Глава 385. Снова в ледяной лес?

Лицо Двэйна высохло и обветрилось, он неразборчиво пробормотал:

— Однако… однако это всего лишь рождение очередного дракончика, ничего серьезного?

— Вылупился дракончик, — Гендальф мрачно усмехнулся, пристально глядя на Двэйна. — Я уже говорил тебе, Двэйн, драконы вовсе не так просты, как тебе могло показаться! С одной стороны, казалось бы, ничего серьезного в ситуации нет, но ведь ты не видишь истинной сути проблемы? Как ты предложишь растить этого новорожденного дракона? А как насчет дрессировки и воспитания?

Двэйн громко проглотил слюну. Гендальф несколько успокоился и расслабился. Двэйн тоже отошел на несколько шагов и умиротворенно погрузился в кресло. Глядя на развалившегося в кресле Двэйна, старик с силой сдержался, чтобы не разгневаться снова. Глубоко вдохнув, он вымолвил:

— Я хочу спросить тебя, насколько велики силы дракона?

Но для изощренного разума Двэйна этот вопрос совершенно не был страшен, и он мгновенно бросил в ответ:

— Неимоверная живучесть, недюжинная сила, да еще и врожденные магические навыки у каждого из драконов. Надо признать, драконья магия – особая вещь, которая сильно отличается от человеческой. Чуть не забыл, у драконов еще и отменная сопротивляемость вражеской магии, особенно от другого дракона. Так что с защитой, как и с нападением, у дракона изъянов нет.

Гендальф вновь усмехнулся:

— В таком случае, у меня к тебе самый важный вопрос – как же дракон после своего рождения постигает магию?

Гендальф часто и непрерывно дышал, говоря Двэйну:

— Говорю я тебе! Эта могущественная тварь – дракон, его жизнь зависит от магии! А драконье наречие? А колдовская сила? Это еще что, главная проблему как раз таки в том, что ему следует постичь драконье наречие! Ты понял? Драконий язык!

Двэйн несколько опешил, но тут же понял, что за ужасную ошибку совершил!

— Двэйн, скажи мне, ты умел разговаривать, когда родился? Говорит ли кто-нибудь в этом мире сразу после своего рождения?

— Конечно, нет… что ж, стало быть, придется дракону заговорить по-человечески! — ответил Двэйн.

Гендальф мрачно взглянул на Двэйна и спросил:

— В таком случае, можешь ли ты отыскать взрослого дракона, который обучил бы нашего? Ты говоришь по-драконьи?

Двэйн промолвил:

— Дракон вовсе не какое-то животное! Жить с ним совсем не то, что жить с кошкой или собакой! Дракон — это представитель высших существ! Ведь по законам мироздания дракон стоит выше человека! Ты можешь представить себе это: низшее существо взращивает высшее. И что же из этого выйдет? Ты наверняка слышал, что нередко человеческие младенцы в деревнях остаются без присмотра и становятся воспитанниками диких зверей, если так можно выражаться. Но ведь в конечном итоге они становятся дикарями, лишенными рассудка и основ человеческой цивилизованности! Если люди возьмут на воспитание дракона, результат будет весьма схожий.

Двэйн, помедлив, продолжил, но Гендальф вступил первым:

— У драконов множество собственных родовых традиций, в корне отличающихся от наших! Драконам, в принципе, не обязательно обучение! Колдовство у них переходит по наследству! Можно сказать, они одарены свыше! Каждому из нас нужно долгое время учиться, вырабатывая навыки мышления и логики, учиться много лет, но дракону в нормальных условиях жизни хватит года, чтобы освоить все необходимое. Конечно же, если родители дракона будут рядом. За год дракон освоит магические навыки. Мудрость, недюжинный интеллект, развитое восприятие – все это дракон наследует от родителей. Унаследовав, дракону остается лишь вырасти и привыкнуть к своей новой силе. Сила тут же подчиниться ему.

Договорив, Гендальф вздохнул.

— До того, как я узнал об этом инциденте с драконами, я не успел обговорить с тобой план наших действий на случай, если дракон родиться… знаешь ли ты, из-за чего? Да потому что живых драконов более не осталось! Яне подозревал, что один из драконов остался жив. А твой вылупившийся дракончик всего-навсего детеныш, хоть уже и полный сил. Кроме того, он еще не обладает какими-либо навыками взрослого дракона! Ни капли реальных способностей!

Лицо Двэйна искривилось в гримасе.

— Если нельзя выучить драконью магию, их боевые навыки, придется всего ждать, ждать, ждать… ведь даже основы еще не закреплены.

— Что же это тогда, позвольте спросить, за дракон?

Старик был прав, этот дракон действительно спящий гигант, не более. Но тут Двэйн вспомнил один инцидент:

— Но ведь раньше Вивиан и Джоанна не имели драконьих сил, не так ли?

Гендальф одухотворенно вздохнул:

— Двэйн, тебе стоит усвоить одно понятие: есть драконы-любимцы и просто драконы. Дракон есть дракон! Драконы-питомцы некогда использовались чародеями, как ручные животные, и только! Честно говоря, их вообще не стоит относить к тем драконам, о которых мы сейчас говорим. Действительно, у Вивиан и Джоанны некогда был ручной дракон, просто в далеком прошлом один парень украл два драконьих яйца во время похода в горы. Когда мы встретились, он передал одно из них мне. Но ты должен понять, что ледяной дракон Джоанны и огненный дракон, которого ты видел, обладают ли он настоящей драконьей силой? Драконьими знаниями? Умеют ли, хотя бы, говорить? Обладают ли драконьей мудростью?

Двэйн не говорил ни слова. Действительно, он видел, как Вивиан и Джоанна практиковались в магии со своими драконами. Кажется, один из драконов умел плеваться огнем, другой – направленными потоками холода. После перестрелки они сходились в ближнем бою, пытаясь растерзать друг друга подобно диким зверям. Никакого интеллекта там и не проглядывалось.

— История уже знает несколько случаев, когда волшебник приручал дракона, которого первоначально увел, украл или, в конце концов, отвоевал у драконьего семейства, пока тот был в яйце. Но, вырастив его как своего питомца, они получали всего-лишь животное. Обладай дракон своей истинной мощью, даже сам чародей, воспитавший его, не смог бы тягаться с ним! — Гендальф, успокоившись, продолжил. — Не стоит недооценивать драконов.

Двэйн покрылся холодным потом.

— Так что же нам теперь делать с этим дракончиком?

Внезапно он повысил голос:

— Перед тем как умереть, повелитель драконов упоминал трех сыновей, возможно, у нас еще есть шанс захватить взрослого дракона, и у нашего подопечного появился бы наставник…

Гендальф засмеялся:

— Я тоже рассчитывал на такой план, жаль, что сейчас уже не успеть!

— Но почему?!

На лице Гендальфа появились грусть и уныние.

— Я прочитал множество древних книг, многие из которых тебе не приходилось читать. И, в конце концов, я убедился, что питание дракона его силой происходит в младенческом возрасте! До того, как он вылупиться. Если верить преданиям, драконы очень чтут такое событие, как появление одного из них на свет. Они даже проводят особый магический ритуал в тот день, когда дракончик вылупиться. Затем они передают ему магическую силу. Появление дракона из яйца – один из ключевых моментов всей его дальнейшей жизни…

Двэйн застыл от изумления. Неужели яйцо разбилось по его вине? Внезапно Гендальф посмотрел на Двэйна с упреком. Зная, что в происходящем виноват по большей части Двэйн, Гендальф рассердился и добавил:

— Если ты вышвырнешь этого дракончика прочь, заставив его жить вместе с собаками, я могу поручиться, что не пройдет и половины года, как он начнет выть подобно собаке! Ну неужели… неужели нет другого способа?

Двэйн уже потерял всякую надежду.

— Способ… — голос Гендальфа звучал слабо и отстранено.

Внезапно то, что он сказал в следующее мгновение, заставило Двэйна воспрянуть духом.

— Не то, чтобы способа нет, но этот путь небезопасен, очень велик риск неудачного исхода, — сказал Гендальф, слегка посмеиваясь. — Ты слышал о магических приемах, которые проделывают некроманты с костяными драконами? Поскольку могущество дракона чрезвычайно велико, душа дракона после смерти зачастую еще долго не находит покоя. Может надолго зависнуть на месте своей гибели. Посему, если отправиться на древние поля сражений и отыскать души погибших драконов, затем вернуть их в материальный мир, то можно воплотить в жизнь почти что живого дракона. Однако этот способ весьма сложен, ведь сбор душ – очень кропотливый процесс, равно как и очень опасный, и даже в случае успеха наша цель еще не будет достигнута до конца.

Двэйн вскочил с кресла и восторженно взглянул на Гендальфа:

— Кажется, нам вновь стоит наведаться в ледяной лес!

— Эх… — Гендальф задумался на несколько минут.

Затем одобрительно кивнул головой:

— Отправиться на могилу повелителя драконов?

— Только его и нужно найти. Хоть беспокоить мертвецов и отнюдь неблагородное дело, однако это все же во имя спасения драконьего рода! — Двэйн восхищенно вздохнул.

Он невольно дотронулся до своего лица и грустно вздохнул:

— Однако, раз уж придется отправиться в дальние земли… господин наставник, сможешь ли ты излечить и восстановить меня?

Гендальф противно усмехнулся:

— Выход есть всегда, к тому же, я как раз придумал один действенный способ.

В глазах Двэйна появилась радость. Но то, что сказал вскоре Гендальф, заставило Двэйна в изумлении выпучить глаза.

— Вылечить тебя можно… драконьим дерьмом, — Гендальф засмеялся еще неприятнее. — Понадобиться какой-то небольшой чан. Содержимое нужно перемолоть, затем высушить и втирать по всему телу. Это должно помочь тебе.

— Драконье дерьмо? Размазать по телу? Фу! Фу! Фу!

Оставить комментарий