Глава 367.1. Кто сказал, что ров невозможно вырыть позади (часть 1)?

Стоит признать, произошедшее в зале совета во время совещания несколько шокировало Ругаарда

В том приказе о переброске указывался боевой путь на восток, после чего войскам приписывалось повернуть на север. Армия должна была проделать маршрут в указанные сроки. Никто поначалу не мог поверить, что Руугард примет этот «приказ».

Иными словами, принц-регент уже смог заставить Руугарда подчиниться, не оставив и следа от его силы и решимости. Поэтому, хоть поначалу Руугард и воспротивился указу, но государь пригрозил распоряжением о приходе новой армии и «Усмирении» бунтовщиков.

Во всяком случае, по законам воинской чести, центр империи являлся высшим командным пунктом, и это правило восходило к глубокой старине. Поэтому, когда письменный ответ передали ко двору Императора, то все придворные командующие не могли поверить своим глазам и думали, что это ошибка. Неужели Ругаард так легко сдался?

Бывшая головной болью всего имперского двора вот уже двадцать лет Северо-западная армия оказалось столь легко решаемой проблемой? Собиравшиеся на протяжении года войска из отборных воинов остались абсолютно без всякой работы. Тем не менее, совершенно не исполняющий свои обязанности престарелый военный министр Лаобустер все ходатайствовал за решение вопроса военным путем. Военный министр хоть и был стариком, но все еще обладал внушающим красноречием, и посему достаточно скоро издал приказ и отправил в расположение Северо-западной армии. В письме содержалось указание немедленно доложить Императорскому двору о происходящем, а также указание в течение десяти дней лично явиться во дворец! Старик военный министр неприятно ворчал, полагая, что такой расклад дел может поставить всех в тупик.

— Что ж, Руугард, может ты и провернул что-то со своей армией, но сможешь ли ты в одиночку явиться в императорский дворец? Если ты не изволишь явиться, то будешь объявлен изменником!

— Используем возможности совета магов, это наискорейший способ доставить приказ к месту назначения! — заключил старик, закончив рассказ.

Он с улыбкой посмотрел на Камисилио, очень вежливо сказав:

— Господин Камисилио, попрошу Вас передать все доклады об этом деле лично его величеству Принцу-регенту. Когда ситуация осложниться, Его Величество с нами согласиться.

Как и предполагал военный министр, ответ Ругаарда пришел мгновенно. В ответе говорилось о движении войск на север, и о том, что военные вопросы совершенно сбили его с толку. В письме говорилось о просьбе отсрочить визит ко двору Императора. Впоследствии военный министр написал крайне резкий ответ, говорящий о крайней необходимости скорейшего прибытия Ругаарда ко двору. В противном же случае, как говорилось в письме, карательные войска уже стоят меньше чем в ста ли к Югу, а также об отборной гвардии, стоящей на востоке. Складывалось впечатление, что Северо-западная армия окружена. С запада поджимали войска Двэйна Роулинга, с юга – генерал-губернатора Бохана. С востока теперь грозила имперская гвардия. Но на северо-востоке стоял всего лишь Ураганный легион, и то лишь его часть.

Конечно же, всем этим переброскам по всему периметру есть лишь одно «объяснение» — весенние учения. Конфликт Руугарда с остальным командованием затянул процесс обмена письмами с Двэйном, и письмо от Руугарда оказалось на столе Двэйна только только через пару часов. Спасибо магической технологии мгновенной доставки писем, притом Двэйн был одним из основателей данной технологии. Ведь Двэйн некогда окончил магическую академию. Принц-регент никак не мог принять единого решения о том, как же поступать с Северо-западной армией, а военный министр был уже сумасбродным стариком, к тому же, первоначально он был гражданским чиновником. Поэтому Двэйн, почуяв скорый выигрыш, стал единолично заниматься данным вопросом, наладив контакт с Руугардом. У Двэйна были свои идеи касательно этого славного воинства…

— Вот же хитрец этот Руугард! — Сказал Двэйн, дочитав отказ Руугарда от приезда.

Это был единственный, но разумный предлог. Но внезапно, Ругаард выкинул еще один не менее неожиданный фокус. Как доложила разведка, Руугард все же принял приказ центрального командования. Более того, через день он и вправду собрал двести конников и двинулся в путь. Всего двести конников! Даже Двэйн не на шутку изумился этой новостью. Благодаря магической почте, письма долетали мгновенно, но всеже вся эта партия выглядела необычно. Покинув свою крепость, Руугард пересек заставы императорской гвардии. Он что, сумасшедший? Во всех городках и провинциях, которые пересекал Руугард, он провозглашал себя почетным имперским командиром. Рыскающие по этим провинциям и городкам имперские разведчики мгновенно доносили обо всем императорскому двору.

Старый министр уже три дня подряд получал известия о том, что Руугарда с войском видели в таком-то городе. Все шпионы как один говорили, что собственными глазами видели самого Руугарда. Был вскоре извещен и весь высший совет императорского двора. Ударить или не ударить? Многие из чиновников ратовали за быструю атаку:

«Пока тигр вышел из логова – схватить его! Ведь с ним всего двести воинов! Пленим его – и обезглавим всю Северо-западную армию!»

Но это предложение вскоре было отвергнуто. Казалось бы, Ругаард сам идет в мышеловку. Вскоре разведчики выудили и сведения о лагере Северо-западной армии. О том, что войска уже покинули крепость вслед за предводителем на север. Однако, согласно разведке Ураганной армии, часть войска усе же отсутствовала.

Обоз с оружием, снаряжением и лошадьми покинул лагерь. Складывалось ощущение, что Руугард и вправду покорился воле государя. Ни военный министр, ни весь императорский двор не знали, что им стоит делать в данной ситуации. При условии, что все войска и обоз Руугарда будут вновь переведены под начало имперского двора, Руугард мог бы получить значительный пост при дворе. В противном же случае его ждала кара, как изменника престолу.

Весь имперский двор совершенно не представлял, как следовало вести себя с такой силой. Первоначальным решением был приказ Северо-западной армии оставаться на месте и ждать дальнейших указаний. Двэйн же, узнав об этом, лишь крепко выругался и разорвал послание.

— Этот военный министр старый слепец? А Вы, Принц-регент, как я погляжу, не менее сумасбродны? Что за человек этот Руугард? Как вы можете так легкомысленно обращаться с ним? Что ж, Руугард, меня, Двэйна, ты не проведешь!

Получив приказ, Двэйн сразу же покинул свою ставку в Лоулани и направился к границе провинции. В лагере герцога Тюльпана находилось двадцать тысяч собственных солдат и офицеров, а также пятьдесят тысяч свеженабранных воинов молодого возродившегося герцогства Роулинг.

— Чего уставился? — сказал Двэйн, бросив быстрый взгляд на Филиппа. — Весь имперский двор оказался обманут.

Филипп, заслуженный Ланьхайский академик, ответил:

— Сейчас я лишь надеюсь, что Руугард выберет нас в качестве направления атаки! Если Северо-западная армия вопреки приказу оставаться на месте прорвет окружение, то командиры окрестных армий подадут сигнал генерал-губернатору Бохану!

Двэйн задумчиво посмотрел в окно:

— Хотелось бы, чтобы все случилось не слишком поздно. Я тоже надеюсь, что Руугард ударит именно сюда.

Филипп выглядел подавленным. Второго февраля 964 года, этот день войдет в историю благодаря человеку, начавшему грандиозную междоусобицу. Когда гонец Ругаарда причалил на своем челноке к берегу Синего канала, толпы зевак вздохнули с тревогой, ожидая объявления войны.

Предводитель Ураганной армии генерал Андрэ, гвардейцы императора и весь столичный гарнизон вздохнули с облегчением, полагая, что Руугард подчинился воле Регента. На самом же деле, лишь один дивизион Северо-западной армии под надзором частей Ураганной армии медленно продвигался на север. Однако вскоре бывалый военный Андрэ заметил одну странность. В конце концов, Андрэ был одним из лучших имперских командующих. Он заметил, что после отправки на север, от Северо-западной армии отделился разведывательный отряд из двуста конных воинов. В сердце Андрэ стало закрадываться подозрение. И, несмотря на чрезвычайный риск, он решил отправить конный отряд наперерез Северо-западной армии, дабы разузнать, как обстоят дела на самом деле, проверив личный состав и обоз.

В мирное время подобные требования к отрядам военных расценивались бы как недопустимые, но, к всеобщему удивлению, воины Северо-западной армии согласились и на это, более того, совсем бех какого-либо сопротивления. Обоз был сплошь загружен фуражом, оружием и доспехами. Все и вправду говорило о том, что Руугард не собирался устроить ничего ужасного и передислоцироваться на север. Единственное же, что дало повод для беспокойства – командир этих держащих путь на север частей. В конце концов, это был императорский корпус, некогда крайне боеспособный. Солдаты Ругаарда слыли достойными воинами. Но командиром всего военного обоза почему-то был назначен какой-то толстяк. Его имя было Тоторо.

Разведка генерала Андрэ описывала Тоторо как совершенно не похожего на военного человека. Андрэ заподозрил обман. Ведь всегда при масштабных перебросках вперед должен был выезжать отряд из самых преданных воинов, ответственный за разведку и подготовку лагеря для идущих следом войск. Но этот Тоторо совершенно не соблюдал этих неписанных правил военной стратегии. Ругаард, конечно, был бунтовщиком, однако Андрэ не мог не признать, что он был и превосходным стратегом. И то, что он назначил командующим переброской такого болвана, никак не укладывалось в голове. Андрэ молниеносно принял решение.

— Преградить им путь!

Отправленная из Ураганной армии экспедиция за один день нагнали обоз Северо-западной армии и преградили им дорогу. Андрэ привел свои войска в боевую готовность и издал приказ разоружиться для Северо-западной армии.

Уже готовый к войне Андрэ был чертовски удивлен, когда Тоторо внезапно принял его просьбу. И вправду, вскоре двадцатитысячное войско сложило оружие. Пленив Тоторо, Андрэ долго допрашивал его, после чего впал в ужас. Ведь Тоторо, и вправду командующий этим войском, но он был лишь тыловым командующим. И идущие с ним на север люди — вовсе не основная ударная сила Северо-западной армии, а лишь тыловой резерв. Да и численностью войско не походило на армию! У Андрэ на лбу выступил холодный пот.

— Задержав Ураганную армию обманным маневром, Ругаард выиграл для себя пару дней! Немедленно! Доложить обо всем имперскому двору! — приказал Андрэ, пленив весь задержанный резерв Северо-западной армии.

Следующим его распоряжением было немедленно седлать коней и скакать к крепости Северо-западной армии. Даже сейчас генерал Андрэ был еще охвачен сомнениями.

Хотя время еще было, но генерал-губернатор Бохан, получивший известия, покрылся холодным потом! Вчера он получил то известие, от которого покрылся холодным потом. Когда отряд отборной конницы Северо-западной армии, вопреки всеобщим ожиданиям, объявился на юге, один из лучших оборонительных рубежей оказался прорван после первой атаки. Конница Северо-западной армии прорвала окружение в лице пехоты Бохана и не остановилась ни на один день, устремляясь к центру провинции Деза. Вскоре конница должна была стоять под окнами генерал-губернатора. Кроме как запрашивать поддержки, делать было больше нечего. Спасающиеся бегством дезертиры были охвачены паникой и возмущением, ведь никто из них не мог и осознать, в какую ловушку их загнал Ругаард. И теперь конница Северо-западной армии совершенно не испытывая трудностей обратила пехоту Бохана в бегство искусным маневром. Генерал-губернатор впал в отчаяние. Он отдал приказ открыть городские ворота и приготовился вступить в свой последний бой. Дабы не потерять лицо, Бохан вывел войска на поле боя, готовый вступить в смертельную схватку. Однако Северо-западная армия внезапно покинула поле битвы и отступила.

Оставить комментарий