Глава 378.1. Подвиг Мусы (часть 1)

Командующий четвертой пехотной дивизией столичного гвардейского корпуса, генерал Аэрпай, был человеком непростым, и Двэйну было многое известно о его прошлом.

Конечно же, Двэйн знал, кто был командующим дружественным войска в войне, которая, как оказалось впоследствии, определила судьбу Империи на много лет вперед. Однако, маг и представить себе не мог, что Айэрпай может совершить столь гнусный поступок.

Согласно документам, которые Двэйну удалось раздобыть, генерал Айэрпай был довольно молодым полководцем Империи и даже уже получил старшее офицерское звание. Он родился на юге материка, его род был очень древним, и у него некогда были весьма тесные связи с царствующей династией. То есть, ничего необычного в его биографии не было.

Можно сказать, что он был новым важным лицом императорской армии. За два года до переворота и после него, столичная гвардия была целиком переформирована. Вторая дивизия, ответственная за охрану столицы, в полном составе приняла участие в перевороте, причем на стороне бунтовщиков, поэтому впоследствии она была упразднена (интересно, что четыре тысячи солдат после увольнения поступили на службу к Герцогу Тюльпану).

После масштабного преобразования четвертая пехотная дивизия ныне состояла из пяти тысяч опытных столичных гвардейцев. Кроме того, в ней еще служило несколько тысяч великолепно обученных солдат, которые на данный момент числились в запасе, а также корпус из десять тысяч солдат, влитый в нее из Южного корпуса.

Если принц-регент доверил Айэрпаю командовать столь многочисленной дивизией, это означало только одно: у него непременно есть сильный покровитель.

Генералу Айэрпаю было всего тридцать один год. Он был целеустремленным молодым человеком, да и происходил из богатой семьи, но его род издревле не имел прочного базиса среди военных. Это то, что Двэйну в общих чертах удалось выяснить.

Больше двух лет назад генерал служил в офицерском звании в одной из южных провинций и исполнял обязанности помощника командира местного охранного полка, и поднялся только благодаря государственному перевороту. Тогда принцу Чэнью требовалось провести масштабное реформирование армии, чтобы увеличить контроль над ней. Конечно, ему пришлось также выбрать и повысить по службе партию молодых и перспективных военнослужащих. Согласно военным документам, генерал Айэрпай, будучи командующим местного охранного полка, управлял общественным порядком очень успешно, упрочив порядок в провинции и не раз организовывая облавы на местные бандитские группировки.

Бандитские группировки…

Услышав об этом, Двэйн невольно рассмеялся. Может быть, какой-нибудь далекий от военного дела человек и клюнет на это, но Двэйн происходил из семьи, славившейся своими боевыми подвигами, его отец был некогда авторитетным в военных кругах, поэтому Двэйн прекрасно знал истинное положение дел.

Говоря в общем, все офицеры, имевшие достойное происхождение, служили в местных охранных полках, но все это была только мишура. Стоило только потерпеть два-три года, и вот у тебя уже есть опыт и стаж работы в военных структурах, а потом, опираясь на кровное родство, можно одним росчерком пера добивать в резюме нечто вроде «эффективно боролся с бандитскими группировками».

Что такое эти бандитские группировки? Смех на палочке да и только! Южные провинции были самыми богатыми и процветающими провинциями Империи, откуда же там могло взяться столько бандитов?

Если говорить о северном ураганном корпусе, то в его обязанности входило ежегодное патрулирование Ледяного леса и охота на магических животных. Кроме того, в лес часто забредали отряды браконьеров или вооруженные охотники различных кланов, и с ними корпусу также нередко приходилось воевать. Это еще можно с натяжкой назвать боевыми заслугами.

Но никак не «борьбу с бандитскими группировками». Тысячи ли плодородной почвы, изобилующий и безмятежный юг, где же там могут в больших масштабах существовать бандиты, а разговоры о так называемой «борьбе» — это не более, чем преувеличение. Схватят одного-двух бандитов, а в докладной записке напишут, что подавили целый разбойничий мятеж.

Соответственно, Айэрпай за два года из командира местной охраны дослужился до генерала, и этому способствовала как поддержка семьи и «успешная борьба с бандитскими группировками», так и вовремя использованный шанс.

После государственного переворота, первый боевой корпус столичной гвардии также не избежал крупной реорганизации, а принц Чэнь ради усиления контроля над армией само собой не мог назначить командировать всех этих старых заносчивых офицеров, а специально отобрал несколько талантливый молодых людей. В силу возраста они не придерживались каких-либо твердых установок, поэтому их легко было привести к подчинению. среди таких счастливчиков и был Айэрпай.

Его повысили до генерала всего за каких-то два года службы, да не просто повысили, а еще и назначили командиром боевого корпуса столичной гвардии!

Двэйн сам тоже был из тех, кто крайне быстро продвигался по карьерной лестнице. Если говорить о молодых выдвиженцах, то Двэйн безусловно был самым выдающимся из них. И сейчас маг столкнулся с человеком точно такого же типа. Если этот Айэрпай хоть немного умный, то должен обращаться к Двэйну почтительно. В конце концов, хоть Двэйн и не был назначен главнокомандующим в этой войне, тем не менее, из всех командиров полков он обладал самым высоким званием. Хотя бы поэтому Айэрпаю следовало бы проявлять к Двэйну уважение.

Однако вместо этого он навлек на себя его подозрения.

Двэйн в присутствии генералов Андре и Бо Ханя отправил посланца в ставку лагеря столичной гвардии передать свое «приглашение» явиться в крепость. Гонец очень скоро возвратился, но один, и принес Двэйну ответ генерала Айэрпая.

«Я уже давно не виделся с Герцогом Тюльпаном, однако, в связи с войной служебных дел очень много. Очень сожалею, но вынужден воздержаться от посещения».

Генералы остолбенели, а про себя подумали:

«Наглость Айэрпая переходит все границы!»

Но Двэйн отреагировал на это совершенно спокойно. Он лишь кивнул и холодно усмехнулся.

Такой ответ, очевидно, означал следующее: Ты мне не начальник, а потому не имеешь никакого права указывать мне, что делать, тем более обязывать меня приезжать. Твое приглашение — не более чем приглашение, у меня нет времени встретиться с тобой, поэтому я не приеду.

Раз Айэрпай может позволить себе разговаривать с герцогом в таком тоне, значит, он парень очень рисковый.

Двейн никогда не слыл бестактным, ввиду своей должности и положения в обществе. К тому же, у него были основания полагать, что у Айэрпая есть надежная опора, раз он не боится обращаться к магу в столь вольной манере.

— Что за наглец! — в гневе воскликнул Андре.

Поступок столичных гвардейцев нанес существенный урон солдатам его корпуса. Он еле сдерживал свой гнев, и это объяснялось еще и тем, что генерал питал к Двэйну искреннее уважение, и столь неподобающее отношение Айэрпая к нему его сильно задевало. Он продолжал выкрикивать громкие ругательства.

— Что за ***! Он всего лишь командир небольшого корпуса, а высокомерия столько, точно он руководит всем войском Империи! Герцог Тюльпан, Ваша Светлость, я прямо сейчас выставить бойцов и разнести гвардейский лагерь на мелкие кусочки и арестовать этого нахала!

Генерал обладал поистине неукротимым нравом. Он тут же направился к лестнице, намереваясь спуститься вниз. Двэйн улыбнулся и, остановив его, принялся увещевать:

— Не нужно. Оставим. В конце концов, он не мой подчиненный. Нет ничего в том, что он не слушается моих приказов.

Генерал Бо Хань стоял поодаль и, услышав слова Двэйна, тяжело вздохнул. Он отвесил герцогу поклон и медленно произнес:

— Ваша Светлость. Мы не можем это так оставить…

Двэйн понимал причину тревоги генерала. После поражения Северо-западной армии, значимость генерала-губернатора провинции Нулинь резко снизилась, к тому же, Бо Хань не был прямым родственником семьи принца-регента. Теперь, когда северо-западная угроза ликвидирована, то его влияние при дворе непременно упадет. Принц Чэнь был мудрым правителем, и он не станет спешить с его отставкой, но непременно переместит на какую-нибудь значительно менее важную должность. Теряясь в догадках, генерал тревожился все сильнее.

В этот раз столичная гвардия совершила предательство, и армия Бо Хая, в виду невозможности продолжения наступления, понесла существенные потери. Генерал опасался, что во дворце произошедшее сочтут проявлением ослабления его влияния.

«Забавно… И у меня даже нет мыслей устроить бунт. Да и имеет смысл, мои войны ослабли. Даже двухсоттысячное войско Лугао было усмирено, что уж говорить о моем войске.

— Однако, — не выдержал Андре, в упор глядя на Двэйна, — неужели Вы решили оставить все так как есть? Вы можете проглотить обиду, а всадники ураганного корпуса не могут! Наши войска понесли одинаковые потери, почему же все почести и трофеи достались только гвардейцам? Уничтожено десять тысяч вражеских солдат? Да этот Айэрпай просто конченная сволочь! Я не раз видел грабеж на поле битвы, но чтобы вот так бессовестно — в первый раз!

Двэйн мрачно улыбнулся и как бы вскользь сказал:

— Генерал Андре, тут я с Вами не согласен… Генерал Айэрпай всего лишь прислал мне записку с просьбой о награде. Наказывать его или нет, это еще пока не обсуждалось. Кроме того, Вы забываете, что я не был назначен главнокомандующим, я не имею право решать, кого награждать, а кого нет. Этот документ следовало бы отправить в столицу. Этот Айэрпай взял и подал просьбу о награждении, а Вы разве не можете? Да пишите хоть сотню, хоть тысячу! Я не верю, что Вы не сможете написать.

Оставить комментарий