Глава 374. Сибастер

Боеспособность армии Бо Ханя была действительно не велика. И Двэйн это сразу разглядел.

После полудня корпус столичной гвардии, наконец, перешел в наступление. Более десяти тысяч пехотинцев в тяжелых доспехах вышли на позиции, выставив вверх щиты и плотно прижав их друг к другу. Их построение издали напоминало черепаший панцирь, так что стрелы Северо-западной армии никак не задевали их. Гвардейцы подошли прямо ко входу в лагерь, так что армии неприятеля ничего не оставалось, кроме как открыть ворота, давая дорогу солдатам.

Однако моральные качества бойцов столичной гвардии не шли ни в какое сравнение с местным охранным корпусом генерала Бо Ханя.

Они получали самую высокую зарплату, питались лучшей едой, тренировались в особенно строгой обстановке. Их снаряжение и оружие было одно из самых качественных в Императорской армии.

К тому же, боевой дух Северо-западной армии уже был основательно поколеблен.

В течение часа войско Северо-западной армии три раза переходило в наступление у ворот лагеря, но гвардия успешно отражала их атаки. Вход в лагерь был постепенно завален трупами, но потери гвардейцев были ничтожны. Они изо всех сил старались сломить оборону противника и ворваться внутрь.

В этот момент в бой вступили маги Северо-западной армии.

С десяток магов одновременно вылетели из лагеря Северо-западной армии. Двое из них, специализирующихся на огненной магии, совместными усилиями развернули в небе огненного фламинго. Огромная птица возникла в небе и со свистом понеслась на врага. Горячая воздушная волна опалила ряды гвардейцев, и они начали спешно отступать, оставляя за собой на земле обугленные тела.

Затем еще несколько магов развернули ветровую магию, закрутив в небе ураган. Когда мощные порывы ветра ударили в щиты гвардейцев, тут же послышался оглушительный грохот. Бушующий вихрь сбивал солдат с ног и сдувал в разные стороны.

Не в силах оказать сопротивление, гвардейцы медленно отступали.

В ставке лагеря Северо-западной армии раздались одобрительные возгласы. Мощь, которую продемонстрировали маги, заставила солдат воспрянуть духом…

Но, к сожалению, надежда так же стремительно исчезла, как и появилась.

Из лагеря столичной гвардии тут же вылетело восемь силуэтов, и очень скоро они достигли поля битвы.

Увидев отделившиеся от гвардии силуэты, Двэйн невольно вздрогнул.

Это были императорские маги!

Да… принц-регент действительно знает, куда стоит вкладывать деньги…

Небо моментально стало боевым полем для магов. Двэйн решил не вмешиваться. Он стоял на вершине башни и внимательно следил за происходящем.

Теперь он был особенно силен. Получив от Байхэчоу крупицу его энергии, он почти разрешил все мучившие его ранее вопросы, связанные с постижением более мощной магии. Как будто он заполучил мощную энергетическую матрицу, благодаря которой скорость совершенствования его способностей многократно возросла.

В течение года его сила достигла восьмого уровня. Вот только он предпочел остаться в тени, не выделяться из толпы, к тому же, он больше специализировался на зельях. В этом не было ничего особенного.

Будучи магом довольно высокого уровня, он наблюдал за битвой между магами Северо-западной армии, чей уровень способностей был откровенно низкий, и заносчивыми императорскими магами, как за дракой маленьких детей.

Но, очевидно, силы были неравны. Понаблюдав некоторое время, Двэйн заключил, что маги Северо-западной армии непременно проиграют.

Действительно, через некоторое время огненные маги потерпели сокрушительное поражение. Одного ударила молния, вызванная императорским магом, и он осколками рассыпался по земле. Огненное фламинго тотчас исчезло. Один из императорских магов вытащил магический свиток и сотворил над гвардейским корпусом оборонительный щит, а затем призвал огненную магию.

Земля внезапно содрогнулась, и на ней появилось несколько огромных трещин. В них внезапно вспыхнул пожар. Одна из трещин разверзлась прямо на территории вражеского лагеря. Несколько солдат получили тяжелые ожоги. Над лагерем то и дело раздавались отчаянные крики.

Очень скоро из магов Северо-западной армии выживших осталось только семеро. Жертвовать своими жизнями ради армии им явно не хотелось, и они развернулись и стремительно унеслись прочь. В то же время, императорские маги жестами объявили о желании покинуть поле битвы.

Битвы магов издревле считались независимыми по отношению к основному сражению на земле. Если одна из сторон отступала, то другая, как правило, не преследовала их.

Битва магов окончилась поражением представителей Северо-западной армии. Императорские маги парили в небе, и через некоторое время они собрались вместе и вновь развернули магию. Двэйн почувствовал, что пространство, отделявшее их от земли, пришло в движение. Небо вмиг густо заволокло тучами…

Похоже, они собираются вызвать гром. Двэйн про себя крепко выругался. Однако он по-прежнему не хотел вмешиваться. Занимать выжидательную позицию для него сейчас было куда приятнее.

Но в этот миг со стороны Северо-западной армии внезапно донесся странный звук, похожий на рев какого-то магического животного.

Он становился все громче и громче. Внезапно в небе, среди темных туч, блеснула молния, и затем прогремел первый раскат грома.

Двэйн увидел, как из ставки лагеря Северо-западной армии в небо взлетел какой-то странный силуэт. Приглядевшись повнимательней, Двэйн увидел, что он был весь в крови, волосы на голове были взъерошены и спутаны. Человек кружился в небе и ревел.

— Сибастер? — удивился Двэйн и снова громко выругался. — Что за сволочь этот Лугао! Даже своего собственного сына превратил в скотину на убой. Что ты за демон такой бессердечный!

Сибастер взмыл в небо, его глаза были налиты кровью, точно у магического животного. Вдалеке несколько императорских магов в один голос наговаривало заклинания, готовясь выпустить гром…. Несчастные маги! На самом деле, Сибастер уже утратил человеческий облик и разум. Он был более похож на зверя, нежели на человека. Гуаделио, видя, что маги терпят поражение, не придумал ничего лучше, как пожертвовать его жизнью. Он вспомнил о его выдающейся силе, о том, что некогда он в одиночку сражался с золотистым драконом. Сейчас, когда он окончательно повредился рассудком, в нем еще осталась его прежняя физическая мощь, и он еще мог сопротивляться.

Похоже, Лугао и не надеялся, что сможет защитить его. Чем держать его в клетке, лучше дать ему достойно пасть в бою. Умереть, как настоящий генерал.

Почувствовав себя на свободе, Сибастер пришел в крайнее буйство. Но если его поведение сродни поведению магического животного, то он непременно захочет устроить драку, хотя возможно и сбежит.

Но сегодня, как нельзя кстати, императорские маги были одеты в красное!

Магические звери очень восприимчивы к красному цвету. Подобно быку, увидевшему красную тряпку матадора, Сибастер, увидев магов, не смог сдержать своего животного нрава.

Издав грозный рык и раскинув руки, он ринулся на них.

Императорские маги были людьми достаточно умными. Для магов правило: не вступать в рукопашный бой — являлось твердый законом. Заметив, что на них несется некое странное существо, они тут же вскинули руки, и перед ними тут же возникла огненная стена. Затем в воина полетели ветряные кинжалы.

Но Сибастер уже лишился рассудка, а потому не смог сообразить, как от этого всего увернуться.

Пламя обожгло его кожу, и он весь почернел и закричал от боли. Но он не понимал, куда от этого деться, а потому продолжал во весь упор нестись прямо. Кинжалы со свистом проносились мимо него, едва не разрезав его пополам.

Маги уже было хотели вздохнуть с облегчением, как вдруг лица и сделались мертвенно-бледными.

Он увидели, как Сибастер, закричав от боли, принялся с огромной скоростью увеличиваться в размерах. Раны его почти мгновенно зажили, обугленная кожа сползла, и он вновь принял свой прежний здоровый облик.

Императорские маги никогда не видели мгновенного восстановления. Даже если раненый пил святую воду или применял целительную магию света высокого уровня, то его восстановление проходило куда как медленней. Как могут столь тяжелые травмы зарасти так быстро?

Они еще даже не успели испугаться, как Сибастер уже возник прямо перед ними. Главным его преимуществом в битве была скорость. Теперь еще в виду его сумасшествия сил у него стало значительно больше, а потому, внезапно возникнув перед магами, он схватил одного из них за голову и с силой сжал ее…

Кровь брызнула во все стороны. Голова бедного мага разлетелась, точно гнилой арбуз, и его труп камнем упал на землю. Но Сибастер на этом не успокоился. Он схватил еще одного мага, который, не успев оглянуться, угодил прямо в лапы свирепого зверя.

Кажется, хватка Сибастера переломала ему ребра, но закричать он не успел — шею внезапно пронзила острая боль. Это Сибастер со всей ненавистью вцепился ему в глотку. Подобно осьминогу, он обхватил мага руками и ногами и точно хищник стал грызть его плоть. Изо рта мага потекла кровь. Испустив последний вздох, он с залитым кровью лицом с отчаянием в глазах посмотрел на парящих в небе магов.

Оставшиеся в живых маги перепугались не на шутку.

— Что за монстр!? — запаниковали они.

Один из них даже в страхе предположил, что это, должно быть, какое-то особенное магическое животное.

Оставшиеся несколько императорских магов одновременно вступили в бой. Двое из них тут же принялись читать заклинание, и магия оков с силой ударила в Сибастера. Его тело тут же напряглось, воздушные потоки принялись вращаться вокруг воина, связывая его по рукам и ногам. Один из магов, что был уровнем немного выше остальных, указал рукой на небо, и из нее вырвался черный туман, который тут же и превратился в копье.

Это был прием призрачной магии.

Двэйн, который по-прежнему стоял на вершине башни, испустил удивленный вздох.

Маг гневно выкрикнул что-то. Копье, вокруг которого вились черные вихри, полетел в сторону Сибастера. Воин был крепко связан и не мог пошевелиться. Острое копье на полной скорости вонзилось ему в грудь.

Из раны тут же брызнула кровь. Императорские маги облегченно вздохнули и с торжеством подумали:

«Ха! Наконец, убили это взбесившееся чудовище!»

Но вскоре им пришлось горько разочароваться в этом своем убеждении. До них внезапно донесся дикий вой. Сибастер каким-то образом умудрился притянуть мага, выпустившего стрелу, к себе и двумя руками схватить его. Затем он с силой дернул и разорвал бедного мага пополам.

Вмиг он был превращен в кровавое месиво. Но и на этом Сибастер не успокоился. Из его рук полилась сверкающая Доу Ци, и под ее давлением размокшее тело мага разорвало на мелкие кусочки. Если бы его родственники захотели похоронить его, то им пришлось бы собирать погибшего по частям.

Вот теперь императорские маги по-настоящему испугались!

Человек ли это? Даже магия его не берет; нанесенные ему раны вмиг заживают… Святая Богиня, неужели он бессмертный?

Сибастер, казалось, больше не собирался нападать. Он уже убил трех императорских магов, и хотя его «бессмертное» тело полностью восстановилось, но внезапно перестало ему подчиняться. Он вдруг почувствовал острую боль во всем теле. Он уже давно утратил способность адекватно оценивать реальность, однако инстинкт самосохранения у него остался до сих пор. Испустив громкий рык, он повернулся и стрелой помчался прочь…

Наблюдая издалека за всеми изменениями, происходящими с Сибастером во время боя, Двэйн невольно поразился.

Похоже, Сибастер стал еще сильней!

Когда в прошлый раз воин преследовал его, намереваясь убить, он еще не умел летать!

Увидев, как Сибастер стремительно покидает поле битвы, Двэйн пробурчал что-то себе под нос, а затем отдал приказ страже:

— Плотно закройте крепостные ворота. Будьте осторожны, не вступайте в бой!

Сказав это, он взлетел высоко в небо и полетел в ту сторону, куда только что умчался Сибастер…

«Нужно как можно скорее поймать его».

Увидев, что Двэйн бросился в погоню за воином, императорские маги с облегчением вздохнули.

Раз уж знаменитый на весь материк Герцог Тюльпан вступает в бой… Он ведь очень сильный маг!

Двэйн стремительно набирал скорость. Конечно, его магические способности далеко превосходили этих нескольких магов. Однако, хоть они и выглядели спокойными теперь, но все же Сибастер убил троих их товарищей, поэтому они втайне глубоко возненавидели его. Ни минуты не колеблясь, они помчались вслед за Двэйном.

Оставить комментарий