Глава 404. Первая попытка

Двэйн остолбенел. Услышав от Джоанны эту новость, он резко изменился в лице.

Девушка увидела мелькнувшее в его глаза недовольство и беспомощно развела руками. Ее беспокоило то, что Двэйн в этот момент ужасно сердился на нее, и она тихим голосом сказала:

— Учитель вряд ли стал бы намеренно скрывать это от тебя. Вот только…

— Я понял. Не будем об этом, — Двэйн сердито отмахнулся, но когда он вновь посмотрел на Джоанну, в его глазах больше не было гнева. — Я могу понять его.

В конце концов, такому магу, как Гендальф, обладающими силами самого высшего святого уровня и считавшегося одним из могущественных сильнейших мира сего, позволительно вести себя несколько высокомерно, к тому же Гендальф от природы был человеком заносчивым и честолюбивым. Такие люди, потеряв большую часть своих мощных сил, чувствуют себя так, словно их сбросили с вершины горы. Безусловно, он не хотел выставлять свою слабость напоказ, но всякий мог догадаться, что творилось у него в душе. Это не то, о чем стоило рассказывать направо и налево, и Двэйн прекрасно понимал его.

Джоанна все еще боялась, что он снова может на нее рассердиться, но голос его теперь звучал абсолютно спокойно, глаза мерцали ровным, чистым светом, и это понемногу успокоило ее.

— Но… раз мы сейчас не можем поехать в Гилиат и позвать учителя на помощь, то что нам тогда делать?

Подумав немного, Двэйн покачал головой и сказал прямо:

— Я не знаю. Думаю, что на материке дать достойный отпор Королю Эльфов может только…

В его сознании разом мелькнул белоснежный плащ и гордая, уверенная походка…

Байхэчоу?

Да, именно его образ возник у Двэйна в воображении. Вот только маг ему — никто, не друг и не родственник, а попросту посторонний человек. И хотя во время странствий у него со старика сложились весьма близкие отношения, но если смотреть в общем, то Байхэчоу ему скорее враг, чем приятель. У Двэйна также не было оснований полагать, что шаман пожертвовал частью своих святых сил только потому, что проникся к нему искренними чувствами.

А кроме того, мудрецы с Большой Снежной горы наверняка знали, что разгром резиденции Владыки степей произошел не без его практически прямого участия. А иначе откуда бы у солдат Саллах ад-Дина появилась бы такая качественная броня и столь совершенное оружие? Тогда, конечно, никто не знал, кто за всем этим стоит, но с тех пор прошло достаточно времени, и правда уже давно всплыла на поверхность.

Все-таки Байхэчоу — Король Шаманов, и степной народ почитает его. Разумеется, он не мог ради каких-то там личных чувств предать верных ему людей. По сути, план Двэйна сработал, и Байхэчоу никак не помешал им, что было уже довольно странно. Маг верил, что прежнее расположение шамана к нему уже давно исчезло без следа.

Видимо, придется искать выход самому…

Байхэчоу — великий стратег, а не какой-нибудь дамский угодник и неженка.

Тогда… может быть, остров Дьявола?

Двэйн тут же вспомнил старика Криса, обитающего там уже много лет. Должно быть, этот человек обладает очень мощной силой!

Вот только этот остров сам по себе напоминает огромного живого чудища, скитающегося по Восточным морям. Даже если маг действительно соберется туда ехать, то не факт, что найдет его! К тому же, уж слишком далеко он от северо-запада…

Поразмыслив немного, Двэйн придумал один весьма оригинальный способ.

— Отдохни немного. Мы выступаем на северо-запад! В крайнем случае, на месяц скроемся в горах Цилимало. Бескрайние горы! Все равно Лосюэ не бог, а искать нас там — все равно что пытаться найти иголку в стоге сена.

Приняв такое решение, Двэйн встал и с силой топнул ногой, а затем снова крепко обнял Джоанну. Затем он вынул из-за пазухи флакончик с Источником вечной молодости и дал ей выпить несколько капель. Посмотрев на северо-запад, он приготовился снова отправиться в путь.

Как жаль, что нельзя использовать дракона, только-только перешедшего под его покровительство. Теперь золотистый дракон подчинялся тому рыжему зверю, а не прямо стал его персональным драконом. Теоретически, управлять им он мог только через Гаруду, но еще нужно было усилить их духовную связь.

Перед лицом могущественного дракона необходимо было действовать хитро, и если бы у Двэйна было достаточно времени для того, чтобы придумать очередной коварный план, то он бы смело осуществил задуманное. Но как раз время было сейчас тем ресурсом, тратить которой зазря было крайне опасно. Разве теперь у него есть в запасе несколько дней, чтобы организовать магическую церемонию и заключить с драконом соглашение о душах? Душевные силы такого уровня не так то просто подчинить.

Двэйн произвел мысленные расчеты. Со вчерашнего вечера, когда они убежали от Лосюэ, прошло уже ровно один день. Эльф, должно быть, уже начал преследование.

От усталости маг едва держался на ногах. Сейчас он явно не мог нести Джоанну, не говоря уж о том, чтобы летать. К тому же, ситуация не ясна, и расходовать свои физические и магические силы таким образом было крайне неразумно.

Он внезапно вспомнил о своей «игрушке», которую он еще раньше научился контролировать. Она лежала в накопительном кольце, и магу никак не выпадала возможность ею воспользоваться.

Вспомнив об этом, Двэйн загадочно улыбнулся.

— Покажу тебе свою новую игрушку. Я ее сделал, пока страдал от скуки в Гилиате.

В воздухе блеснул магический свет, и перед ними появилась вещь очень странной формы.

Джоанна не смогла определить, что это была за вещь. Два круглых колеса, на которые прикреплен деревянный каркас, а еще круглая зубчатая тарелочка, сделанная из металлической пластины. Вся эта конструкция была примерно два метра в длину и один в высоту.

— Посмотри, это называется «велосипед», — рассмеялся Двэйн. — На нем можно ехать очень быстро… конечно, это намного медленнее, чем лететь. На самом деле, эта штука вряд ли заинтересует профессиональных магов, я создал эту вещь просто, чтобы развлечься. Кто бы мог подумать, что как раз сегодня он мне так понадобится.

Живя в предыдущем поколении, Двэйн само собой хорошо знал, что такое велосипед. Конечно, делать его деревянным было крайне убого, к тому же, на деревянные колеса нельзя было одеть шину, а потому при езде на нем сильно трясло, однако Двэйн наложил на колеса ветряное заклятие, и теперь дребезжание корпуса при езде удалось значительно снизить.

Джоанна удивленно смотрела на возникший перед ней предмет.

На материке еще не изобрели велосипед, а потому девушка никак не могла поверить, что на этой двухколесной неустойчивой штуке, оказывается, можно кататься… Как же на нем держать равновесие?

Но Двэйн насильно усадил ее на сидение позади себя, а затем, переступив через него и подняв руль, со смехом сказал:

— Ну что, поехали?

Маг оттолкнулся от земли, и велосипед поехал сам собой. Джоанна тихо вскрикнула и обхватила Двэйна за талию.

На материке Лоулань, в пустынных северо-западных землях, в 964 году Двэйн, как и в предыдущую эпоху, оседлал велосипед и вместе с красавицей помчался по окрестностям…

То и дело налетал порывистый ветер. Джоанна ввиду полученных травм была еще очень слаба, а потому ей тут же стало холодно. Она все крепче прижималась к Двэйну, и вскоре вся ее верхняя половина туловища точно приклеилась к его спине.

Двэйн крутил педали изо всех сил. Хотя скорость езды на велосипеде была не столь высока, но все же так экономилось много сил.

Внезапно маг уловил тонкий аромат, исходивший от сидевшей позади Джоанны. Ее красивые волосы развивались по ветру, то и дело щекоча ему ухо. Ему стало неловко. Он чувствовал на своей спине тепло ее тела, и в голове у него возникло множество разных фантазий.

В какой-то миг ему даже представилось, будто он не на материке, а где-то далеко за его пределами, в том своем мире, где однажды зимним вечером, взяв с собой девушку своей мечты, он мчался на полной скорости, любуясь проносящимся мимо окрестным пейзажем.

Он невольно начал напевать одну очень известную в предыдущей эпохе лирическую песню, под которую ездить на велосипеде было куда приятней…

«Тянь мими» («сладкий, нежный», известная в Китае песня). Джоанна услышала мелодию, отличающуюся от тех, которые она привыкла слышать, и которые часто можно было услышать от жителей материка. Двэйн пел ее на каком-то, незнакомом ей языке, но звучание этой странной песни словно затрагивала самые мягкие, самые сокровенные струны ее души.

Джоанна невольно покраснела и щекой прижалась к его спине. В глазах ее светилась нежность…

Джоанна сразу глубоко полюбила эту песню. Прижимаясь к Двэйну и крепко держась за его поясницу, она внимательно слушала удары его сердца и, в конце концов, сама невольно начала тихо подпевать ему.

Внезапно Джоанна поняла, что она все еще поет, в то время как Двэйн уже давно не произносил ни звука.

Велсипед внезапно остановился. Двэйн опустил обе ноги на землю и тихим голосом неожиданно сказал:

— Слазь, Джоанна.

— А? — девушка все еще витала в своих мыслях, и лишь только когда Двэйн окликнул ее второй раз, она, наконец, пришла в себя.

— Что случилось? Ты устал?

— Нет, не устал. Вот только… кажется, у нас проблемы. Мы схвачены.

Двэйн горько улыбнулся и, повернувшись к Джоанне, слегка похлопал ее по щеке, а затем указал на какой-то предмет вдали.

На вершине высокой скалы виднелся чей-то силуэт. Существо, одетое в простенькое платье, сидело, поджав ноги. Мерцание ночных звезд бледным светом отражалось в его глазах. Он невозмутимо сидел над обрывом, и казалось, что его тело слилось с небом и землей и стало с ними одним целым.

— Эх, Герцог Тюльпан, мне все более и более любопытно наблюдать за Вами. Что это за штука у тебя под ногами? Очередная магическая игрушка, которые ты так любишь изобретать?

Голос Лосюэ медленно разнесся над ними. Джоанна тут же изменилась в лице.

Но Двэйн, казалось, был ничуть не удивлен его появлением. Посмотрев на Лосюэ снизу вверх, он сказал:

— А мне любопытно, как Вам это удалось? С момента, когда уговоренный нам день истек, прошло не более получаса. Мы проехали уже добрые три сотни миль. Да, Вы маг святого уровня, но это едва ли объясняет тот факт, что Вы за каких-то полчаса сумели преодолеть расстояние в триста миль. Король Эльфов, неужели Вы позволили себе сжульничать?

Услышав такое обвинение в свой адрес, Лосюэ не рассерился, он лишь слегка улыбнулся и, взмахнув рукой, сделал какой-то странный жест, а затем серьезно сказал:

— Я, Лосюэ, Король Эльфов, никогда не нарушаю своих клятв! Если я нарушил данное мною обещание и сыграл не по правилам, то пусть в меня тут же ударит молния, и да не будет мне покоя после моей смерти!

Он говорил совершенно серьезно, но Двэйн неожиданно громко рассмеялся.

— Ха-ха! Господин Лосюэ, я всего-навсего спросил, а не потребовал с Вас смертельную клятву.

Лосюэ пристально посмотрел на мага.

— Герцог Тюльпан, кажется, Вы совсем не удивлены тому, что я нашел Вас так быстро.

Двэйн снял Джоанну с велосипеда и, держа ее в своих объятиях, медленно произнес:

— Я и раньше догадывался, что в первый раз Вы меня очень быстро поймаете. Раз Вы осмелились заключить со мной пари, значит, у Вас есть какой-то тайный козырь.

Лосюэ удивленно вскинул бровь, но затем неожиданно рассмеялся.

— Браво! Очень хорошо! Но твоя первая попытка истекла. Сейчас я снова подожду здесь, а Вы поскорее убегайте от меня, герцог.

— Не торопитесь!

Двэйн напустил на себя ленивый вид и, придерживая Джоанну, убрал велосипед в кольцо. Затем он вплотную приблизился к эльфу и посмотрел на звезды:

— Ведь у меня есть еще целый день. Час раньше, час позже — разницы нет никакой. Сейчас уже ночь, а я еще не ужинал. Господин Лосюэ, должно быть, и Вы ужасно голодны? Местечко здесь неплохое, хотя и немного запустелое, однако вполне подходит для большого банкета под открытым небом… Эх, и звезды будут нам лампадами… Думаю, Вы не откажете мне в совместном ужине?

Двэйн говорил медленно, и его вид показался Джоанне несколько загадочным. Само собой, это его напускное радушие породило в душе Лосюэ большие сомнения.

— Вы правда не хотите поторопиться? Я не стану ждать ни минуты больше. Пока Вы здесь, Вы теряете драгоценные секунды.

— Небо огромно, а желудок еще больше! Когда я голодный, у меня совершенно нет сил бежать. Ха-ха! — и Двэйн громко рассмеялся.

Он уже сбросил с плеч свою мантию и усадил Джоанну на землю. Девушка хотела было что-то сказать, но по выразительному взгляду Двэйна поняла, что сейчас ей лучше молчать.

Двэйн действовал очень ловко. Он тут же собрал разбросанные вокруг сухие ветки, затем быстро развел костер и вытащил из кольца немного продуктов и воду, а также необходимую посуду.

Заметив удивление на лице Короля Эльфов, Двэйн расхохотался:

— Честно говоря, мне не в первой. Я всегда готов к тому, что рано или поздно предстоит заночевать под открытым небом, а потому заранее приготовил все необходимое, чтобы в походных условиях не остаться голодным.

Говоря это, маг извлек из кольца семь-восемь бутылочек со специями, а затем, закатав рукава, принялся жарить мясо. Через некоторое время над поляной разнесся аппетитный аромат.

Лосюэ смотрел на Двэйна не отрываясь, и у него вырвался невольный вздох.

— Удивительный Вы человек, герцог.

Оставить комментарий