Глава 415.1. Ночной налёт (часть 1)

Наемники все как один переполошились и пришли в боевую готовность. Наиболее подготовленные из воинов встали в оборону, чтобы защитить своего нанимателя.

Внезапно раздался свист. Всякий знает, что любой звук в ночной мгле кажется страшнее и ужаснее в несколько раз, а посему провоцирует крики «Все к оружию!» и «Подъём! Тревога!» «Не суетиться! Собрать всех вместе!»

Люди, составлявшие основную массу путников в караване, были опытными путешественниками, а потому знали, что стоит предпринимать в столь нелёгких ситуациях. С самого начала остановки каравана в этом оазисе они вели себя крайне осторожно и внимательно, не спуская глазу со своих лошадей и верблюдов, которых насчитывалось по сотне голов. Караван вёз больше сотни сундуков, составлявших единый обоз, окруженный наёмниками и наиболее крепкими вьючными животными. Таким образом, никто не мог внедриться в караван или атаковать путников незамеченным.

И в этот самый момент издалека послышался топот конских копыт. Все переполошились, готовясь к налёту пустынных разбойников. Караван замедлил ход, верблюды сомкнули цепь, всадники выехали в первый ряд, готовясь к отражению атаки. Все знали, что пустынные разбойники были яростными и отважными воинами, и всякая стычка с ними сулила беду. В ночной темноте вспыхнул факел. Двэйн заметил два конных отряда разбойников, стремительно наступавших с севера и востока одновременно и окружавшие караван. Разбойники молниеносно перестроились в кольцо. Кольцо было очень плотным и сплоченным. Двэйн был крайне озадачен, ведь обстановка была напряженной.

Внезапно до Двэйна донёсся чей-то голос:

— Братцы, к оружию, стену щитов, немедленно все в защиту! Все, кто безоружен – назад!

Стоило голосу оборваться, как тишину заполнило мычание верблюдов. Внезапно воздух рассекли стрелы и поднялись крики боли и ужаса. Хотя наёмники и были достаточно хорошо подготовленными воинами и вовремя закрылись щитами, но стрелы поразили не успевших скрыться за заслоном путников. Разбойники не стали переходить в стремительную кавалерийскую атаку. Выпустив ещё стрел, они отступили, готовясь к новому налёту.

В караване стала преобладать паника. Даже Тхо-я был в явном замешательстве, ведь отряд разбойников явно насчитывал не меньше пятисот лошадей. Пятьсот озверевших разбойников! Для пустынного отряда это подозрительно много. Ведь караван насчитывал от силы триста путников, да ещё Тхо-я и его пятьдесят отборных гвардейцев. Конечно, среди рядовых путников в караване были и бывшие воины, но едва ли они были готовы мгновенно сразиться с превосходящими силами пустынных разбойников, которые с малых лет не выпускали ятагана из рук. Свет разбойничьих факелов вновь озарил перепуганные лица.

— Черт возьми! Ну какого черта это происходит с нами! Мы ведь всего-лишь обычный караван, каких много, как мы привлекли столько разбойников? — Тхо-я отчаянно бранился.

Разбойники подготовились к атаке. Караван превратился в кольцо обороны. Разбойники не решались совершить лобовую атаку, ведь не хотели нести больших потерь. На караван обрушились ещё два лучных залпа, после чего издалека стало доноситься ржание готовых к бою боевых коней.

Тхо-я подался на первую линию обороны и увидел несколько сотен разбойников, скачущих по направлению к каравану, держа сабли наготове. Свет сабель попадал в глаза и ненадолго ослеплял.

— Внимание всем! Немедленно распахивайте сундуки! Поговорим с их предводителем! Попробуем сохранить наши жизни в обмен на богатства!

Голоса бандитов уже были слышны вдалеке. Тхо-я встал и направился навстречу противнику. Он держал руки поднятыми, на лбу выступал пот.

— Кто вы? Представьтесь! Я — Лис пустыни Тхо-я! Пожалуйста, назовите себя!ъ

Издалека донёсся чей-то голос:

— Тхо-я? Хахаха! Неужели те самые нахваленные наёмники? Что ж, сынок, подойди-ка сюда, нам нужны лишь деньги, ваши жизни нам не нужны!

Тхо-я несколько приободрился:

— Вы — отряд красной змеи? Мы, лисы пустыни, водили дружбу с вашим предводителем, господином пустынным волком!

Красная змея была самым сильным и влиятельным обществом пустынных разбойников в округе, а Пустынный Волк был их предводителем. Все боялись Красную Змею, не зная, что можно ждать от этих отчаянных разбойников пустыни.

Поначалу Тхо-я надеялся наладить торговлю со своим неожиданным врагом. В конце концов, силой ему было явно не победить. Да и путь впереди не близок, необходимо как-то сбросить этот хвост преследователей. Иначе крови будет слишком много. Если наёмники погибнут сейчас, то даже выжившие путники не окончат свой маршрут, ведь и полгода не протянут в пустыне. Да и основным принципом любых стычек в пустыне было для начала поторговаться. Если удавалось договориться, налётчики брали своеобразную дань, после чего уходили восвояси. К тому же, знаменитое наёмное войско тоже внушало бандитам определенные опасения. Посовещавшись, часть войска и вправду стала мало-помалу отступать. В конце концов, никто не хочет умирать. Но на этот раз, увы, Тхо-я допустил просчет, ведь никакой Красной Змеи уже не существовало.

— Пустынный Волк уже давно простился с буйной головой, а ты, Тхо-я, зря на что-то надеешься. Лучше выведи людей сюда и отдай нам все, что у тебя есть!

— Не Красная Змея? Но как же так? — недоумевал Тхо-я.

Неужели в пустыне появился новый сильнейший клан разбойников? Да ещё и потеснивший старых гегемонов? Наблюдая за силой противника, готового в один момент выставить пол тысячи ратников, Тхо-я абсолютно не мог понять, откуда в пустыне такая грозная шайка? Тхо-я ненадолго остолбенел. Со стороны разбойников донёсся раздраженный крик «Тхо-я! Хочешь ты жить или нет? Хватит стоять как истукан! Сегодня нам нужны лишь богатства, вы, как и снежные волки, мне в подметки не годитесь, поэтому я дарую вам жизнь!» Главарь подал знак, и сотни всадников начали гарцевать и готовиться к возможной атаке.

Кто-то кричал, громко рассекая воздух ятаганом

— Да, довольно трепаться, покончим с ними, если не сдадутся сами! Перебьем мужиков, а баб оставим! — Тхо-я тяжело вздохнул, ведь его хлебом была охрана каравана, и тут к нему пришло понимание, что ему, возможно, предстоит пожертвовать жизнью.

Он приготовился отдать подчиненным приказ биться до последнего. Внезапно откуда-то сзади послышался чей-то высокий и звонкий голос:

— Кто сказал, истребить мужчин и оставить женщин?

Чей-то светлый и яркий силуэт возник возле Тхо-я, и это произошло столь быстро, что Тхо-я, воин третьего уровня, совершенно не заметил, что вообще произошло. Светящийся силуэт ворвался в строй разбойников, которые также не ожидали столь внезапной атаки. Раздался крик ужаса, брызнула кровь, и один из разбойников, сбитый с лошади, взлетел высоко вверх. Разбойник упал на землю, извергая кровь изо рта, после чего мгновенно умер. Джоанна оказалась прямо в центре строя разбойников, сжимая в руках саблю.

Когда, наконец, разбойники сориентировались и заметили её, раздался яростный крик:

— Убить! Убить её!

Пара десятков конников сблизились с Джоанной. Джоанна выдохнула холодный воздух, холодно сверкнув глазами!

Раздался слабый звук, напоминающий перезвон. Подскочившие к Джоанне разбойники взлетели кверху, затем с грохотом падали на землю, истекая кровью и скоропостижно умирая.

Толпа разбойников была ошеломлена! Многие начали браниться между собой. Вставшая у них на пути девушка оказалась не так проста, как могло показаться на первый взгляд, убив около двадцати человек за несколько минут. Разбойники были в ступоре, главарь вымолвил:

— Не важно, сколько нас, она-то одна! Атакуйте её все вместе!

Рой яростных пустынных разбойников ринулся в атаку.

— Сами себе ищете погибель, — изрекла Джоанна.

Эти заблудшие души, преследуемые Ло-сюэ, показывали все более и более удивительные вещи. Когда Двэйн впервые встретил Джоанну, она столь же яростно защищала Императорский госпиталь от разбойников. Теперь же бандиты смыкали кольцо вокруг Джоанны, на лице которой застыла холодная усмешка, скрывающая страх.

Оставить комментарий