Глава 378.2. Подвиг Мусы (часть 2)

Андре остолбенел. По правде сказать, генерал был человеком строгим. Оставаясь верным рыцарским законам, он не раз видел, как солдаты и офицеры требовали награды за свои подвиги, иногда и незаконно присваивая себе чужие подвиги, но сам он никогда ничем подобным не занимался, тем более, никогда не требовал то, что не изначально ему не принадлежало.

— Это… боюсь, что будет неправильно. Герцог Тюльпан… В Северо-западной армии число погибших составило около двадцати тысяч человек… Если бы я так отрапортовал, то…

Двэйн фыркнул:

— Он написал, и Вы напишите. Чего ж тут бояться? Вы же умеете писать, да? А напишите-ка, что вы тоже двадцать тысяч вражеских солдат… Да, сколько человек мы взяли в плен? Тридцать тысяч? Пиши, тридцать тысяч. Поделите с генералом Бо Ханем на двоих. Вы — двадцать, и Бо Хань — десять.

Генерал Андре про себя мрачно усмехнулся. Он ни разу не слышал, чтобы офицеры делили между собой убитых вражеских солдат и пленных.

Но Двэйн уже отвернулся и, взяв кисть, принялся писать просьбу о награде за подвиги, а затем протянул генералу на подпись. Андре колебался. Он постоянно думал о поведении гвардейцев на поле боя. Двэйн намеренно шептал ему:

— Столько солдат погибло, а сколько ранено? Неужели генерал Андре не хочет восстановить справедливость и оказать помощь пострадавшим и семьям погибших?

Поддавшись увещеваниям Двэйна, Андре наконец решился и поставил на письме свою подпись. Бо Хань посмотрел на Двэйна, точно хотел что-то сказать, но потом передумал и тоже подписал письмо. Затем, Двэйн тоже подписал письмо.

— Скорее пошлите письмо в столицу! Ха, думаю, что вскоре придется ехать в ставку и разбираться через суд. Но подписи нас троих однозначно имеют больший вес, чем подпись одного Айэрпая. Хотя это конечно перебор, но он первым начал провокацию, мы просто ответили на нее (нас обвинять не в чем).

Генерал Андре был человеком прямолинейным, после этого он сразу откланялся и уехал, но генерал Бо Хань остался. Ему еще нужно было поговорить кое о чем с Двэйном.

— Ваша Светлость, Герцог Тюльпан…

Когда генерал Андрэ ушел, Бо Хань закрыл за ним дверь и повернулся к Двэйну. В его глазах читалось беспокойство.

— Боюсь, что мы поступаем несколько неподобающе.

Двэйн слегка улыбнулся:

— В чем же неподобающе?

— Этот Айэрпай… Раз он осмелился так поступить, то его непременно поддерживает кто-то очень влиятельный. Человек в должности командующего столичного гвардейского корпуса не может быть глуп. Если он поступает так опрометчиво, то значит у него на то есть веские причины… К тому же…

Двэйн тяжело вздохнул:

— Генерал Бо Хань… Мы с Вами провели на Северо-западе больше двух лет, можно сказать, что уже стали друзьями. Здесь нет посторонних, говорите свободно.

Бо Хань горько усмехнулся:

— Айэрпах совершил предательство. Я был рассержен, но, признаться, не удивлен. Думаю, что в его поступке есть доля истины… Я думаю, что это некий намек на то, что скоро последует приказ о моей отставке. Думаю, в течение месяца я покину свой пост.

Двэйн кивнул. Они оба прекрасно понимали, что так и будет, и говорить об этом много уже не имело смыла.

— Этот Айэрпай… Подумайте, Ваша Светлость. Слишком уж он уверен в себе, как будто знает, что ему ничего за это не будет. Принц-регент не должен допустить, чтобы с Вами плохо обращались. Ведь Вы один из самых знатных и влиятельных аристократов в Империи, кто же посмеет вести себя с Вами неподобающе? К тому же, я много раз слышал о присвоении себе чужих заслуг, но чтоб так беззастенчиво, так открыто, это пожалуй впервые. Боюсь, что… кто-то приказал ему так сделать. Это было своеобразным представлением, предназначенное для Вас. Это непременно кто-то очень авторитетный…

Двэйн громко рассмеялся:

— Генерал Бо Хань, я же сказал, говорите свободно. Не нужно ходить вокруг да около. Хотя… я и так знаю, что Вы хотите сказать. Вы боитесь, что это принц-регент приказал гвардии так поступить.

— А разве нет? — усмехнулся в ответ Бо Хань, глядя Двэйну в глаза. — Двэйн, мы с Вами теперь как друзья. Да и мне все равно скоро придется покинуть Северо-запад. Перед своим уходом я бы хотел предупредить Вас. С давних времен существует поверие, что, управляя многочисленной армией, нужно быть крайне осторожным. Вам следует всегда помнить об этом. Раньше у Вас было сто тысяч воинов на северо-западе, и в Ваших руках была сосредоточена огромная власть, Вы совершили множество подвигов, но из-за северо-западной угрозы высшее руководство терпело Вас, так как Вы могли сдерживать неприятеля. Но теперь Северо-западная армия уничтожена. И хотя вряд ли Вас, как меня, устранят за ненадобностью, но так повелось, что центр не любит, когда окраины имеют мощные силы. В противном случае, они бы не стали беспокоиться, что там может возникнуть второй Лугао. У Вас сейчас есть стотысячная армия. На северо-западе вновь появился крупный авторитет. Боюсь, как бы не…

Последние несколько дней Двэйн находил свободную минутку, чтобы заниматься исследованием. Он даже взял у Сибастера кровь на анализ. Опираясь на знания, которые маг приобрел еще в прошлых жизнях, он создал простенький микроскоп для того, чтобы внимательно изучить кровь воина. К сожалению, Двэйн не обладал глубокими познаниями в этой области, а потому ничего особенного обнаружить не смог.

Впрочем, ему пришла на ум интересная идея. Он приказал слугам привести ему двух собак. Одной из них он дал попить немного крови Сибастера. В итоге бедную собаку разорвало прямо через несколько секунд. Их смерть была поистине ужасной. Двэйн достал изобретенный им шприц и ввел кровь Сибастера второй собаке в вену.

Через несколько секунд с собакой стали происходить любопытные изменения. Она начала неистово беситься, при этом ее физическая сила увеличилась в несколько раз, что она чуть не сломала клетку, прокусив прутья решетки толщиной в мизинец. Ее тело стало чрезвычайно гибким и подвижным, охранявший ее солдат ударил ее мечом восемь раз, прежде чем зарезал ее насмерть.

Такие результаты потрясли Двэйна. С озадаченным видом листал он книгу, написанную предыдущим Королем шаманов Кораном, пытаясь отыскать записи о совершенном организме, но ничего не нашел.

Он вдруг вспомнил тайный ход под зданием генерал-губернаторства города Гилиата. Там, должно быть, остались трупы тех странных существ, которые исследовал Коран.

К сожалению, у Двэйна сейчас было слишком много дел. После их завершения, маг планировал в свободное время съездить в Гилиат, отыскать этот тайный ход, выкопать тела существ, использованных для опытов, и тщательно их исследовать.

На четвертый день после битвы, Двэйн закончил подписание всех официальных бумаг и отправил в столицу окончательный доклад со всеми общими итогами войны. Вздохнув с облегчением, он услышал за дверью чей-то голос. Отпрыск семейства Лист, Мусы, просил аудиенции у герцога.

Мусы?

Услышав его голос, Двэйн невольно улыбнулся.

Этот непоседливый мальчик попытался увязаться за ним на передовую, но Двэйн, конечно, не позволил ему принимать участие в сражении.

За эти дни Двэйн давал ему небольшие поручения, например, отправил его вместе с небольшим отрядом кавалеристов найти скрывавшиеся группировки солдат Северо-западной армии, выживших после битвы и избежавших плена. В этом задании не было никакой опасности. К тому же, Двэйн послал на поиски отряд в несколько тысяч человек, которые отъехали от крепости на расстояние в двести ли. То есть, маг просто-напросто услал мальчика подальше от себя, чтобы тот хотя бы некоторое время не доставлял ему неприятности.

Мусы, одетый в форму солдат армии клана Тюльпанов, большими шагами вошел в комнату и, приклонив колено, выразил ему свое почтение.

— Ваша Светлость Герцог Тюльпан.

Двэйн сел за стол и посмотрел на мальчика. Он выглядел слегка уставшим, но его глаза воодушевленно блестели. Похоже, недавняя тренировка доставила ему истинное наслаждение.

— Ты уже выполнил то, что я тебе поручил? — спросил Двэйн. — Я выделил тебе на поиски двадцать дней, почему же ты вернулся так скоро? Не забывай, Мусы, ты всего лишь командир отряда в десять всадников. Без приказа начальства ты не можешь покидать поле боя. Это нарушение воинского устава.

Мусы недовольно фыркнул. На его лице появилось выражение, которое ясно говорило «я и без тебя все давно знаю». Гордо вскинув голову, он сказал:

— Ваша Светлость господин герцог! Я не покидал поле битвы самовольно. В этот раз я вернулся так скоро, потому что… у меня для Вас хорошая новость.

— А? — удивился Двэйн, выронив перо из руки.

— Я схватил огромную рыбу! Большую настоящую рыбу! — радостно сообщил мальчик. — Герцог Тюльпан! Вы никак от меня такого не ожидали, а я взял и сделал. Вы не пожалеете о том, что наградили меня таким доверием.

Двэйн нахмурился:

— Что за рыба то?

Мусы заморгал глазами.

— Второй командующий Северо-западной армии! Гуаделио!

Оставить комментарий