Глава 390.1. Вопрос, который всех поставил в тупик (часть 1)

Все приготовления к вечернему банкету были, наконец, завершены.

Старый дворецкий Мадэ был ответственен за основную часть: разработка изысканных блюд, украшение банкетного зала. По его задумке, весь сад был заставлен горшками с золотистыми тюльпанами, как символ блеска и славы клана. Все слуги были одеты в новые, сшитые специально для этого вечера костюмы. В зал были приглашены лучшие музыканты из оркестра, принадлежащие клану, которые исполняли мягкие и мелодичные композиции.

В этот вечер владелец имения, Герцог Тюльпан, не мог прибыть на сие мероприятие, поэтому вместо него, как и подобает настоящей хозяйке, гостей встречала будущая его супруга, госпожа Вивиан.

Однако…

С первых минут всем стало очевидно, что стыдливая, чрезмерно стеснительная, она совсем не подходила на эту роль.

В этот вечер Вивиан надела специально приготовленное для нее белое бальное платье. Оно подчеркивало ее простодушный и честный темперамент, но к сожалению, в отличие от привычной ей магической мантии, вечернее платье с открытыми плечами и спиной совсем не шло ей.

Позади нее стояли две безупречно одетые преподавательницы дворцового этикета, которые то и дело напоминали Вивиан, что, встречая очередного гостя, она обязательно должна осведомиться о его здоровье и поклониться в знак уважения. Однако девушка выглядела так, словно у нее не было ни капли душевных сил, чтобы осуществлять все эти положенные правилам приличия действия. На самом деле, вся ее энергия, как и природные способности, могла воплотиться лишь в магии.

У двух противоположных стен располагалось по одному жаркому растопленному камину, поэтому в зале было светло и уютно. Но Вивиан по-прежнему время от времени теребила оборки и рукава своего платья, дотрагивалась до своих плеч, точно ее пробивал легкий озноб, или кожа в этих местах сильно чесалась.

Стоявшие позади нее преподавательницы отчаянно пытались заставить девушку следить за своими движениями, то и дело покашливая за ее спиной. Столь сильное волнение и беспорядочные движения считались чрезвычайно неприличными в высшем обществе.

Вивиан стояла у входа. На банкет уже пожаловало шесть важных гостей… К счастью, будучи невестой Герцога Тюльпана, она не должна была приветствовать всех и каждого. Внезапно к ней подошел Филипп и сообщил, что вот-вот прибудут две очень именитые дамы, которых Вивиан непременно должна лично поприветствовать, чтобы не потерять лицо.

Девушка почувствовала, как у нее не только чешутся спина и плечи, но и очень сильно болят лодыжки.

Двэйн лично изобрел эти женские кожаные туфли на высоких каблуках, он так и назвал их — «каблуки», посчитав, что такая обувь особенно подчеркнет женское очарование. Вивиан посчастливилось первой надеть их. Действительно, благодаря высокому каблуку тело девушки как бы слегка наклонилось вперед, отчего ее грудь несколько выпятилась, что безусловно добавляло обаяние ее изящному и гибкому телу.

Однако единственным минусом этих туфель было то, что их каблук был уж слишком высок, и Вивиан очень быстро устала на них ходить.

Как раз в этот момент ее ноги заболели с новой силой. Девушка уже несколько раз хотела нагнуться и снять эти чертовы туфли, но замерзшие плечи и спина зачесались с новой силой. Ей казалось, что столь открытая одежда слишком привлекала чужие взгляды, что выходило за рамки приличия. К несчастью, сегодня она была хозяйкой банкета, и взгляды большинства публики само собой были прикованы к ней.

«Больше никогда не одену все это!» — подумала Вивиан, но вспомнила, что когда она впервые надела подобный наряд, глаза Двэйна наполнились нежностью и восхищением.

Она не смогла сдержать сладостной улыбки и про себя добавила:

«Если непременно нужно будет надеть, то пусть только он смотрит…»

Кивнуть головой. Слегка улыбнуться. Какой-то окостенелой улыбкой. Шею держать изящно изогнутой, точно у лебедя… Все эти церемониальные движения казались Вивиан еще более сложными, чем самые туманные и непонятные магические заклинания.

«Лучше бы я сто раз вызвала раскаты грома или сто раз переписала «Свод заклинаний среднего уровня».

Неподалеку от нее расхаживали два торговых представителя некого не местного аристократического клана, которые имели некоторую власть в провинции. Они надеялись расположить к себе будущую супругу Герцога Тюльпана, однако их галдеж ужасно раздражал Вивиан, хотя на ее лице по-прежнему сохранялась легкая улыбка.

«Эх… Эти двое хотят снискать мое расположение и стараются всеми способами выяснить мои предпочтения… Неужели хотят сделать подарок? Ах, я предпочитаю, чтобы вы сейчас же исчезли с моих глаз!»

Однако ради Двэйна она твердо решилась играть роль хорошей хозяйки до конца. Собравшись с силами, она изо всех сил старалась выполнять свои обязанности будущей супруги герцога.

«Да, ради Двэйна я должна показать себя хорошей супругой!»

В этот момент снаружи донеслись звуки оркестра, означающие прибытие последних почетных гостей.

Вивиан глубоко вздохнула и сделала знак стоящим рядом преподавательницам. Когда дверь зала распахнулась, девушка, наконец, увидела цель своего ожидания.

А… Почему трое? Разве их не должно быть двое?

Впереди всех шла будущая супруга принца-регента, и, возможно, даже будущая императрица — мисс Дайли. Эта известная южная красавица была одета в платье цвета морской волны и точно сапфир ослепляла восторженные глаза зрителей. Ее ясные глаза мерцали, словно драгоценные камни.

Как только вся процессия вошла в зал, взор мисс Дайли остановился на Вивиан.

— Это и есть будущая супруга Герцога Тюльпана? Волшебница Вивиан?

По сравнению с другими, мрачными и эксцентричными магами, девушка выглядела неожиданно приветливо. И хотя в ее манерах чувствовалась некоторая скованность, когда она вежливо кланялась, ее движения были несколько неестественными, однако ее чистый невинный облик приковывал внимание толпы. Неудивительно, что она сумела так легко завоевать любовь герцога.

Разве волшебнице не полагается носить острый колпак, как у колдуньи?

Смерив Вивиан презрительным взглядом, мисс Дайли посмотрела на нее в упор, что было очень невежливо.

Шедшие позади нее гости, казалось, тоже забыли всякие правила приличия.

Принцесса Луиза была одета в белоснежное вечернее платье. Увидев Вивиан, она буквально остолбенела.

В ее голове разом тут же возникла мысль: неужели из-за этой девушки Двэйн отказался жениться на ней?

Безусловно, наряд принцессы вместе с подобранными со вкусом украшениями смотрелся великолепно и роскошно. На голове ее мерцала корона с драгоценными камнями, какие обычно носили все принцессы. Изначально предполагалось, что она прибудет на северо-запад инкогнито, однако, когда она услышала о бале, то в ней проснулась так свойственная женщинам сравнительная психология, и она, несмотря ни на что, все же решилась одеть корону.

Однако, увидев Вивиан, принцесса Луиза тут же пожалела о своем решении.

Эта девочка не вызывала в ней ничего, кроме жалости. И все же, она была прелестна, ее щеки горели живым румянцем, точно она боялась или стыдилась чего. Она казалось чистой, словно новорожденный олененок. Черты ее лица были идеальными, даже самый придирчивый критик не смог бы отыскать в нем даже маленького изъяна. Она была точно совершенный цветок.

Принцесса тут же пожалела о своем выборе наряда. Цвет ее платья был в точности такой же, как у ее соперницы. Подойдя к Вивиан, Луиза тут же принялась ругать себя за то, что опустилась до того, что оделась так же безвкусно, как эта дамочка.

Ей даже показалось, что драгоценные украшения на ее шее и руках стали тяжелее кандалов и выглядели так же грубо и вульгарно.

Будущая жена герцога была скромна, точно кварцевый камень, искусно вырезанный рукой опытного мастера… Что за ожерелье блестит у нее на шее? Всего лишь простая цепочка с какими-то камнями, которые и драгоценными то не назовешь…

Но если принцесса Луиза была поражена только потому, что в ней взыграла женская зависть, то причины удивления сопровождающего ее Лосюэ, который в этот вечер должен был стать ее кавалером на балу, были намного глубже.

Король Эльфов стоял рядом с Луизой и казался по-прежнему невозмутимым. Его рука все так же легонько поддерживала руку принцессы, однако его взгляд был всецело устремлен на Вивиан, и в нем сквозили нотки разочарования.

Он словно увидел то, что, по его мнению, невозможно было увидеть в такой обстановке, и все же эта вещь была прямо перед ним. Лосюэ смерил Вивиан подозрительным взглядом. Его взор остановился на украшении на ее изящной шейке.

Эти камни… Неужели это…

…пятицветные кристаллы?

Ведь они могли накапливать в себе огромное количество мощной энергии! Неужели это действительно те камни, которые считались уникальными в мире магов? Как так получилось, что столь ценная вещь вот так просто висит на шее этой девушки?

На том участке земли, где обитали преступные народы, природных богатств очень мало, в особенности полезных ископаемых и драгоценных камней и металлов. Они вынуждены использовать экономно даже железную руду, поэтому у солдат их огромной армии не было ни самого простейшего оружия, ни доспех. Когда войско преступных племен захватило подступы к Святой горе, они выкопали в ней тоннели, чтобы добыть полезные ископаемые, и начали производство вооружения и экипировки.

Разумеется, никаких магических кристаллов в тех краях не могло быть и речи. Лишь только Король Эльфов, знаменитый своими способностями в магии, имел право носить такого рода предметы, и то только потому, что он достиг определенного уровня мастерства в этом деле.

А люди… Неужели они могут вот так просто носить большие куски пятицветного камня у себя на шее?

Кроме этого, было еще кое-что, что привело Лосюэ в чрезвычайное волнение, которое внезапно возникло в его душе, и он оказался не в состоянии тут же подавить его… Нет, это было не просто волнение, в нем скрывались и другие чувства.

Атмосфера в банкетном зале становилось все более напряженной.

Двух преподавательниц этикета прошиб холодный пот. Они уже замаялись нашептывать Вивиан, чтобы она перестала пялиться на тех двух гостей, что вошли следом за принцессой Луизой. Однако девушка, забыв правила приличия, с выпученными глазами глядела на них.

И все же можно понять, что чувствовала Вивиан в этот момент.

На самом деле, она вовсе не забыла об этикете, проблема была в другом…

Филипп говорил ей, что сегодня вечером на банкет пожалуют две особенные гости, одна из них — будущая супруга принца-регента мисс Дайли, а другая — его младшая сестра принцесса Луиза.

Однако проблема заключалась в другом… Мисс Дайли Вивиан узнала сразу по ее необыкновенно голубым глазам.

Но вот…

Кто же из тех двоих, что шли позади нее, принцесса Луиза?

Не стоит удивляться замешательству Вивиан.

В этот вечер многие из присутствовавших, завидев прекрасного и безупречно одетого Лосюэ, подумали, что перед ними очаровательная молодая девушка.

Лосюэ был не просто красив, он был идеален, и его внешности могла позавидовать любая девушка. Король Эльфов от природы обладал утонченными чертами лица, от него всегда веяло таинственностью и в то же время роскошностью и импозантностью. Его красота очаровывала с первого взгляда. Кроме того, его одежда была столь изысканной, что действительно нельзя было определить наверняка, мужчина это или женщина.

На нем было длинный халат с поясом, подчеркивающим его изящную, гибкую талию. Полы халата расширялись книзу, что делало его похожим на пышное женское платье, и это впечатление еще более усиливалось, благодаря великолепным узорам на ткани, которые придавали его образу мягкие нежные черты.

Увидев Лосюэ впервые, Вивиан была уверена, что перед ней женщина.

Кто же из этих двоих принцесса Луиза? Кого из них приветствовать?

Стоящие позади нее преподавательницы остолбенели… Их больше поразило не то, что Вивиан забыла поприветствовать гостей (она уже давно отвыкла от всяких церемоний, а потому ее забывчивость казалась вполне естественной), а то, что даже принцесса Луиза выглядела слегка растерянной. Ведь она все детство провела во дворце, и ее воспитывали очень строго.

К счастью, очень скоро к ним на выручку поспешили другие гости.

— А, Луиза! Дорогая Луиза! Когда я услышала, что ты тоже будешь на банкете, я была просто поражена!

К ним медленной походкой приближалась госпожа Лист, улыбаясь своей коронной очаровательной улыбкой. Подойдя к Луизе, она мягко взяла ее руку, и красивое лицо этой женщины расплылось в самой ласковой и приветливой улыбке. На ней было одето темно-лиловое вечернее платье, подчеркивающее ее статную фигуру.

Госпожа Лист вовремя пришла на помощь, и Вивиан вздохнула с облегчением и вежливо поклонилась принцессе. В то же время она с благодарностью посмотрела на женщину.

— Милая Лани! Я так давно не видела тебя! В последний раз мы виделись два с половиной года назад, на севере, в твоей усадьбе. Тогда мы упражнялись в верховой езде, помнишь? — вдохновенно ответила Луиза.

Заметив Вивиан, она сдержанно улыбнулась и поклонилась в ответ.

— Мисс Вивиан, не нужно утруждать себя излишним церемониалом. Вы — будущая супруга Герцога Тюльпана. У Вас даже официально уже есть титул, поэтому не стоит любезностей.

Выражение лица госпожи Лист оставалось невозмутимым, но ее взгляд украдкой скользнул в сторону Вивиан. Заметив ее признательный взгляд, она слегка улыбнулась.

Однако ее хорошее настроение исчезло так же быстро, как и возникло.

Король Эльфов Лосюэ, почувствовав сильное волнение Вивиан, мягко посмотрел на нее, чтобы успокоить ее. Но когда госпожа Лист подошла к ним, настала очередь Лосюэ испытывать крайнее волнение.

Оставить комментарий