Глава 389.2. Филипп. Дайли. Лосюэ. (часть 2)

Когда Двэйн согласился последовать его совету, Филипп решил прояснить некоторые детали своего плана.

— Если мы будем действовать в этом направлении, нам не будет угрожать опасность. Однако с этим новоявленным «политическим гением» нам нужно вести себя крайне осторожно! Я должен предупредить Вас, Ваша Светлость. У каждого человека есть свои амбиции: для нас важно, чтобы принц регент относительно Вас был спокоен, а вот для нашего врага… он вряд ли захочет подыгрывать нам. Для него борьба с Вами — не просто обычная борьба. Скорее всего, он рассматривает ее, как решающую схватку за господство на политической арене на протяжении ближайших десяти лет. Похоже, сейчас у Вас есть некоторые преимущества, однако это не значит, что у нашего противника нет никаких шансов победить нас. Как я только что сказал, у каждого есть свои амбиции. Не думаю, что наш противник захочет уступить нам, когда ему представилась отличная возможность побороть нас. Поэтому, я считаю, что мы должны быть крайне осторожными с этим Айэрпаем!

Филипп высказал Двэйну все, о чем он размышлял в тот день, когда война с Северо-западной армии только-только завершилась.

Ныне ситуация развивалась в точности так, как он предполагал.

Единственной неожиданностью для Филиппа стало внезапное появление мисс Дайли.

Когда принц-регент объявил о своей помолвке, ровно через три дня об этом знал каждый житель северо-запада.

Услышав эту новость, Филипп тщательно изучил обстановку в императорском дворце.

Ему все больше казалось, что это событие не принесет Двэйну ничего хорошего.

Клан Айэрпая ясно дал понять, что собирается составить клану Тюльпанов жесткую конкуренцию. Теперь внезапно в их рядах появилась будущая императрица… Глядя на ее красоту и таланты, всякий мог с уверенностью сказать, что в будущем она станет очень сильной фигурой на политической арене.

Такое положение дел таило в себе большую опасность для Двэйна.

Принц-регент всегда был очень независимым человеком, к тому же, брак с Дайли был не более чем политическим ходом, и ни о каких чувствах между ними речи не шло. Все в Империи знали о некоторой сентиментальности принца Чэня, а мисс Дайли была первой красавицей в аристократических кругах юга страны. Многие предполагали, что в будущем принц очень сильно полюбит свою супругу.

Если это случится, то, каким бы независимым принц не был, он не сможет не поддаться на уговоры жены, а ее влияние может представлять для Двэйна очень большую опасность.

Однако, дело было не только в этом. Филипп сделал кое-какие выводы и о еще более далеком будущем.

Будучи учеником Ланьхая, Филипп глубоко проникся взглядами своего учителя на искусство управления государством. Он уже давно тщательно исследовал всю подноготную императорской семьи.

Больше всего его беспокоил вопрос о будущем наследнике престола.

Сейчас принцу Чэню чуть больше двадцати лет. У него был сын, принц Чарли, однако в ближайшем будущем у него могут родиться еще сыновья. Что если младший принц будет более талантлив и заполучит любовь и поддержку своего отца?

Кроме того, нынешняя супруга принца Чэня — вовсе не знатного происхождения, и это вполне объяснимо, ведь когда принц женился в первый раз, он был еще очень молод, и наследным принцем считался старший принц Явэн. Тогда большинство родов стояло именно на его стороне, и никому не было дела до какого-то там принца Чэня. Поэтому принц Чэнь женился на девушке из не очень богатой семьи.

В будущем, если мисс Дайли родит принцу-регенту мальчика, то в борьбе за титул наследного принца Чарли будет явно не хватать поддержки влиятельных кланов.

Мисс Дайли могла не беспокоиться за будущее своих детей, ведь ее клан пользуется большим авторитетом на юге. Теперь Айэрпай стал командующим корпуса, то есть ко всему прочему его клан получил доступ к Императорской армии.

Допустим, что принца-регента не так легко растрогать… Однако не стоит забывать уроки прошлого!

Принцу всего только около двадцати лет. Говорят, его старший сын, принц Чарли — весьма талантливый мальчик. Лет через двадцать, когда ему будет уже тридцать лет, он войдет в возраст, когда мужчина больше всего на свете хочет прославиться своими выдающимися подвигами и заслугами. Тогда принцу Чэню будет около пятидесяти, а это самый лучший, самый продуктивный возраст для монарха.

Возможно, что история императора Августина Шестого повторится вновь: чтобы избежать притязаний старшего сына на престол, принц Чэнь будет вынужден намеренно оказывать поддержку младшему сыну.

Говорят, что принц-регент гораздо умнее своего отца — императора Августина Шестого.

Однако в делах, касающихся престолонаследия, разве не могут случиться неожиданности?

Поэтому в будущем клан Айэрпая непременно станет очень мощным соперником Двэйна.

Конечно же, Филипп досконально изучил историю этого клана и нынешнее положение дел внутри него.

В особенности то, что касалось будущей императрицы, мисс Дайли.

Все полученные им сведения сводились в основном к тому, какая мисс Дайли красивая и замечательная, как она талантлива в различных искусствах и тд, однако, просмотрев собранный материал, Филипп обнаружил одну чрезвычайно интересную деталь.

Все бумаги относительно этой девушки занимали целый ящик письменного стола в комнате Филиппа. Здесь же, вместе с ними хранилось описание нескольких небольших дел, относящихся к недалекому прошлому мисс Дайли, которые Филипп считал особенно важными.

Первое дело касалось катастрофы на юге из-за обильных снегопадов. Тогда группа пострадавших устроила в провинции мятеж. Хотя Империя выделила некоторую сумму на помощь пострадавшим территориям, однако из-за того, что дороги до них были разрушены, деньги и необходимый провиант застрял в пути и не смог прибыть туда в назначенный срок. Начался голод, бунт разгорелся с новой силой, а в это время местная знать активно разворовывала следовавший на пострадавшие территории обоз.

На фоне этих событий мисс Дайли пожертвовала весь свой доход на помощь голодающим, и многие прониклись к ней искренней благодарностью за столь щедрый поступок. Некоторые пострадавшие даже посчитали ее посланницей Богини Света и возвели в культ, восхваляя ее доброту и благодетель.

Когда Филипп прочитал эту историю, губы его расплылись в холодной усмешке.

Пожертвовать ювелирные изделия? Что за шутка! За сколько же она их продала? К тому же, многим было известно, что мисс Дайли больше предпочитает жить «скромной и простой жизнью»? Сколько может выручить «скромная и простая» барышня за свои украшения?

Десять тысяч золотых монет? Или, может, двадцать?

Конечно, пожертвовать столь незначительную сумму было делом весьма легким. Интересно было то, что когда случились снегопады, многие аристократы, повинуясь долгу религиозного человека, пожертвовали на нужды голодающих южан несколько тысяч золотых монет и больше.

Но кто-нибудь хоть раз вспомнил имена этих добрейших людей?

Отнюдь нет! Наоборот, «слава» барышни, пожертвовавшей несколько своих украшений, распространилась по всему материку? И ее авторитет внезапно подскочил до небес!

Сразу возникает вопрос: если «подвиг» мисс Дайли столь незначителен, то почему вести о нем распространились чуть ли не по всей Империи?

Филипп мог поклясться, что тут не обошлось без пропаганды, и кто-то специально распространял слухи об этой девушке, чтобы создать ей соответствующую репутацию.

То есть, она просто-напросто купила себе популярность!

О втором деле заметок было не так много, как о первом. Оно произошло несколько лет назад. Тогда глава рода, к которому принадлежит мисс Дайли, готовился вынести решение, кто же в будущем займет его место. В то время человеком, чей голос был одним из самых весомых на собраниях рода, был вовсе не генерал Айэрпай! Тогда он всего лишь занимал пост помощника командующего местным охранным полком.

Однако тогда мисс Дайли активно выступала в поддержку старшего брата. Она уже тогда стала всеобщей любимицей, и молодежь всегда высказывалась в ее пользу. Только благодаря поддержке мисс Дайли, Айэрпай впоследствии получил поддержку большинства представителей клана и обзавелся обширными связями.

Хотя этот способ, по мнению Филиппа, был весьма незрелый, но, тем не менее, достигнуть такого уровня для пятнадцатилетней девочки было событием весьма выдающимся.

Что это означало?

А это означало, что мисс Дайли была вовсе не так проста, как о ней говорили.

Филипп сделал вывод, что она не только красива, но и расчетлива, ведь она прекрасно знала, как завоевать популярность и как выгодно использовать сложившиеся обстоятельства.

И теперь такая девушка становится будущей императрицей, которая впоследствии сможет оказывать на принца и его окружение соответствующее влияние.

Кроме того, он неожиданно прибыла на северо-запад!

Что она здесь делает?

Неужели просто сопровождает принцессу?

Нет, в столь простое объяснение Филипп, с его опытом, поверить никак не мог.

Нахмурившись, советник погрузился в размышления. Он по нескольку раз пролистал доклады своих подчиненных.

Некоторые из них прислали люди Альфа, караулившие вход в Торговую палату. На первый взгляд казалось, что ничего особенного в их докладных записках не было: лишь информация о том, кто выходил из здания, кто заходил, откуда привезли вещи, куда увезли, кто с кем встретился… В общем, самые обычные дела.

Однако среди всего это была одна новость, на которую Филипп обратил особое внимание.

Один из подчиненных Филиппа обнаружил, что некая служанка мисс Дайли ездила в торговое представительство клана Лист, находящегося в черте города. Вроде бы, ничего необычного, учитывая приятельские отношения принцессы Луизы и госпожи Лист. Казалось бы, что может быть подозрительным в том, чтобы навестить свою подругу на северо-западе?

Однако Филипп обратил внимание, что посланная мисс Дайли служанка после визита в торговое представительство не вернулась в палату, а поехала в еще одно место! В городской храм Богини Света.

Как раз после того, как служанка посетила храм, проживающая там Богиня Света тут же поспешно вышла из храма и направилась прямиком в Торговую палату!

То есть, должно быть, служанка передала Богине какие-то распоряжения, и она тут же поехала навестить принцессу Луизу.

Однако сама принцесса никаких людей к Богине не отправляла. В конце концов, родная мать принца Чэня была родной матерью принцессы Луизы тоже. А отец Богини Света, принц Явэн, погиб от рук принца-регента. Очевидно, что их отношения никак не могли быть хорошими.

Неужели мисс Дайли тайно направила людей упросить Богиню приехать в палату?

Что она, в конце концов, замышляет?

Внезапно лицо Филиппа помрачнело. Молодой советник был уверен в силе своего разума, а потому он попытался связать произошедшие события и все новости, связанные с этими людьми…

В этот миг в его голове неожиданно возникло имя Лосюэ.

— Почему я вдруг вспомнил о нем?… Хотя его происхождение весьма туманно, однако… почему? Почему каждый раз, когда я думаю о нем, у меня появляется ощущение, что что-то здесь не так…

Подумав об этом, Филип внезапно вскочил со стула.

Одна поистине страшная мысль, точно мечом, пронзила его сердце!..

Оставить комментарий