончавшегося Владыки Степей. Во время его правления он был главным вельможей при дворе вождя, его доверенным лицом и советником. Кроме того, Хань Муе был хорошо знаком с культурой жителей Империи Роланд, в среде аристократов его даже прозвали «единственным образованным человеком в степи».

Конечно, в ходе «мирных переговоров» двора с Герцогом Тюльпана, авторитет Хань Муе среди кочевой элиты значительно повысился.

Когда началась междоусобная война, этот умный политикан быстро сориентировался в сложившейся обстановке и отверг все предложения родственников Вождя о помощи и поддержке и этой же ночью поспешил покинуть двор, захватив всех членов своего племени и подчинявшихся ему отрядов. При этом ему даже пришлось оставить в стане свое стадо баранов.

Прагматичный Хань Муе быстро сообразил, что очень скоро в стане Вождя начнется настоящая резня, поэтому оставаться в нем более было нельзя — либо будешь сразу убит, либо захвачен в плен, а потом зверски умерщвлен.

Как показали дальнейшие события, он принял правильное решение. В течение четырех дней большая часть населения племен, остановившаяся в стане на праздник, стало пушечным мясом для алчных родственников Вождя, и они вместе со своими вождями были жестоко убиты .

Хань Муе вместе с десятитысячным племенем пять дней скитался по степи. Силы людей были на исходе. На пятый день они, как назло, набрели на отряд Салах ад-Дина.

В его отряде было ровно десять тысяч отборных солдат, каждый из них был одет в высококачественную броню, которую в Империи обычно закупали войны очень высокого уровня, а также носил за поясом саблю из превосходного несгибаемого ни под каким давлением железа. Кавалеристы точно призраки возникли перед вконец измотанным отрядом Хань Муе.

Они ехали в полной тишине, что наводило на людей еще больший страх.

Вскоре из отряда Салах ад-Дина прибыл посланец и передал Хань Муе сообщение, которое звучало так:

«Дядя, или Вы последуете за мной, или умрете!»

Хань Муе посмотрел на людей, стоящих позади него. Его племя небольшое, всего то тридцать тысяч человек, а тех, кто умел держать оружие в руках, было не больше десяти тысяч. К тому же, утомленный переездом, они сейчас явно не в состоянии были дать достойный отпор неприятелю, который, казалось, тщательно подготовился к столкновению и заранее поджидал их на этом месте… Умудренный опытом, Хань Муе понимал, что двух атак такого отряда хватит, чтобы разбить его обессиленное племя.

Но главным было то, что Хань Муе прекрасно понимал, что он вовсе не военный. в отличие от большинства степных людей. Кроме того, он не очень любил решать проблемы с помощью оружия, гораздо лучше ему удавалось измышлять хитроумные планы. Поэтому, во времена предыдущего Владыки Степей, он большую часть времени проводил за составлением планов.

Хотя его братья верили ему, но остальные полководцы не слишком его жаловали. А поскольку он не обладал репутацией воина, то среди его подчиненных полководцев не было.

Хань Муе задумался, и в его голове родилась блестящая идея.

— Бросайте оружие!

Хань Муе снова встретился с Салах ад-Дином, этим своими низкородным племянником. Увидев выражение его лица, он тотчас понял, что его характер за это время совершенно не изменился.

Суровый. Коварный. Безжалостный…

Это и есть тот человек, который во дворце полазал перед Владыкой и целовал ему ноги?

— Впредь ты будешь следовать за мной. Я могу, как мой отец… Нет, я буду гораздо больше, чем этот старикан, доверять тебе.

Это была первая фраза, которую при встрече сказал Салах ад-Дин своему дяде.

Старикан…. Хань Муе не был глуп, поэтому по тону его речи он сразу почувствовал неприязнь племянника по отношению к себе. Если вспомнить все его поступки, а также ту красавицу, которая пожертвовала собой ради него, то все вставало на свои места.

Разве еще нужны какие то объяснения?

Озлобленный волчонок… А ведь он еще мог терпеть!

Простой вопрос, твердый голос, превосходные манеры.

Хань Муе про себя глубоко вздохнул… Похоже, этот волчонок действительно умеет владеть собой.

И все же, несмотря ни на что, разве есть у него выбор?

Его народ уже готов был добровольно сдаться Салах ад-Дину с его отборными всадниками, однако, пока Хань Муе еще мог удержать их от этого шага. Его войны уже давно опустили оружие, их ряды пришли в беспорядок. К тому же, всем сразу стало ясно, что за этими великолепно снаряженными кавалеристами непременно стояла какая-то очень влиятельная персона, и скорее всего, из Империи. В противном случае, где бы они смогли достать такие качественные доспехи?

Молчание Хань Муе вызвало у Салах ад-Дина недовольство, поэтому он тихим голосом напомнил ему о своем присутствии.

— Дядя, помню, ты как-то учил меня, что проявлять нерешительность — не такая уж хорошая привычка.

Его слова оставили неприятный осадок на душе у Хань Муе. Он поднял голову и, посмотрев на племянника, рассмеялся.

Он наконец решился. Неважно, кто был тот человек, что помогал Салах ад-Дину, сейчас он был загнан в угол, и если он твердо намерен цепляться за жизнь, то выбора у него по сути не было.

Надо признать, что в такой ситуации Хань Муе поступил весьма разумно. Он поднял руки над головой ладонями вверх, а затем, опустив голову и встав на колени, с уважением сказал:

— Уважаемый властелин бескрайних степей, повелитель всего кочевого народа… Я, Хань Муе, выражаю искреннее желание перейти на Вашу сторону. Я буду соколом на Вашем плече, конем в Вашем табуне, кнутом в Ваших руках, саблей в Ваших ножнах… Ваша воля для меня закон!

Салах ад-Дин пристально посмотрел на своего дядю, «единственного образованного человека в степях».

Он остался доволен его послушанием, а затем напрямую спросил:

— Дядя, можешь ли ты в сложившейся ситуации предложить мне какой-нибудь стоящий план?

На западе степей племен и их скота с каждым днем становилось все больше и больше. На пастбище собралось более двадцати тысячи людей, включая четырех принцев, величающих себя «Владыками Степей», и несколько десятков следовавших за ними племен.

Кроме того, неподалеку от них разбили свой лагерь еще три относительно крупных племени. Среди них всадников при оружии был не меньше пятидесяти тысяч, и все алчно поглядывали в сторону шатров небольших племен. Конечно, внешне они признали покровительство новых владык, но в их войско не вступили, а выжидали, кочуя неподалеку.

Те племена, которые проживали еще дальше от них, также пришли в движение.

Четыре принца твердо придерживались избранной ими тактики действий, но к сожалению, никаким сколь-нибудь выдающимися качествами и способностями они не обладали. Им явно не хватало умения просчитывать свои действия наперед, к тому же, их высокомерие возрастало вместе с их запросами, поэтому они не заметили, что в ходе междоусобной войны их племена потеряли прежнюю силу и влияние среди степных народов.

Титул Владыки оказался для них вовсе не таким стабильным, как им хотелось бы. «Указы», направленные ими в различные племена, не дали никакого результата, и лишь самые мелкие племена согласились последовать им. Кроме того, многие под видом подчинения вынашивали весьма коварные замыслы.

Только сейчас принцы стали понимать всю сложность своего положение, но обратного пути у них уже не было. Они вынуждены были продолжать войну, ведь если сейчас они ослабят свое давление, то очень скоро будут задавлены другими.

Сейчас у всех четверых был только один путь: уничтожить оставшихся трех братьев и переформировать свою армию и население. Только так можно было обеспечить свое дальнейшее существование.

Конечно, кое в чем им пришлось действовать по аналогичной схеме, отправив своих наиболее смелых посланцев, которые, сев на самую быструю в племени лошадь, отправились к подножью Большой Снежной горы просить встречи с великим, всемогущественным Королем шаманов.

В такие непростые времена только заручившись поддержкой Короля шаманов, можно было прочно усесться на степной престол.

К величайшему сожалению принцев, от посланников уже много дней не было никаких вестей, и это очень сильно беспокоило их и только увеличивало ненависть в их душе.

Но однажды вести, наконец, пришли.

В это время четыре «степных владыки» получили по тайному письму, которые им доставили в шатер, пустив в него с дальнего расстояние остроконечную стрелу.

Развернув сверток, четыре принца увидели, что это было «письмо о капитуляции»!

Оставить комментарий