Глава 412. Магическая музыка, пронзающая слух

— Это же тот ублюдок!

Джоанна внезапно встала, и на лице ее отразился испуг.

Двэйн, стараясь сохранять спокойствие, положил руку девушке на плече и слегка надавил.

— Не спеши, — тихо сказал он. — Сначала послушаем, что он скажет.

Говоря это, маг взял ее руку. Она была холодная как лед.

Воцарилось молчание. Наконец сверху снова послышался голос Лосюэ. Эльф отчетливо проговорил:

— Двэйн, ты спрятался в таком грязном месте. Неужели тебе не тяжело нюхать этот отвратительный вонючий запах?

Джоанна побледнела и торопливо прошептала:

— Может, он… Может, он снова пытается нас обмануть? Хочет, чтобы мы испугались и попались в его ловушку?

Двэйн покачал головой. Взгляд его сосредоточенно смотрел вперед.

— Нет, не думаю. Он уверен, что его голос долетает досюда. Должно быть, он услышал нашу беседу. Вряд ли он нарочно пугает. Похоже, он действительно обнаружил нас.

Подумав немного, Двэйн вздохнул и задумчиво сказал:

— Мда… Этот урод в самом деле профессионал своего дела.

Собравшись с духом, Джоанна воскликнула:

— Тогда выйдем и сразимся с ним! Мы же не какие-нибудь трусы!

Двэйн внезапно рассмеялся. Затем, испустив глубокий вздох, что есть мочи закричал:

— Король Эльфов! Раз ты нашел место, где мы прячемся, то почему ты не торопишься схватить нас? Здесь немного воняет, но очень весело!

Он использовал магию, чтобы усилить свой голос, который эхом распространился над болотом.

Джоанна с беспокойством посмотрела на Двэйна:

— Как ты можешь улыбаться?

— А почему бы и нет? — невозмутимо спросил маг. — Ха! Хотя этот трансвестит смог обнаружить нас, то разве он осмелиться спуститься сюда? Не забывай, он — эльф. Он скорее умрет, чем окунет свое драгоценное тело в эту лужу.

И действительно, через секунду раздался горький смех Лосюэ.

— Эх, пожалуй, не стоит. Кажется, вам все равно, но, что касается меня, то я не выношу такого рода запахи. Двэйн, ведь ты не сможешь торчать там вечно, верно?

Двэйн обхватил голову руками и, присев и опершись на ногу Джоанны, громко сказал:

— А почему бы и нет? Место здесь маловато, да зато рядом со мной прекрасная девушка, есть что поесть и попить. Поэтому в ближайшее время я никак не планирую выходить.

Он на мгновение задумался, а затем весело рассмеялся и продолжил:

— Все равно мы договаривались, что я проиграю тогда, когда ты меня схватишь. Ты всего лишь нашел место, где я спрятался, но еще не поймал меня по-настоящему. Поэтому правил игры я не нарушаю. Любезнейший Король Эльфов, если ты хочешь схватить меня, то тебе лучше спуститься. Вот только боюсь, что ты не выполнишь мою просьбу. В конце концов, ты — правитель великой нации, твой статус очень высок, и тебе конечно унизительно болтаться в вонючей грязи.

Лосюэ не рассердился, а наоборот рассмеялся в ответ:

— Ну что ты за человек! Проиграл, а еще смеешь нахальничать.

Сидящая рядом Джоанна с беспокойством сказала:

— Мы так и будем тянуть время? А если мы рассердим его, то…

— Я же сказал, он не спустится, — уверенно ответил Двэйн и наигранно громко добавил. — Лосюэ, я тут только что наложил большую кучу. Если надумаете спускаться, то не говорите, что я не предупреждал Вас.

На этот раз голос Лосюэ прозвучал несколько невесело.

— Эх, Двэйн. Допустим, я не могу спуститься к вам, но это не значит, что я не могу с помощью магии перевернуть это болото с ног на голову.

— Вы действительно на это способны, — усмехнулся Двэйн. — Но раз ты уже убедился, что мы внизу, то зачем тебе становиться ассенизатором и копаться в дерьме? Ты благородный эльф и вдруг будешь доставать экскременты со дна? Боюсь, тогда ты потеряешь свое достоинство.

Чем более спокойно маг говорил, тем Джаонна все больше недоумевала. Лосюэ ничего не ответил, снаружи не доносилось ни звука, и Джоанна тихим голосом сказала:

— Двэйн, неужели ты придумал способ, как нам отсюда вылезти?

— Вылезти? — вздохнул Двэйн и с горечью воскликнул. — Да разве есть способ избавиться от этого урода? Я лишь стараюсь как можно дольше тянуть время. У нас с Лосюэ оговорен месяц, и в течение него он может отпустить нас три раза. Вчера мы уже потеряли один раз. В этот раз тоже он тоже наверняка нас схватит, но мы еще можем выиграть время! По крайней мере, выигранная нами минута, или даже час потом принесут нам огромную пользу.

Услышав его слова, Джоанна невольно погрустнела.

Однако, она понимала, что Двэйн прав.

Король Эльфов лишь внешне кажется таким интеллигентным, но на самом деле вся его манерность — это не более чем самовлюбленность. Столь могущественный маг с таким непомерным тщеславием рано или поздно допустит ошибку.

Лосюэ был слишком горд, а потому, зная, что Двэйн внизу, он все же не осмеливался ворошить эту кучу гнилой жижи, боясь потерять лицо.

— Он всего лишь выпендривается. И кстати, уже довольно долго. Он не хочет делать эту грязную работу, а потому колеблется и теряет драгоценные секунды. Нам нужно лишь терпеливо подождать, и потом потерянное им время сыграет нам на руку.

Да, должно быть так. Двэйну удалось немного ее успокоить, и Джоанна наконец снова опустилась на камень. Тогда маг достал питье и немного еды и разделил ее на две порции.

Как и рассчитывал Двэйн, с того момента, как Лосюэ их обнаружил, прошло почти полдня…

Терпение эльфа наконец иссякло!

Снаружи снова раздался его голос. В этот раз он звучал как будто мягче, но Двэйн тут же понял, что Лосюэ нервничает.

— Двэйн, любишь играть — умей платить! Я признаю, что твой план почти удался, и я едва не попался на твою уловку. Однако, я все-таки нашел тебя, а значит тебе рано или поздно придется выйти. К чему же тогда все эти отговорки? Неужели знаменитый Герцог Тюльпан — человек без принципов? Вести такого рода игру должно быть стыдно столь сильному магу, как ты.

Двэйн рассмеялся.

— Король Эльфов, наша игра неравная, ты силен, я слаб, ты велик, я жалок, а потому нет ничего предрассудительного в том, что я использую разные методы, чтобы оказать тебе достойное сопротивление. А если говорить о манерах, то разве подобает магу святого уровня обижать простых, заурядных магов восьмого? Даже если мы объединим усилия, то их все равно будет недостаточно для того, чтобы тягаться с повелителем эльфийской нации. Разве тебе не стыдно?”

Помолчав немного, Лосюэ жестко сказал:

— Хорошо. Я уже использовал весь запас вежливых слов, а потому, раз ты отказываешься выходить, то теперь я буду разговаривать с тобой по-другому.

Как только эльф смолк, Двэйн тут же призвал все свои магические силы и уже хотел было начать обороняться, как вдруг снаружи раздалась легкая плавная мелодия.

Она была в высшей степени прекрасна. Она заставляла забыть о печалях, и на душе слушающего ее становилось тепло и безмятежно. Затем раздался мягкий нежный голос, подобный шелесту трав и журчанию воды. Это был голос Короля Эльфов.

Двэйн сперва остолбенел… Неужели Лосюэ спятил? Неужели ему настолько надоело ждать, что он решил, пока суть до дела, немножко развлечься?

Но мелодия постепенно усиливалась, звук за звуком проникая в сознание, который словно маленькие крючки цеплялись за самые сокровенные помыслы, приводя человека в сильное волнение, и ему хотелось вскочить и плясать, плясать, плясать!

Двэйн в душе запаниковал. Он внезапно почувствовал слабость во всем теле, мысли в голове начали путаться. Затем в какой- то момент его пальцы пришли в движение и вторить мелодии сами по себе.

Двэйн испугался и начал изо всех сил бороться с одолевшей его сонливостью. Сосредоточив свои душевные силы, он стал медленно погружаться в свое сознание.

Маг тут же почувствовал, как расслабленность тут же прошла, вот только не прошло и нескольких минут, как он уже весь покрылся потом от напряжения.

Внезапно сбоку раздался чей-то крик.

Двэйн вздрогнул и увидел, что Джоанна вся покраснела и, повинуясь ритму мелодии, вскочила со своего места. Она раскинула руки, и ее тело начало бесконтрольно изгибаться. Вскоре дыхание ее стало прерывистым, из глаз брызнули слезы, глаза остекленело смотрели перед собой.

Двэйн тут же схватил ее за руку, но Джоанна резким движением вырвалась. Ее руки, казалось, расслабленно покачивались в такт мелодии, но в них неожиданно обнаружилось чрезвычайная сила.

— Ты в порядке? Скорее сконцентрируйся, он гипнотизирует тебя!

Но Джоанну по-прежнему мотало из стороны в сторону, и она беспомощно воскликнула:

— Я… я не могу себя контролировать… А!!!

Сказав это, девушка внезапно начала вращаться на одном метсе.

Мелодия внезапно прекратилась, и издалека раздался насмешливый голос Лосюэ.

— Ну что, Двэйн? Как тебе? Эта эльфийская мелодия называется «Успокоение души». Мы, эльфы, очень близки с природой, и само собой отлично владеем магией природных звуков. С помощью этой песни можно ускорить рост растений, а также контролировать движения живых существ. Хотя люди находятся на более высокой стадии развития, чем животные, но все равно подчиняются нерушимым законам природы. Сейчас я всего лишь исполнил мягкую мелодию для роста растений, но если ты сейчас же не выйдешь, то эта песня станет намного энергичней, и ты, боюсь, уже не сможешь так легко противиться ей. И тебе уже не будет хотеться просто танцевать, я могу сделать так, что ты сойдешь с ума!

Пока Лосюэ говорил, Джоанна почувствовала, как тело ее наконец расслабилось, и она тут же бессильно повалилась наземь. Она тяжело дышала и обливалась потом. Девушка подумала, что неплохо было бы сменить одежду, вот только платье плотно прилипло к ее телу, выставляя напоказ ее округлые формы.

Конечно, Двэйн вовремя успел подхватить ее Он крепко сжал Джоанну в своих объятиях и тут же обнаружил, что схватил ее прямо за грудь… Кроме того, Джоанна часто дышала, и ее зрачки были слегка мутными, отчего маг невольно вздрогнул.

У Джоанны почти не было сил, чтобы подняться, но, оказавшись в его объятиях в такой позе, она заволновалась и тут же оттолкнула Двэйна от себя:

-Эй… Не надо меня так обнимать…

Ее голос ослаб, и она больше не вымолвила ни слова.

— Да я это… — горько усмехнулся Двэйн.

Он хотел было отпустить ее, но внезапно в голову ему пришла одна мысль.

«Да что это со мной?»

Вначале он чуть не поддался звукам эльфийской мелодии, но, сконцентрировавшись, все-таки смог преодолеть ее чары. Ведь и Двэйн, и Джоанна оба были магами восьмого уровня, пусть даже он мог чуть лучше контролировать свою энергию, но разница все же не столь велика.

«Почему я могу сопротивляться, а Джоанна — нет?»

Двэйн вздрогнул. Посторонние мысли разом исчезли, и он, закрыв глаза, принялся искать свое сознание и обнаружил одну очень странную вещь.

В «зараженном» фиолетовой эльфийской магией пространстве его сознания частица сил Байхэчоу, медленно вращавшаяся вокруг собственной оси, стала темно-лиловой!

«Неужели из-за того, что моя энергия обрела свойства эльфийской магии, я теперь могу надежно сопротивляться ей?»

Это открытие чрезвычайно его обрадовало, но маг быстро взял себя в руки. Теперь у него есть еще одно преимущество.

В этот миг Лосюэ снова запел свою песню! Эта мелодия звучала намного быстрее предыдущей, словно изображая радостное возбуждение. Джоанна само собой не могла воспротивиться ее влиянию, и ее изможденное тело вновь пустилось в пляс. Двэйн крепко обхватил ее руками, но она продолжала извиваться в его объятиях. Джоанна попыталась сконцентрировать свои душевные силы, но ее энергия само собой не могла противостоять святому могуществу Короля Эльфа.

Вскоре Двэйн уже не мог удерживать ее. Физически девушка с каждой минутой становилась все сильней. Наконец она врывалась из его объятий, и ее тело начало бешено извиваться, и е широкое платье постепенно стало сползать с нее. Двэйн увидел ее обнаженные, покрытые каплями пота плечи и смутные очертания ее груди. Маг вздохнул и закрыл глаза, не смея смотреть на нее. В этот момент его сердце бешено колотилось.

Двэйн ни слова не мог понять из песни, которую пел Лосюэ. Должно быть, это был эльфийский язык. Странное произношение слов… Двэйн обладал феноменальной памятью. Услышав песню один раз, маг запомнил ее примерно на 80 процентов. Теперь, когда его магия приобрела эльфийские свойства, он мигом распознал, что слова этой песни были ничем иным как магическим заклинанием!

Хотя Двэйн почти выучил его наизусть, но среди звуков были те, которые он физически не мог произнести ввиду их сложного звучания.

Тем временем магия песни Лосюэ снова усилилась. На этот раз даже Двэйн почувствовал, что ему стало намного трудней сопротивляться ей, и тело его понемногу начало трясти. В конце концов, эльфийские свойства его магии давали ему определенное преимущество, но и они были не идеальны. Чем мощнее становилась атака Лосюэ, тем слабее становились противоборствующие ей вибрации душевных сил Двэйна.

И все же он старался изо всех сил. Пот градом стекал с его лба. Одновременно Двэйн отчаянно пытался запомнить странные сложные слова, произносимые эльфом. Он знал, что у него, скорее всего, больше не будет шанса изучить эльфийскую магию, и теперь ему представилась уникальная возможность выучить пару звуков из первых уст!

Внезапно маг обнаружил, что его тело стает помимо его воли, ноги начали медленно двигаться в такт музыки. Он знал, что это предел его возможностей, а потому что есть мочи закричал:

— Ладно, ладно! Я признаю — ты победил. Я согласен выйти.

Когда он это произнес, музыка тут же прекратилась. Двэйн и Джоанна разом осели наземь. Они оба тяжело дышали, и пот ручьями лился с них.

Сверху снова раздался невозмутимый голос эльфа:

— Ведь ты же знал, что рано или поздно этим все закончится. Так за чем же так издеваться над собой? Однако… Герцог Тюльпан, даже эльфы и то не все имели честь послушать эту песню в моем исполнении. А ты первый из людей, кто ее услышал. Вряд ли кто-то из людей упросит меня сыграть для него мелодию «Успокоения души», ха-ха!

Двэйн злобно пробурчал в ответ:

— И что такого уникального в том, чтобы спеть песню? Когда я пировал в аристократических кругах, то каких только песен не слышал, каких только красавиц не видал… Вот только люди обычно поют за деньги, а ты поешь за жизнь!

Лосюэ громко рассмеялся.

— Ха! Герцог Тюльпан, похоже, ты никогда так просто не сдаешься! Если ты так хочешь, я могу спеть для тебя еще разок. Как тебе мое предложение?

Двэйн от отвращения высунул язык и громко закричал:

— Да отстань ты! Будь добр перестань гонять свои слезливые песенки. Ты ведь заморишь нас ими до смерти! Как только ты начинаешь петь, я тут же пускаюсь в пляс — и пляшу, пляшу, пляшу! Я, однако же, не привык за раз так много и долго плясать!

Оставить комментарий