Глава 382. Самый сильный дракон

У Двэйна даже в мыслях не было сжалиться над этими военными специалистами.

Отправляя жалобу на Айэрпая, Двэйн и не ждал, что от нее будет хоть какой-то толк. Все это было сделано только для вида, только для того, чтобы наделать побольше шуму. Он подозревал, что и Айэрпай подал жалобу на его письмо с этой же целью.

Двэйн точно знал, что ни один монарх в мире не хотел бы, чтобы отношения между самыми влиятельными чиновниками Империи были мирными. Если его подчиненные объединяться вместе, то тогда монарх будет беспокоиться, что против него готовится заговор. Поэтому Двэйн и Айэрпай устроили весь этот «цирк» только для того, чтобы принц-регент мог спокойно спать в своих покоях.

Теперь Двэйн тихо отсиживался в Гилиате, и когда Филипп доложил ему о прибытии столичных «специалистов», он только отмахнулся:

— Пусть мучаются. Все они, безусловно, бедолаги. Ну что ж, пусть кушают сытно и пьют обильно, и хватит с них. Кстати, отправь людей присмотреть за ними, как бы среди них не оказалось весьма подозрительных персон. Тех, кто поэнергичней, можно и заставить на нас работать. Они ж все-таки из ставки приехали, все так или иначе — люди обученные, военные обычаи знают. Те, у кого нет никаких покровителей, можно и пристроить, да…

Распорядившись таким образом, Двэйн сразу отпустил гонца, а затем направился к старому зданию администрации, где находилась заброшенная лаборатория.

Еще раньше Двэйна оповестили о присуждении ему звания и назначении на должность. Звание генерал-полковника его несколько испугало. Похоже, принц Чэнь действительно любит развлекаться.

Но вот насчет независимой Северо-западной дивизии… Двэйн горько усмехнулся. Номинально теперь эта дивизия находилась под его контролем. На самом деле, у Двэйна с принцем Чэнем была тайная договоренность об этом так называемом лимите в сорок тысяч солдат, согласно которой двадать тысяч составят смешанный пехотно-кавалеристский полк, а еще двадцать тысяч войдут в состав военно-воздушных сил.

Это были новые войска, секретно организованные Империей, создателем которых является Двэйн. Само собой, что принцу Чэню ничего не оставалось, как утвердить Двэйна на роль командующего нового подразделения.

Независимая Северо-западная дивизия в скором времени должна будет стать военно-воздушным корпусом Императорской армии.

Принц Чэнь лишь дал возможность этой задумке развиться на территории владений Двэйна.

Причин для беспокойства не было.

Двэйн сейчас целиком и полностью погрузился в исследования, которые считал делом первой необходимости.

Отослав гонца, Двэйн один направился к черному входу здания администрации, предусмотрительно создав вокруг него магическое поле. Кроме него, никто не мог войти сюда, так как только его собственная печать могла снять чары.

Обнаруженный им в прошлый раз лабиринт сейчас стал его личной лабораторией.

Двэйн уже давно навел порядок в старой лаборатории Корана. Когда он зашел в нее, то услышал тихий всхлип, доносившийся откуда-то изнутри. Это был Гаргамель, превратившийся в человекоподобную мышь ростом около одного метра. Одетый в белый китайский халат, он стоял перед магическим операционным столом и нагревал хрустальную бутылку над огнем. Пламя с виду казалось обычным, но горело оно при помощи магического зелья «Огненная фосфорная трава» и давало температуру намного выше, чем обычный костер.

К бутылке была приделана тонкая трубка, а внутри нее кипела и пенилась какая-то красная жидкость. Когда температура повысилась, она стала потихоньку превращаться в горячий пар.

Разумеется, в бутылке было ничто иное как кровь.

И она была только что взята из вены Сибастера для пробы.

Общеизвестно, что кровь простого человека быстро свертывается и затвердевает. Стоит только слегка ее пролить, как она тут же превращается в сгусток.

Согласно детальному исследованию, кровь Сибастера обладала очень необычными свойствами. Ее не так то просто было привести к твердому состоянию, даже при особенно высоких температурах, при которых можно было спокойно зажарить мясо. К сожалению, Двэйн не был химиком, не в предыдущих перерождениях, ни теперь, поэтому они никак не мог определить состав этой крови.

Только после продолжительных исканий ему наконец удалось сделать очень важное открытие.

Как-то раз Двэйн взял очередную порцию крови на анализ, и после продолжительного нагревания, она превратилась в крошечные кристаллики кровавого цвета. Они получились значительно более прочными, чем обычные магические кристаллы.

Когда кровь в специальной бутылке для накаливания полностью превратилась в пар, она стала поступать в последний проводящий сосуд, где постепенно застывала. Внутри него был помещен небольшой кусок хлопчатобумажной ткани, на которой медленно образовывались едва заметные кристаллики. Они сияли точно жемчуг, но было что-то скорбное в их кроваво-красном блеске, отчего Двэйну стало не по себе.

Гаргамель со всей ученой осторожностью поддерживал температуру кипения. Увидев Двэйна, мышь тут же воскликнул:

— Ты снова убежал! Вот черт! Я здесь ужасно занят! Скорее, иди сюда! Я тут еще кое-что обнаружил.

Сказав это, он достал из ткани маленький кровавый кристаллик. На вид он был очень острый.

— Ты говорил, что этот Сибастер может превращаться в того, чью кровь он выпил. Когда он убил того черного мага, то перенял его темную силу. А потом, когда он проглотил сердце светлого мага, то его тело начало светиться. Верно я говорю? Подойди-ка посмотри!

Мышь высоко поднял руку и прищурился.

В этот миг кристалл на кончике его пальца выпустил бледную едва заметную искру. Она была очень слабой, но на фоне кроваво-красного кристалла она выглядела почти белоснежной.

Двэйн вмиг заключил:

— Да это же колебания светлой магии!

— Все верно, — в волнении воскликнул мышь. — Похоже, это не Сибастер излучает свет, а его кровь, которая сама вобрала в себя это свойство. Поэтому когда он призвал свою Доу Ци, его кровь уже начала активно производить вещества с этими свойствами…. Хотя он сам ничего не смыслит в светлой магии, но она начала вырабатываться именно вследствие изменений в составе его крови.

Сказав это, Гаргамель внезапно понизил голос.

— Кроме того, я обнаружил еще кое-что интересное. Сможешь угадать? Да ладно, смотри.

Гаргамель открыл крышку нагревательного сосуда. Затем, вытащив кинжал, он внезапно схватил Двэйна за руку и слегка порезал ему палец, из которого тут же закапала алая кровь. Мышь подставил сосуд к ране.

Очень скоро кровь Двэйна на дне сосуда смешалась с кровью Сибастера.

Гаргамель слегка улыбнулся:

— Я знаю, что совершенствовать магию очень трудно. Ты теперь упражняешься в призрачном колдовстве, немножко балуешься водным, но твоя фишка — однозначно огненная магия. Верно я говорю? Посмотри! Огненная магия! Я в ней, к сожалению, ничего не смыслю…

Гаргамель начал медленно нагревать бутылку… Оба терпеливо ждали.

Прошло довольно много времени прежде, чем мышь снова достал из сосуда только-только затвердевший кровавый кристаллик и ввел туда капельку магической силы.

Очень скоро кристаллик стал переливаться тремя цветами.

Черным, как знак призрачной магии. Белым — магией света. Красным — магией огня.

Двэйн просиял. Гаргамель взволнованно воскликнул:

— Вот видишь! Вот видишь! Это ведь настоящее открытие! Кровь этого Сибастера очень ценная! Она может впитывать новые силы и менять свой состав! Я даже подозреваю, что какую бы мы Доу Ци не взяли, результат будет один и тот же!

Двэйн засмеялся и вытащил из своего кармана несколько бутылочек.

— Посмотри, Гаргамель! Я уже все подготовил! Мы и ранее предполагали, что такое возможно, поэтому по возвращении к себе я тут же начал соответствующие приготовления.

— Что это такое? — мышь с подозрением открыл несколько из бутылочек, которые Двэйн выставил перед ним на стол, и понюхал.

— Это что, все кровь?

— Ну, конечно, кровь, — еще громче расхохотался Двэйн. — Здесь есть моя кровь, кровь Вивиан, Джоанны и еще много кого… Ты верно говоришь, я тоже подозревал, что кровь Сибастера восприимчива к Доу Ци, поэтому специально для этого разыскал Хуссейна и других рыцарей. Кровь Хуссейна в своем составе содержит Звездную Доу Ци и Святую Доу Ци Храма Неба. Родригеза пропускаем, его Доу Ци такая же, как у Сибастера. У остальных я взял по пузырьку крови, там, например, есть еще кровь генерала Лонгботтома. Ха-ха! Вот сейчас и посмотрим, что из этого выйдет. Давай, смешай их все. Клянусь, результат будет потрясающим!

Гаргамель в недоумении уставился на Двэйна.

— Ты… Ты еще более двинутый, чем я представлял.

Маг мог работать без отдыха и сна. Его несколько раз постигали неудачи, но он не отчаивался. В конце концов, Сибастер теперь был его пленником. Если кровь в пробирке заканчивалась, он брал еще и еще.

Наконец на третий день оба «ученых» с волнением наблюдали, как нагревается кровь в сосуде, как она превращается в пар и оседает на кусочке ткани, превращаясь в мелкие кровавые кристаллики.

Двэйн осторожно применил на них магию. Увидев результат, они не могли скрыть ликования.

Красный. Оранжевый. Желтый. Зеленый. Голубой. Синий, фиолетовый… Все семь цветов переливались из одного в другой, идеально дополняя друг друга. Душа Двэйна прыгала от радости. Он посмотрел на Гаргамеля, и двое магов разом воскликнули:

— Получилось!

На радостях они принялись кричать и обниматься. Внезапно мышь с силой оттолкнул Двэйна. Веселье в его глазах тут же исчезла.

— Черт! Вот черт!.. Мы забыли кое-что очень важное. Пожалуй даже самое важное! Мы уже проводили некоторые опыты, помнишь? Эти кристаллы, конечно, очень мощные, они могут менять свои свойства, но какой в них прок? Не забывай о наших прошлых неудачах.

Двэйн невольно закатил глаза.

Да, они действительно провели немало экспериментов. Сначала Двэйн очень долго не мог найти подходящих собак для своих опытов. Герцог Тюльпан приказал искать диких собак, и несколько самых преданных клану солдат тут же отправились на поиски. В итоге теперь радиусе десяти ли от Гилиата нет ни одной собаки! И не будет ближайших лет десять.

Двэйн использовал в своих опытах огромное количество собак всех пород и мастей, от самой маленькой и слабенькой до самой крупной и сильной. Первое время, стоило ему только ввести собакам кристалл, как они тут же разрывались и погибали.

Затем Двэйн стал пробовать разбавлять. Он осторожно растирал кристалл в порошок, а затем отыскал крупную собаку, самую крупную, какую можно было найти в городе и его окрестностях.

На этот раз собака продержалась чуть более получаса. Как только Двэйн скормил ей порошок, она стала невероятно сильной, с легкостью вырвалась из клетки, так что даже десяток солдат не могли удержать ее. Нескольких она даже укусила. Двэйна приятно удивило то, что когда собака грозно рычала, ее тело испускало серебряные лучи Ледяной Доу Ци.

Почему собака после приема кристалла вдруг превратилась в магическое животное?

Однако, очень скоро настроение Двэйна упало. Собака приняла лишь очень небольшое количество порошка, но прожила не больше получаса и издохла. И смерть ее была поистине ужасной. Ее разорвало на мелкие кусочки, все кости переломились и разлетелись в разные стороны…

Было очевидным, что в крови Сибастера сокрыта очень мощная сила. тела обыкновенных животных не выдерживали ее напора.

Если говорить о страшном… Двэйн иногда подумывал использовать для экспериментов живых людей. И хотя у него рука бы не повернулась задействовать в своих опытах своих же солдат, однако для него, как герцога, не было никакого труда найти в подчиненных ему районах людей, которые бы согласились стать смертниками.

Однако Двэйн все-таки был человек современный. Эксперименты над людьми были для него чем-то отвратительным. К тому же, он подозревал, что с обычными людьми будет примерно то же самое, что и с собаками.

И все же… После нескольких дней упорных размышлений, он наконец придумал один более-менее приемлемый способ. Когда Гаргамель в очередной раз предложил ему это, на лице Двэйна появилась странная улыбка.

— Да, ты все правильно говоришь. Организм обыкновенного существа не может переварить столь мощную энергию. Но ты не забыл ли, какое у нас самое сильное существо на земле?

Двэйн посмотрел на Гаргамеля. Он сам сказал ответ.

— Дракон. У меня как раз есть два.

Гаргамель улыбнулся, но тут же тяжело вздохнул.

— Дракон это конечно хорошая идея. Но инкубационный период одного драконьего яйца составляет в лучшем случае несколько лет, если не несколько десятков лет… Мы не можем ждать так долго.

Двэйн засмеялся. В душе он был доволен.

— Любезный мой Гаргамель! Разве ты забыл? Иногда время течет подобно роднику. Зачем же нам ждать десятки лет?

В этот момент его улыбка выглядела несколько пугающе.

— Мне очень любопытно что будет, когда мы скормим наш порошок дракону. Например, тот, что обладает всеми видами Доу Ци…. Интересно, какие изменения с ним произойдут? Возможно, он сразу же превратится в правителя драконов? В золотистого дракона?

Гаргамель промолчал. Внезапно он вскрикнул так громко, что аж подпрыгнул. Запрыгнув на стол, он с силой сжал свою когтистую лапу в кулак и объявил:

— Я знаю! Я знаю!

— Что ты знаешь?

— Это не может быть золотистый дракон! Точно не золотистый.

Радостный голос Гаргамеля задрожал. Следующие слова мышы не на шутку напугали его.

— Во многих легендах говорится, что самый сильный дракон — отнюдь не золотистый дракон. Золотистого дракона называют Королем Драконов, однако есть еще один дракон, о котором часто говорят предания и который во много-много раз сильнее золотистого. Как раз этот дракон обладает всеми свойствами, которые мы получили в наших кристаллах!

Сказав это, Гаргамель глубоко вздохнул. Посмотрев на Двэйн, он по буквам объявил:

— Г-и-г-а-н-т-с-к-и-й с-в-я-щ-е-н-н-ы-й дракон!

Оставить комментарий