Глава 389.1. Филипп. Дайли. Лосюэ. (часть 1)

Вернувшись в имение герцога, Филипп тут же велел позвать портных, обслуживающих хозяев замка, и, лично отдав им надлежащие распоряжения, приказал доставить их к принцессе Луизе, остановившейся в Торговой палате.

В это время Альфа вместе с отрядом своих людей тайно направился к зданию палаты и выставил дозорных. Каждые два часа он посылал гонца докладывать обстановку в имение герцога.

Филипп беспокоился, что за весь день не произошло ничего значительного.

Почему именно сейчас принцессе Луизе вдруг вздумалось пожаловать на северо-запад? Этот вопрос не давал дворецкому покоя, однако, по его собственному мнению, в этом не было ничего необычного.

Ключевым моментом в данном деле было внезапное появление мисс Дайли. Что заставило будущую супругу принца-регента приехать сюда?

Филипп не был простодушным человеком. Ему доложили о том, что мисс Дайли была хорошей подругой принцессы Луизы… Однако, не стоило забывать, что в будущем она станет императрицей, к тому же, она еще и младшая сестра генерала Айэрпая, командующего корпусом Громовой Булавы. Всякий, кто хоть немного разбирался в политике, отлично знал, что этот генерал являлся едва ли не самым заклятым врагом Герцога Тюльпана.

Филипп был одним из лучших учеников Ланьхая. Прежде он занимался глубоким изучением не только политических стратегм, но и искусства управления государством.

Когда карьера Айэрпай подобно комете устремилась резко вверх, Филипп сразу понял, почему принц-регент так поступил.

Баланс. Самое важное для монарха, желающего успешно управлять страной — соблюдение баланса.

Когда все это началось, Филипп, тщательно проанализировав ситуацию, предложил Двэйну план дальнейших действий. Именно перу Филиппа принадлежал военный доклад, порицающий Айэрпая за стремление присвоить себе чужие заслуги.

В тот вечер молодой советник Двэйна Филипп говорил много и развернуто, а его слова ярко демонстрировали всю его проницательность и дальновидность.

— Ваша Светлость Герцог Тюльпан. Ныне Ваше могущество достигло невероятных пределов. Вы теперь почти что князь! Только родственники царского дома могут носить титул великого князя, однако Вы по положению очень близки к нему, и это поистине невероятный успех! По занимаемой Вами должности Вы уже генерал-полковник, а также член научного общества магов, глава отделения института магов, правитель северо-западного боевого участка… Учитывая все это, Вы среди других чиновников занимаете едва ли не наивысшее положение! В Вашем подчинении находится сто тысяч солдат Императорской армии, и что еще более важно, имеете воздушное вооружение, что в нашу эпоху без сомнения является огромным преимуществом! К тому же, Вы также пользуетесь очень мощной поддержкой Роулингов… Подумайте, если бы Вы были императором, то Вам бы хотелось, чтобы в Империи появился столь влиятельный сановник? Да не просто влиятельный, а еще и очень талантливый и являющийся абсолютным авторитетом для многих других? Прежде, когда принц Чэнь только-только пришел в власти, он позволил Вам сосредоточить огромную власть в своих руках для того, чтобы показать другим чиновникам, что его правление откроет новую эпоху в развитии государства, и что у него есть мужество выдвинуть и осуществить новаторские идеи. Этим он одновременно ущемлял всех этих костных стариков, засидевшихся в своих должностных креслах. Однако, теперь его положение, как будущего императора, укрепилось, и в его руках сосредоточены все рычаги власти в Империи. Поэтому, если Ваше могущество продолжит расти, то в государстве может возникнуть ситуация нестабильности. Несмотря на все это, Вы за эти два года продемонстрировали то, на что Вы способны. Ранее, когда Северо-западная армия еще не была полностью разгромлена, я предложил Вам отдать заслугу в поимке Гуаделио другим людям… Однако это вряд ли успокоило принца-регента. Именно поэтому он выдвинул в противовес нам генерала Айэрпая, чтобы впоследствии ограничить Ваше влияние на северо-востоке и в Империи в целом. Полагаю, если не случиться никаких серьезных перемен, то следующие десять лет будут решающего для клана Тюльпанов. Именно они определят, будет наш клан процветать или же придет в упадок, а затем исчезнет без следа.

Сказав это, Филипп отвесил Двэйну глубокий поклон, а затем внезапно рассмеялся. В его голосе прозвучала небывалая доселе беспечность.

— Ваша Светлость, я Ваш самый преданный слуга. Мне бы вовсе не хотелось, чтобы Ваша карьера прервалась так же быстро, как и началась.

Затем Филипп основательно прокомментировал те уязвимые места Двэйна, которые, как ему виделось, могли представлять для него опасность в будущем.

— Во-первых, Ваше положение. Честно говоря, оно у Вас ныне слишком высокое. И хотя это кажется очень хорошим признаком, однако для Вас оно как обоюдоострый меч — опасно для других, но опасно и для Вас! Вы очень молоды. Сейчас в Империи с побороться с Вами может, пожалуй, только старый канцлер Лобустьер. Однако, Вам не следует забывать, что ему уже за семьдесят, а Вам всего лишь семнадцать. Если рассматривать установленный порядок, то Ваша карьера еще может продлиться, по меньшей мере, лет пятьдесят, а Вы уже достигли тех высот, о которых чиновники грезят годами, десятилетиями. Я спрошу Вам напрямую: Ваша Светлость, если Вы в течение следующих десятилетий совершите какой-нибудь подвиг, то чем же прикажете Вас наградить? У вас же все есть. Все, кроме титула императора. Так прикажете принцу-регенту вручить Вам этот титул? Или уж сразу всю Империю Вам отдать? Конечно, об этом не может быть и речи. Принц-регент действительно очень ценит Вас, однако он все-таки будущий император, у него есть свои идеалы и амбиции.

Второе Ваше уязвимое место — это Ваша власть в военных кругах. Если говорить о личной армии клана Тюльпанов, то мы на сегодняшний день имеем около пятидесяти тысяч солдат, и это максимум тех сил, которыми может управлять непосредственно один клан. Хотя численностью наше войско не перешло порог, прописанный в законах Империи, однако сейчас о его боевой силе и могуществе не знает разве что только слепец. Скажу прямо, если сложить вместе имеющиеся у нас боевые отряды и новое, разработанное нами оружие, то наша армия, безусловно, сильнейшая на всем материке и, самое главное, она действительно способна развернуть боевые действия хоть прямо сейчас! Думаю, об охранных корпусах Вам напоминать не стоит. Я помню, как- то раз Вы сказали одну фразу, которая заставила меня еще больше восхищаться Вами. «Только спящий на краю кровати может спать спокойно». Если у принца Чэня под боком сосредоточено такое мощное клановое войско, разве он может спать спокойно?

— Третье Ваше уязвимое место — это Ваше богатство. Тут я невольно должен похвалить Вас. Вы, герцог, самый выдающийся собиратель денег за всю тысячелетнюю историю Империи! Скорость, с которой Вы делаете деньги, просто удивительна! С тех пор, как Вам исполнилось четырнадцать, и до сегодняшнего дня, то есть меньше чем за четыре года, Вы достигли того, что стали обладателем самым крупных финансовых средств в Империи. У Вас есть приобретенная и изобретенная Вами собственность, у Вас есть богатство, привезенное с островов Южных морей. Кажется, за всю историю Империи не найдется человека, который за такой небольшой промежуток времени смог заработать больше, чем Вы. Однако в этом и вся проблема… Если бы у Вас была только армия, то чиновники могли постепенно перекрыть Вам финансирование, и Вы бы остались ни с чем. Однако у Вас не просто есть армия, а есть провиант, есть деньги на то, чтобы добыть провиант… Зная об этом, государь разве может быть спокоен?

Четвертое Ваше слабое место — это Ваши противники. Этот пункт меня беспокоит больше всего. Исстари так повелось, что на политической арене не стоит так бояться своей силы, как отсутствия соперников. Потому что как только не останется людей, по силе ни в чем не уступающих Вашей, так сразу государь начнет тревожиться о том, что Вы слишком сильны. Некогда я подробно изучал государственный переворот, а мой учитель Ланьхай занимался проблемой споров при императорском дворе. Тогда ныне царствующий император Августин Шестой поддержал своего старшего сына, принца Явэна. К сожалению, тогда император еще не был стар, а принц уже стал совсем взрослым, поэтому чтобы не допустить захвата власти старшим сыном, император принял решение поддержать принца Чэня. На самом деле, он вовсе не любил его, а лишь использовал его для того, чтобы у старшего принца был достойный соперник.

Подумайте, разве сейчас на политической арене у Вас есть достойный соперник?

Это то, что меня беспокоит больше всего. Я даже иногда втайне опасаюсь, что если в Империи не появится новый выдающийся политик, способный достойно конкурировать с Вами, то принц-регент начнет всерьез опасаться Вашего могущества. Тогда это уже будут не просто подозрения, а настоящая паника! Ваша Светлость, если такое время действительно настанет, то принц Чэнь непременно найдет способ показать, кто здесь главный, да еще и отнюдь не самым мягким способом.

К счастью, пока у принца-регента нет таких мыслей. Зато он отыскал Вам противника. Такое решение мне кажется весьма разумным, а Вам оно гарантирует безопасность. К тому же, поступок принца Чэня говорит о том, что он по-прежнему очень ценит Вас. Поэтому я призываю Вас не думать, что принц хочет уничтожить Вас. По-моему мнению, неважно, как принц-регент будет поддерживать новичка, для нас главное — хорошо подыграть ему. Он надеется, что между Вами начнется своего рода состязание, вот мы и должны показать состязание. Вот только в этом деле нам нужно взять инициативу в свои руки, так сказать, завладеть обстановкой, чтобы затем ни о чем не беспокоиться.

Такие рассуждения мог высказать только человек, превосходно разбирающийся в политике. В них прослеживалась школа Ланьхая, который воспитал поистине выдающегося ученика. Одновременно с этим молодой Филипп за три года, наконец, стал самым незаурядным советником на всем северо-востоке.

Это была очень выгодная комбинация, и Двэйн по достоинству оценил ее. Но на этом мудрые наставления молодого Филиппа не закончились.

Оставить комментарий