Глава 418. Двэйнов триумф

— Давай, ну же! — Двэйн только успел выкрикнуть эту фразу, как его палочка издала громкий и высокий звенящий звук.

Таящаяся запертая в палочке сила издавала этот пронзительный свист, напоминающий свист молниеносной горной реки.

*Бах!*

И ослепительно яркий луч света пронзил пространство, вырвавшись из палочки. Ударяя магическим разрядом по Двэйну и Джоанне, заставил их выругаться. Чудесный луч мелькнул возле оружия Двэйна, превратившись из луча в ослепительное облако. Застыв возле магического лука Двэйна, облако издало пронзительный грохот и устремилось по направлению к застывшей схватке. Казалось бы, облако плыло очень медленно, но увернуться от него было практически невозможно. Кровавый, застыв в позе скульптуры из музея, стоял неподвижно. Двэйново «Колесо пространства и времени», перейдя в окончательную фазу искажения реальности, вновь превратилось из облака в цепочку, растягиваясь в пространстве.

Волшебное заклинание в прямом смысле слова буквально превратилось в гигантский люсин, концами-утяжелителями которого служили гигантские магические шары. Мгновенно оружие достигло Кровавого. Но в последний момент стало видно, что последние сантиметры до врага оружие пролететь неспособно. Цепь ярко светилась и извивалась возле Кровавого, но не могла достать его. А ведь для Двэйна это было первое заклинание, в которое он вложил всю свою силу. Этот магический выстрел полностью опустошил Двэйна. Даже пятицветный камень в руке Двэйна, по всей видимости, уже израсходовал свой магический резерв. Двэйн знал, что в битве с таким противником это его последний шанс. Запас сил Двэйна, да ещё и этот пятицветный камень вместе давали такое взрывное сочетание сил, но теперь они были на исходе. Двэйн верил, что заклинание такой силы при использовании вместе со Цзидолосской стрелой могло бы нанести непоправимый урон сильнейшему противнику!

Кровавый был по-прежнему неподвижен. Но его глаза метались из стороны в сторону. Причина невозможности для заклинания пройти последний дюйм заключалась в силе этого мага. Видя приближение смерти, Кровавый все же успел остановить его в дюйме от себя. Кровавый внезапно стал поднимать руку.

На лице Двэйна промелькнул ужас. Он понял, что его выстрел упущен. Он вспомнил слова Гэндальфа о том, что мудрый волшебник способен всячески взаимодействовать с пространством и временем, но в то же время, это касается лишь его собственного пространства и времени. Казалось бы, каким бы сильным маг не был, освободиться от оков пространства и времени непросто! Ну, конечно, подобное удалось лишь Байхэчоу, переступившему границы законов пространства и времени. Несмотря на всевозможные законы нашей реальности, он обманул их. Если двое сражающихся колдуна пытаются исказить пространство одновременно, побеждает обычно тот, чья сила больше.

Силы Двэйна и Кровавого были совершенно несопоставимы, Двэйн и рядом не стоял с Кровавым. Да и «Колесо пространства и времени» в исполнении Двэйна работало ещё не совсем правильно. Уверенный, что Кровавый пока обездвижен, Двэйн, конечно, уже был удивлён одним лишь этим успехом. Всё, чего он теперь хотел – чтобы Кровавый был обездвижен как можно дольше. Даже короткого промежутка времени теперь хватило бы, (в конце концов, Колесо пространства и времени я исполнил не совсем правильно).

Двэйн тяжело вздохнул. Кровавый стремительно высвобождался из-под магических оков Двэйна. Но вот сил у Паладина восьмого уровня, лежащего неподалёку на песке, было хоть отбавляй, ведь сам Двэйн день и ночь занимался созданием его магического резерва.

На самом деле, чародеи крайне не любят пачкать руки. В силу своей склонности менять пространство и время, они будут тянуть до последнего, лишь бы не вступать в прямой контакт с противником. Сосредоточившись на колесе пространства и времени, Кровавый стал шептать какое-то заклинание. Он внезапно смог отступить на пару шагов назад, а потом внезапно оказался ввергнут в некий магический водоворот великой силы! Что за магия подняла его в воздух и начала вращать, как пылинку? Со временем водоворот стал ослабевать, и Кровавый постепенно все выходил из него, отступая назад. Когда он совершал свой последний шаг, то поднял руку, вытянув палец, куда сразу стал входить луч колеса времени и пространства. Вскоре последние лучи магии исчезли в руке у Кровавого. Кровавый холодно посмотрел на Двэйна и усмехнулся:

— Глупый Двэйн, какие ещё козыри есть в твоём рукаве?

Эх… законы пространства и времени… на самом деле, совсем никакие не законы. Ты даже не знаешь, что значит быть действительным могущественным магом. Хотел использовать магию истинного мага, и что с того? Теперь твои силы на исходе, тело чувствует себя ужасно. Внезапно Кровавый оказался рядом с Двэйном, его палец коснулся лба Двэйна. Тело Двэйна невольно воспарило над землёй и закружилось.

— Двэйн, тебе есть, что сказать?

Двэйн бессильно простонал:

— Слова? Нет, в них нет смысла, убей же меня, покончим с этим.

— Спокойно, я не могу так просто убить тебя, — голос Кровавого стал мягче, но был полон злобы и ненависти, отчего Двэйна охватил холод.

Кровавый указал пальцем в лицо Двэйна и промолвил:

— Я знаю, какой ты хитрец, сначала надо разобраться с твоей магией, эх, какой же легкой добычей становится маг, лишившийся силы!

Когда Кровавый договорил, из кончика его пальца появилось странное магическое свечение, взлетевшее искрой прямо Двэйну между глаз. Двэйн почувствовал острую боль в голове. Он закрыл глаза и почувствовал, как неведомая непреодолимая сила проникает в его разум. Это было невесть как мучительно. Двэйн не знал, с чем сравнить эту боль, ведь ранее ему не приходилось испытывать такие страдания. Двэйн чувствовал, будто его нервы вот-вот не выдержат, и он умрёт от болевого шока или, по крайней мере, потеряет сознание. Башка будто увеличилась в несколько раз и отяжелела. Кровавый, в прямом смысле слова, высасывал последнюю оставшуюся у Двэйна энергию. В конце концов, у Двэйна почти не осталось сил. Двэйна трясло. На лице выступила испарина. Сжав зубы, Двэйн прикусил губу, и кровь стала наполнять его рот.

Но если бы он не сделал этого, то кричал бы от боли подобно ребенку. С лица Кровавого не сходила зловещая ухмылка. Его все же раздосадовало то, что ему не удалось заставить Двэйна молить о пощаде, и это злило его. Будь перед Кровавым опытный волшебник, попытка проникнуть в его разум была бы опасна для Кровавого, могла бы спровоцировать магическую контратаку, способную превратить аггрессора в сумасброда и идиота, свести с ума, иными словами. Но на этот раз Кровавый знал, что такой опасности нет, и намеревался сделать из Двэйна куклу-марионетку. Но он никак не мог лишить Двэйна воли с первого раза. Взять Двэйна под контроль теперь было главной целью Кровавого.

Внезапно Кровавый почувствовал сильнейшее сопротивление на своём пути, которое не мог сразу объяснить. Улыбка исчезла с его лица.

— Что?

Он понял, что после того, как он внедрился в разум Двэйна, его сила внезапно исчезла, будто камень, брошенный в глубокую реку. Оставив пену и круги на воде, камень просто исчез в речных глубинах. Неужто у этого парня двойное дно? Странно, ведь все его душевные силы были вытянуты начисто, откуда взялась эта мощь? Руугард находился в полной прострации, не зная, что ему делать, и стремительно терял время. Руугард был отныне уверен в невозможности захвата разума Двэйна. Руугард понял, что причиной этому были навыки, полученные Двэйном у Байхэчоу, чьим учеником был и Ругаард, и это создавало непреодолимую проблему, ведь, прорывая последний рубеж внутренней защиты Двэйна, было необходимо разгадать секрет могущественного мага, и Ругаарду это, по всей видимости, никак не удавалось. Байхэчоу наделил Двэйна магической защитой высшего уровня, это магическое зерно поддерживало силы Двэйна и спасало его от гибели в критические моменты. Также зерно магии было способно восстанавливать и обновлять силы Двэйна. И несмотря на то, что даже самый бездонный колодец в один прекрасный день может иссякнуть, но сегодня Ругаарду повезло, ведь, внедрившись в Двэйна, его силы встретилась с магическим зерном Байхэчоу, слившись с ним в одно целое, зарядив Двэйна новой силой. (Ведь силы Руугарда и Двэйна, полученные у Байхэчоу, оказались одного поля ягоды и войти в столкновение не могли).

Жаль, что Двэйн был уже в бессознательном состоянии и не мог видеть своей истинной силы, которая оказалась неподвластна даже столь опасному врагу. Кровавый вновь скопил энергию для подчинения Двэйна. При всей хитрости Двэйн не знал, что за подарок оставил ему Байхэчоу. Магический заряд ворвался в голову Двэйна, и тут же исчез. Все попытка подчинить Двэйна были абсолютно тщетны. Внезапно глаза Двэйна широко открылись. Двэйн издал протяжный крик и выплюнул сгусток крови. Капли крови попали в лицо Ругаарду, тот отступил на несколько шагов назад и опустил руку, источавшую колдовство. Освободившийся Двэйна бессильно плюхнулся на землю. Голова Двэйна нестерпимо болела, что было неудивительно после такой атаки, которую только что провел Ругаард. Раньше Двэйн слыл магом восьмого уровня, но наличия такого секрета, как магическое зерно Байхэчоу, все меняло в корне. Все попытки Кровавого оказались безуспешны, но эффект от них заставил Двэйна страдать.

Кровавый прикинул:

— Что ж, может твой запас сил не так мал, как кажется, но я не намерен тратить время, чтобы это выяснить, даже если я и не смогу взять тебя под контроль, ты все равно у меня в руках. Тебе не уйти от меня!

Кровавый и не подозревал, чему научил Двэйна опыт этого магического столкновения. Собравшиеся на звуки боя люди из каравана увидели своего недавнего нового лидера, всего окровавленного, бессильно лежащего на земле. Среди этих людей хватало храбрецов и опытных воинов, которые тут же выхватили ятаганы, воскликнув:

— Кто ты такой! Как ты смеешь убивать нашего караванщика!

Кровавый безразлично усмехнулся, не оглядываясь, поднял руку вверх. Раздался громкий хлопок, сопровождавшийся хрустом, и у нескольких воинов мгновенно оторвались головы и из шей хлынула кровь. Тела бессильно упали на землю. Остальные люди затушевались в страхе, глядя на Ругаарда, как на демона.

— Черви! Да кто вы такие, чтобы тревожить меня!

Люди пустились бежать, а Кровавый поднял руку вверх, и убегающих людей одного за другим в прямом смысле слова разорвало на куски, оросив кровью всю землю вокруг. Успокоившись, Ругаард силой мысли перенес бессильных Двэйна и Джоанну поближе к себе. Взяв их за шеи, Кровавый издал отвратительную насмешку. Три человеческих фигуры, заискрившись серебристым светом, исчезли в неизвестном направлении…

Оставить комментарий