Глава 394. Древние властители материка

Честно говоря, в тот миг, когда Медуза Горгона вплотную приблизилась к Лосюэ, Двэйну в голову пришла одна мысль: а если заставить царицу открыть глаза, интересно, этот страшный Король Эльфов превратится в камень или нет?

Эта идея взволновала Двэнйа до глубины души. Он всецело доверял этой пугающей способности Медузы Горгоны превращать живые существа в камни.

Некогда даже старый дракон, один из самых могущественных драконов на земле, под ее взглядом вмиг обратился в камень. Врожденный иммунитет золотистых драконов от различного рода колдовства оказался бессильным против пристального взгляда Медузы Горгоны. Если бы не священный оберег драконов, то жизнь старого дракона была бы в опасности…

Лосюэ, похоже, сразу разгадал, как мысли бродили в голове мага.

Король Эльфов спокойно сел и в упор посмотрел на Двэйна:

— Герцог Тюльпан, я действительно поражен. Уж никак не думал, что у Вас под богом живет сама Медуза Горгона… Кажется, прежде царица любила жить в одиночестве. Никогда не мог себе представить, чтоб столь уважаемая, статная особа спутается с людьми.

Глаза Двэйна метали молнии. На лице Лосюэ блеснула коварная усмешка:

— Я знаю, о чем Вы сейчас думаете, однако же я настоятельно рекомендую Вам этого не делать. Вы ведь понимаете, зачем я только что сказал, что некогда золотоглазый питон был хорошим другам эльфийскому народу? Потому что его врожденная способность превращать живых существ в камни действительно выдающаяся, но увы не поддающаяся никакому контролю, а соответственно — слишком опасная. Эволюция есть эволюция, и хотя Медуза Горгона очень красивая женщина, но даже в эпоху преданий ни одно из племен не захотело сотрудничать с ней. Кроме нас, эльфов. Чары ее золотистых глаз на нас не действуют. Именно поэтому отношения между нашими племенами всегда были очень мирными. К тому же… есть еще кое-что, чего Вы, герцог, наверняка не знает…

— Что еще?

Хотя Лосюэ быстро разгадал ход его мыслей, Двэйн, честно говоря, даже и не пытался их скрыть.

— Медуза Горгона не может открывать глаза тогда, когда ей вздумается, — Лосюэ тихо вздохнул.

Посмотрев на Николь, он внезапно почувствовал, что эта очаровательная девушка ему очень нравится. Король Эльфов отметил, что ее кожа сверкает точно драгоценный камень, и его голос вдруг сделался грустным.

— В древние времена, когда свершилась эволюция, медузы стали самыми прекрасными существами на земле, и это признавали абсолютно все. Однако, и у таких роковых красоток обнаружилась ахиллесова пята: их взгляд убийственен, но они совершенно не умеют контролировать свою магию. Для медуз это тоже большое горе. Ведь никто не хочет общаться с ними! Многие племена боятся их могущественной магии, а потому начинают охоту в надежде истребить этих прекрасных, но слишком опасных существ. Даже в древние времена медуз горгон было чрезвычайно мало. Кроме того, медузы наделены даром убийственного взгляда от природы, но за его применение они тоже платят очень высокую цену.

Смолкнув, Лосюэ посмотрел на царицу. Она казалась несколько озадаченной.

Николь сама не знала об этом. В конце концов, она стала золотоглазым питоном только потому, что по ошибке выпила воды из источника вечной молодости. Никогда никто не говорил ей, каким особенным даром обладают похожие на нее существа.

— Жизнь, — Лосюэ наконец сказал в ответ. — Никто не в силах противостоять взгляду Медузы Горгоны. Даже маги святого уровня. Это магия удивительной силы, бесконтрольная, но непобедимая. К сожалению, столь могущественная сила отнимает у ее обладателя жизненную энергию. Чем сильнее соперник, тем больше энергии требуется для того, чтобы ее применить. Думаю, Медузе не составит труда превратить какого-нибудь начинающего мага в камень, однако, если противник окажется слишком силен, то есть он обладает могущественными душевными силами… Тогда Вы знаете, любая магия, даже та, что подарена магу природой, базируется на количестве магических сил, который у него есть. Чем сильнее противник, тем больше усилий нужно приложить, чтобы его одолеть, то есть Медузе потребуется больше энергии, чтобы применить свой взгляд… Лишь царица Медуза Горгона живет около двух тысяч лет, почти как золотистый дракон. Но ведь за столь долгую жизнь Медузе постоянно приходится открывать глаза и применять свои чары. В особенности, если перед ней очень сильный противник.

Затем Лосюэ добавил:

— Госпожа Медуза, если Вы действительно хотите превратить меня в камень, то скажу Вам прямо, мои силы таковы, что даже если Вам удастся это сделать, то Вы при этом потеряете столько энергии, что очень быстро умрете… К тому же, у нас, эльфов, есть стойкий иммунитет от Ваших чар. Как эльф, я питаю к Вам искреннюю симпатию и прошу Вас не делать того, что может причинить Вам огромный вред.

Двэйн внезапно заволновался. Он совсем не знал об этом, к тому же… Медуза Горгона уже несколько раз использовала свой магический взгляд, и даже один раз — против старейшины племени драконов. Наверняка, тогда она потратила очень много душевных сил, и сейчас у нее их осталось очень мало.

Посмотрев на Николь, Двэйн вздрогнул, но тут же успокоился.

Николь определенно была особенной девушкой! Она выпила воды из источника вечной молодости. Сокровище, которое дарует жизненные силы всем живым существам, кроме людей. Должно быть, после этого энергия Медузы значительно возросла.

Закончив говорить, Лосюэ налил себе немного вина. Его не тревожило то, что Двэйн мог тайком подсыпать в его бокал яду. Как эльф, он отлично разбирался в травах и знал все магические и ядовитые растения, и его знания в этой области значительно превосходили знания мага-фармацевта из людей.

— Ты…ты действительно эльф? Ты действительно много знаешь обо мне? — голос Николь звучал спокойно, но были видно, что ей было очень любопытно немного больше узнать о себе, и совершенно не важно, от кого.

Двэйн промолчал. Он тут же оставил все свои тайные затеи и, вытащив руки из рукавов, оперся на стол и посмотрел на Николь — в этот момент ее обуревали смешанные эмоции. Маг глубоко вздохнул, и на его лице вновь появилась легкая усмешка:

— Тогда, уважаемый Король Эльфов, раз Вы мой почетный гость, то не могли бы Вы удовлетворить мое любопытство и ответить на несколько моих вопросов? Мне очень интересно послушать истории, о которых Вы упомянули.

Лосюэ улыбнулся своей очаровательной улыбкой и, подумав немного, кивнул:

— Это требование совсем не сложное. В наших краях почти каждый знает все эти легенды наизусть. Вот только… любезный герцог, с какого момента Вы хотели бы послушать?

Двэйн на мгновение задумался, взгляд его упал на копье Лонцзинуса.

— Начните вот с него! — и неспеша добавил. — Господин Лосюэ, мне очень любопытно знать, почему в языке преступных народов копье людей-всадников стало синонимом слову «предательство»?

Лосюэ замолчал. Его взгляд стал серьезным. Когда он вновь заговорил, в его голосе прозвучала скрытая насмешка.

— Преступные народы? Вы использовали это слово… Ха, преступные народы… Это так люди нас называют?

Лосюэ двумя руками взял бокал и, слегка пригубив вино, тихо вздохнул. Светлые зрачки эльфа вспыхнули, но затем вновь приняли прежнее спокойное выражение.

— Герцог Тюльпан, — сказал он, в упор глядя на Двэйна. — Вы знаете, какие племена существовали на материке десять тысяч лет назад?

Маг задумался. Раз Лосюэ задает ему этот вопрос, значит без сомнения ответ — точно не люди.

— Неужели эльфы? — неуверенно ответил Двэйн.

— Нет. Хотя мы, эльфы, обладаем совершенной магией, но численность нашего племени относительно небольшая. К тому же, мы любим красивые вещи и стремимся к миру и спокойствию. Эльфам нравится жить в лесу, мы редко обращаемся за помощью к другим племенам. Поэтому мы вряд ли когда-нибудь будем повелевать материком.

— Тогда гномы что ли? — эта догадка от души позабавила Двэйна.

В самом деле…

Нет. Гномы большей частью проживают в горной местности. Он копают пещеры и устраивают там себе жилье. У них очень вспыльчивый характер, они не любят обширные пространства. К тому же, я не могу сказать, что они очень уж умны. Поэтому они также никогда не были и не будут править материком.

— Не может же быть, чтобы это были орки? — Двэйн тут же вспомнил изображение различных диких зверей, немного похожих на людей.

— Нет, конечно, — усмехнулся Лосюэ. — Орки бывают разных видов, и численность их огромна, ведь они очень плодовиты. Однако, они от природы очень ограничены, среди них практически не встречается талантливых магов. У них много отлично подготовленных солдат, но не хватает разума и душевных сил. Поэтому они никогда не будут хозяевами материка.

— Да кто же тогда? — засмеялся Двэйн. — Неужели люди?

Лосюэ невольно пристально посмотрел на Двэйна. В его глазах блеснула насмешка.

— Нет? — удивился маг. — Тогда кто же?

Эльф покачал головой. Теперь в его глазах читалось сомнение.

— Когда я приехал сюда, этот вопрос и у меня вызвал некоторые сомнения. Мне было странно обнаружить, что летописи в ваших архивах сокращены до предела. Однако, в них меня даже больше удивило то, что среди них встречается даже краткое описание и нас, эльфов, и орков. Честно говоря, все эти истории совершенно абсурдные, но тем не менее, они есть. А вот об одном племени человечество постаралось уничтожить все источники, даже малейшего упоминания не встретишь. Никаких следов! Ни предложения, ни словечка — ничего! А ведь о нем то как раз очень важно помнить, но для людей оно точно никогда и не существовало на земле! Я вынужден сказать, что ваша Богиня Света хорошенько потрудилась над официальной историей.

Двэйн остолбенел.

Что это за племя, о котором он не имеет ни малейшего понятия?

Ему даже показалось, что взгляд Лосюэ вдруг сделался устрашающим!

Король Эльфов глубоко вздохнул. Налив себе немного вина, он вмиг осушил бокал, а затем тихим голосом продолжил.

— Демоны! — наконец сказал он. — Себя они скромно величают «святые». Это племя некогда процветало, и многие их боялись. Их магия, пожалуй, самая лучшая магия, которая когда-либо существовала на материке. Они очень смелые и обладают острым умом, и они поистине безжалостны! В древности они господствовали над всеми остальными племенами. Тогда эльфы жили в окраинных лесах на севере, гномы ютились в пещерах горной цепи, которую вы, люди, теперь называете горный хребет Цилимало. У орков судьба оказалось еще более печальной, чем у людей… В глубокой древности демоны считали людей и орков самыми низшими нациями, что-то вроде рабов. Это было могучее и страшное племя с великолепной культурой. Боги, в которых они верили, тогда были признаны самыми сильными божествами… Их было ровно 8226… Все они были злыми духами…

Демоны?

Злые духи?

Двэйн повторил про себя эти слова, и его сердце невольно сжалось…

В тот же миг он неожиданно вспомнил о восточное море, где на одном из островов был заключен старик, называвший себя слугой дьявола. Его звали Крис.

Оставить комментарий