Глава 375.1. Эволюция (часть 1)

После того, как реальная мощь Двэйна достигла восьмого уровня, он еще ни разу ни с кем не сражался. Кроме того, совершенствование его магии проходило не так, как у других магов с материка. У него внутри была частица сил Байхэчоу, которая повышала как его способности в магии, так и боевые навыки, а также он знал особый метод изучения и практики Звездной энергии. Несмотря на то, что этот способ не давал ему возможности быстро стать специалистом в этой области, но у него было достаточно душевных сил для применения ее на высшем уровне. Что касается их количества, то в этом Двэйн несколько уступал большинству сильных и опытных магов, но, с точки зрения степени чистоты энергии и умения ею управлять, то тут Двэйн значительно опережал многих обычных магов, чему не в последнюю очередь способствовал его метод постижения Звездной магии.

Двэйн как-то втайне пробовал сгустить выпущенные им потоки энергии, и у него даже почти получилось превратить их в реальный предмет! Такой степени чистоты не достигла даже Вивиан, которая также обладала силой восьмого уровня.

Имея столь необычную основу, Двэйн мог не только лучше контролировал свою магию, но и острее ее чувствовать и быстрее реагировать на ее изменения. С тех пор, как Байхэчоу посмеялся над его способностью пойти на все ради личной выгоды и обозвал его «ни к чему не годным мусором, который умеет только подражать», Двэйн утратил веру в себя и постоянно сомневался в своих действиях. После этого случая он стал совершенствоваться с еще большим усердием, особенно старался как можно тщательней отработать технику использования «мгновенной магии», которую больше всего критиковал в нем Байхэчоу. Сейчас он уже с легкостью в доли секунды мог разворачивать простенькие заклинания.

Преследуя Сибастера по воздуху, маг был не настолько глуп, чтобы тратить свои магические силы на полет. Он вытащил из накопительного кольца летающую метлу нового образца, которая летала значительно быстрее, чем его предыдущая метла, и могла перевозить более тяжелые грузы.

Сибастер летел с бешеной скоростью, Двэйн всю дорогу висел у него на хвосте… Он очень хотел поскорее догнать этого негодяя, но уж слишком быстро он летел! Двэйна терзали сомнения. Он не видел Сибастера почти год, неужели за это время он успел усовершенствовать свою магию и боевые навыки в несколько раз? Ведь рыцари не умели летать… если только они не достигли святого уровня.

Двэйн был уверен, что Сибастер еще не достиг такой степени мастерства. Если бы воин был рыцарем святого уровня, то Лугао не стал бы его оставлять в пехоте и использовать, как пушечное мясо. К тому же, если бы Сибастер обладал столь мощной силой, то он бы без труда расправился со всеми этими императорскими магами и не стал бы сбегать от них.

Между ними по-прежнему сохранялось расстояние в сто ли. Они летели уже больше получаса и вот-вот должны были вылететь на поле битвы. Наконец, Сибастер начал постепенно сбрасывать скорость. Внезапно до Двэйна донесся его громкий вопль, и, спустившись на землю, он увидел, как воин шлепнулся на землю, но тут же вскочил и с бешеной скоростью помчался прочь.

Сибастер подумал, что ему дико повезло, что впереди оказался лес, и он тотчас устремился к нему, а Двэйн в недоумении смотрел ему вслед. Что за странное стечение обстоятельств? Почему им на пути снова попадается лес? Прямо как в тот раз…

Когда Сибастер погнался за ним, намереваясь убить, Двэйн дважды обманом заманил его в лес и жестоко проучил. В этот раз воин снова забежал в лес, вот только в этот раз они поменялись ролями, и догоняющим теперь был Двэйн. Подойдя к лесу вплотную, маг не торопился вступать в его пределы. Он отчетливо понимал, что если Сибастер спрячется в каком-нибудь темном укромном месте и неожиданно нападет на него… В конце концов, он всего лишь маг и вряд ли сможет отразить внезапное нападение рыцаря…

Подумав немного, Двэйн вытащил из-за пазухи черный хрустальный шар. Усмехнувшись, он произнес заклинание, и на кончиках его пальцев появились темные сгустки энергии, в которых появились прорехи и начали стремительно увеличиваться. Вскоре из них стали выпрыгивать воины-скелеты, а вслед за ними появилось два рыцаря, тела которых источали черный огонь. Это были Рыцари Смерти.

Эти живые духи были как куклы в его руках. Сначала Двэйн отправил их прочесать весь лес, а затем, приказав двум черным рыцарям следовать за ним, медленно вошел в чащу.

Этот лес был не слишком большим, к тому же, раннею весной его обитатели еще не проснулись после долгой зимней спячки. Ветви и листья засохли, на сучьях голых деревьев еще не свили свои дома птицы. Войдя в лес, Двэйн пригнулся к земле, тщательно выискивая свежие следы.

Его терзало смутное ощущение, что с Сибастером было что-то не так. Двэйн и подумать не мог, что его противник уже давно превратился в настоящего сумасшедшего.

Не пройдя и ста шагов, маг обнаружил следы ног на земле.

«Неужели Сибастер специально заманивает меня в лес? Отчего его следы такие явные? «- размышляя так, Двэйн и подумать не мог, что преследует настоящего безумца, который никак не мог построить столь хитроумный план.

В это время сердце Двэйна внезапно дрогнуло. Он только что отправил несколько солдат-скелетов на разведку, которые находились с ним в неразрывной энергетической связи. Сейчас он отчетливо почувствовал, как его сила откликнулась на чей-то призыв. Должно быть, скелеты наконец отыскали Сибастера, который уничтожил одного из них. Он тут же определил направление, откуда поступил сигнал, и стремглав бросился туда.

Пробежав влево несколько метров, он увидел большое дерево, а за ним Сибастера, который сидел на корточках и увлеченно смотрел на что-то. Он сидел спиной к Двэйну, но магу показалось, что воин словно держит в руках какой-то предмет. Его тело как-то неестественно дергалось, а плечи то и дело поднимались и опускались.

Двэйн поостерегся приближаться к нему. Негромким свистом он призвал двух темных рыцарей-призраков, которые тут же взмахнули своим мечом.

Сибастер, напуганный резкими звуками, тут же обернулся.

Теперь у Двэйна появилась возможность внимательно разглядеть воина. Он выглядел словно дикарь, с глуповатым видом озираясь по сторонам. Его наружность неприятно поразила мага. Когда он увидел, что воин сжимал в руках, сердце его невольно сжалось.

На руках у Сибастера лежал покореженный скелет, тот самый, которого Двэйн вместе с остальными солдатами-скелетами отправил прочесывать лес. Воин уничтожил его, но не выбросил, а прижал к себе его останки и принялся выгрызать у него грудь и живот.

Разумеется, на скелете не было ни мяса, ни крови, а потому рот Себастера был весь в порезах, из которых медленно сочилась алая кровь. Он поднял голову и в упор посмотрел на Двэйна. Глаза его блестели безумным огнем, и он принялся скалить зубы и рычать, а затем, размахивая руками и ногами, неожиданно бросился на него.

*Дзинь!*

Стоявшие рядом рыцари-призраки одновременно подняли меч и что есть сил рубанули по выставленным вперед рукам Сибастера. Их мечи были не слишком хорошо заточены, но от сильного удара на руках воина образовались глубокие раны. Когда жгучее дыхание призраков коснулось обнаженной плоти, послышался громкий треск, и две его руки вмиг отлетели в сторону.

Сибастер взвыл от боли и, подскочив к одному из рыцарей, с силой ударил его головой. В конце концов, он еще не растерял свою мощь, поэтому темный рыцарь отлетел в сторону и упал навзничь. Затем воин испустил громкий рев и набросился на свою жертву, избивая его обрубками рук, и вскоре от него остались лишь расколотые кости. Вспыхнуло черное пламя, и останки рыцаря разлетелись в разные стороны. Рыцари-призраки, будучи живыми лишь наполовину, не могли испытывать каких-либо эмоций, поэтому второй рыцарь без тени страха поднял меч и вонзил Сибастеру в спину. Меч пронзил его насквозь и с треском вышел из груди. Воин взвыл от боли, но тут же резко обернулся, злобно сверкнув глазами. Хотя из его раны обильно сочилась кровь, а дыхание рыцаря обожгло ему кожу так, что все его туловище почернело, он не обращал на это никакого внимания. Он обеими руками схватился за кончик меча, торчащего у него из груди, и изо всех сил дернул, притянув рыцаря к себе. Размахнувшись кулаками, воин ударил рыцаря по голове, проломив ему череп.

Сибастера вновь обдало жгучим дыханием рыцаря, и он снова закричал от боли. Однако в этот момент его самоисцеляющая сила развернулась сама по себе, обожженные куски плоти стали один за другим падать на землю, а на их месте тут же вырастала новая.

Конечно, все это произошло за считанные секунды. Сибастер прикончил еще нескольких солдатов-скелетов, и казалось, его безумие усиливалось с головокружительной быстротой. Он не переставал скалиться на Двэйна и рычать.

Двэйн предусмотрительно отошел от него на некоторое расстояние. Когда Сибастер разорвал очередного солдата, Двэйн выхватил свой боевой лук с магической стрелой и, целясь в воина, натянул тетиву.

Похоже, Сибастер больше не узнавал Двэйна. Схватив кость растерзанного им солдата, воин яростно вцепился в нее зубами. Не обнаружив на ней мяса, он начал сердиться и огрызаться на мага, произнося какие-то нечленораздельные фразы.

Однако Двэйну все-таки удалось разобрать отдельные слова, хотя он и заподозрил, что, должно быть, ошибся.

Потому что в его реве отчетливо слышалось: Мясо! Я… хочу…много…мяса!

Теперь маг отчетливо увидел, что с Сибастером творилось что-то поистине странное и ужасное.

Посмотрев в затуманенные зрачки воина, Двэйн не на шутку испугался. Он уже хотел выстрелить в него, но внезапно его рука дрогнула. Опустив лук, он порылся в накопительном мешке и достал оттуда кусок конины.

Это было мясо из провизии армии, про которое он уже давно забыл и думал, что потерял. Сибастер прыжком оказался рядом с Двэйном и выхватил у него кусок конины. Обнюхав его со всех сторон, воин довольно заурчал и яростно вцепился в него зубами, больше не обращая на мага никакого внимания.

Двэйну стало любопытно, и он не спеша приблизился к Сибастеру, который тот час насторожился и, прорычав что-то, отвернулся. Он как будто боялся, что Двэйн захочет отнять у него его добычу, а потому крепко прижал кусок мяса к себе и принялся быстро поедать его.

Двэйн стоял и смотрел, как Сибастер, подобно бродячей собаке, поедал сырую конину, и в нем внезапно проснулась жалость к этому несчастному рыцарю.

Эх… Что произошло? Как мог молодой генерал Северо-западной армии докатиться до такого состояния?

Оставить комментарий