Глава 438.2. Кто ты? (часть 2)

Арес?

Людской бог Арес?! Неужели он пренебрег своим божественным статусом и снизошел до того, что стал каким-то хранителем в храме у демонов?

Действительно, голос призрака был наполнен ненавистью.

— Но этот парень оказался предателем! Он нарушил свое божественное слово и продал великую нацию демонов!

Услышав это, Двэйн рассмеялся.

— Я помню, что демонов предавали не только люди, не так ли? Эльфы тоже предавали демонов. Кстати, раз ты эльф, то почему ты до сих пор продолжаешь подчиняться демонам?

— Я подчиняюсь демонам, — вздохнул призрак, — потому что моя верность им уже давно переросла верность моему племени. Тебе не понять.

Двэйн больше не стал глумиться над противником, так как услышал в его голосе покорную величественность, которую могут испытывать лишь высшие существа.

— Что находится на вершине Вавилонской башни? Там заключен бог демонов? Ты сказал, что он возродится — что ты хотел этим сказать? И еще… Как можно воскресить мою спутницу? Как нам выйти отсюда?

— Арагон, — голос призрака был ледяным. — Ты спрашиваешь слишком много! Ты действительно Арагон или просто притворяешься им? Хм… Сначала скажи мне, как прорвать эту сферу, а затем я отвечу на все твои вопросы.

— Значит, прорвав сферу, можно выбраться отсюда? — глаза Двэйна сверкнули.

— Конечно! Хотя Арес предал Бога демонов, но границы сферы по-прежнему надежно оберегают священный храм. Вот только Бог демонов никак не может покинуть ее пределы; необходимо, чтобы кто-то разрушил сферу, и только тогда мы сможем выбраться отсюда… Арагон, в прошлый раз разве ты не этим способом покинул это место?

— А Бог демонов? Неужели у него, у божества, недостаточно сил, чтобы самому разбить сферу? Неужели он сам не может выбраться отсюда?

— Я все больше и больше сомневаюсь, что ты Арагон, — с недоумением сказал призрак. — Сначала расскажи мне секрет пространства, и тогда я отвечу на твой вопрос.

Двэйн улыбнулся. И сильнее сжал голубое пламя в ладони.

— Прошу прощения, но я тебе ничего не скажу.

— Но ты, ты обещал! — поперхнувшись от злости, вскричал призрак.

— А, ну да. Я соврал. Неужели тому, кто владеет этим пространством, нельзя лгать? — с пренебрежением отозвался Двэйн и равнодушно пожал плечами.

Когда Двэйн с силой сжал ладонь в кулак, раздался хлопок, и голубой дым вмиг исчез.

Но как только он исчез, в ту же секунду раздался чей-то громкий звучный голос, который буквально кричал?

— Арагон! Ты просто подлая скотина! Когда я появлюсь вновь, я заставлю тебя страдать. Ты испытаешь унижение, которого еще никогда не испытывал. В следующий раз я непременно убью тебя!

Двэйн спокойно выслушал яростный рев противника, и на его лице появилась странная улыбка.

— Я запомнил. Вот только… я не Арагон, я Двэйн! — он насколько мог громко выкрикнул свое имя, и его голос эхом разнесся по храму.

В храме находилось бесчисленное множество совершенных изваяний. Увидев их, Двэйн растерялся, не зная, на какое из них смотреть. Изящный узорчатый рельеф под потолком, огромные колонны — все это говорило о том, что здесь некогда обитало племя с богатой культурой.

Однако у Двэйна не было настроения разглядывать все это подробно. Единственное место, где он невольно задержался — это центральная часть храма.

Согласно общепринятым нормам, в центре храма должна стоять статуя главного бога пантеона, то есть Бога демонов.

Однако в центре этого храма стоял трон, и он был пустой! На этом огромном троне, величиной несколько десятков метров в длину и ширину, вопреки ожиданиям, никто не сидел!

У Двэйна сложилось впечатление, что некогда здесь все же была скульптура, но потом, неизвестно когда, ее куда-то переместили.

Двэйн надеялся, что перед тем, как он поднимется на башню, ему удастся увидеть хотя бы примерный облик главного Бога демонов.

Разглядывая трон, Двэйн внезапно услышал у себя за спиной тяжелые приближающиеся шаги.

Скарлет Вотерс с трудом доковылял до места, где стоял Двэйн. Он посмотрел в ту сторону, куда был обращен взор мага, и, увидев пустой трон, медленно произнес:

— Похоже, нам следует подняться наверх… Посмотрим, что внутри этой таинственной башни.

Двэйн кивнул.

— Двэйн, — голос шамана звучал очень серьезно, — я надеюсь, что после того, как мы выберемся отсюда, ты расскажешь мне все, что здесь произошло.

Затем он вытянул руку и слегка поддержал юношу, который едва стоял на ногах.

Поддерживая друг друга, эти два враждующих между собой мага бок о бок вышли из храма.

Когда они миновали колонны, украшавшие выход, впереди показалась дорога из ступеней, уходившая куда-то вдаль.

Лестница была настолько длинная, что в ней навскидку было даже больше чем тысяча ступеней. Вдали чернел вытянутый силуэт — это была башня!

Когда Двэйн и Скарлет Вотерс сделали шаг и очутились на первой ступени лестницы, произошло нечто очень странное.

Над вершиной черной башни внезапно вспыхнула темная молния, резко метнувшаяся сверху вниз.

Не успели они опомниться, как молния сверкнула прямо перед ними, ударив в одну из ступеней невдалеке от них. Затем, со стороны башни послышался какой-то звук, который медленно распространялся в округе. Казалось, в нем не таилось никакой опасности, даже как будто не было ничего исключительно важного; звук был ровный и спокойный, с нотками неведомой грусти.

— Арагон, поднимайся один!

Скарлет Вотерс гневно посмотрел перед собой, но, вспомнив о молнии, только что едва не задевшей их, он промолчал и, мельком взглянув на Двэйна, отошел от лестницы.

Двэйн глубоко вздохнул и медленно побрел в сторону башни, шаг за шагом поднимаясь все выше и выше.

Ему казалось, что этот подъем будет длиться вечно.

И маг стал считать. От одного до десяти. От десяти до ста. От ста до тысячи…

Продвигаясь все время вперед, Двэйн изо всех сил пытался ускориться, но с каждым шагом он все отчетливее ощущал, что в воздухе вокруг башни витала какая-то могущественная сила сопротивления! Он словно шел через ураган, преодолевая его бешенные вихри. Иногда магу казалось, что окружающая его энергия в сто или даже тысячу раз мощнее его.

По идее, Двэйн находился в пределах звездной сферы, но ему все труднее становилось идти вперед, что означало, что в башне заключена какая-то другая, очень могущественная сила, которая сопротивляется силе Двэйна.

Звезды вращались, и каждый раз делая шаг, Двэйн чувствовал, как его сила стремительно утекает из него, и когда-то должен будет наступить предел. Уже несколько раз магу хотелось просто лечь на ступени и умереть, не приходя в сознание.

Когда он наконец поднялся на тысячу девятьсот девяносто девятую ступень, он вдруг с ужасом обнаружил себя стоящим в центре черного пламени!

В голове у Двэйна мгновенно возникла идея. Свет звезд уже полностью накрыл его, и хотя черное пламя зажимало его со всех сторон, но тем не менее ему все еще удавалось устоять на ногах.

Несомненно, маг отчетливо почувствовал, хотя пока не мог до конца понять, одну очень важную истину: он теперь находился на чужой территории! Когда одна сфера вторгается в другую, происходит мощное столкновение, и потому было понятно, отчего Двэйну так тяжело двигаться.

Наконец, со стороны темной башни раздался негромкий голос:

— Ты существенно ослабел, Арагон… Я разочарован.

Вслед за этим голосом энергия, сдавливавшая Двэйна, подобно отливу на море вмиг отступила от него. Ему сразу стало легче.

Но опустив голову, маг увидел, что его руки и ноги были окровавлены!

Кожа пальцев его рук полностью сошла, обнажив заостренную белоснежную кость. Вся рука от ладони до плеча была густо исцарапана.

Двэйн снова пошел вперед, и с каждым его шагом тело его все быстрее разваливалось!

«Похоже… так больше не может продолжаться…»

Двэйн в сердцах глубоко вздохнул. Перед ним выросла черная башня, вход в нее был прямо перед ним. Он с трудом сделал еще несколько шагов и ступил на площадку перед башней. В глазах его потемнело… Его накрыло приятное ощущение, словно он погрузился в теплую воду. Двэйн почувствовал необычайное спокойствие.

Перед глазами его неожиданно вспыхнул свет, который начал медленно распространяться вокруг, так что маг теперь мог отчетливо разглядеть все вокруг.

Он стоял на промерзлой каменной плите и смотрел вверх. Над головой его простиралась бескрайняя черная пустота… Несколько похожая на затуманенное ночное небо, так что ни одной звезды не было видно. Повсюду, или по крайней мере на видимом расстоянии, царила мгла, но Двэйн увидел, что кончики его пальцев уже покрылись новой кожей, и его тело, только что чуть не разрушившееся, теперь полностью восстановилось.

Двэйн попытался сесть, но, случайно повернувшись, увидел…

«Джоанна?»

Слева от себя он увидел Джоанну, умиротворенно лежащую на каменном полу. Глаза ее были закрыты, раны на груди уже давно затянулись, длинные ресницы чуть покрылись инеем… Она лежала так спокойно, что Двэйн подумал, что она наверняка уже не дышит…

Маг вздрогнул и, протянув руку, попробовал дотронуться до нее.

Но в тот же миг откуда-то из темноты раздался голос:

— Если ты хочешь, чтобы она выжила, лучше не прикасайся к ней.

Двэйн принялся вертеть головой в поисках того, кто мог с ним говорить. Когда он посмотрел на небо, то увидел на самой его вершине, в черной пустоте, неожиданно вспыхнул луч света.

Затем вслед за ним в поле его зрения появился огромный светящийся кристалл!

Этот кристалл скорее напоминал кусок льда, неторопливо парящий в пустоте. Двэйн присмотрелся и наконец увидел внутри него нечеткий силуэт.

Похоже, этот некто был заключен в этот светящийся кристалл!

— Арагон, — едва слышно произнесло существо, — я здесь уже десять тысяч лет, и ты единственный, кто смог добраться сюда… Кроме того, ты приходишь сюда уже во второй раз. Очень жаль… Жаль. Я ждал десять тысяч лет, а пришел снова ты… Однако ты не тот, кого я желал бы здесь видеть…

Двэйн вздрогнул и, задрав голову, принялся всматриваться в пустоту.

— Ты и есть тот самый Бог демонов?

Существо не ответило. Воцарилось затяжное молчание.

Прошло довольно долго, прежде чем Двэйн услышал громкий смех.

Он звучал холодно и даже несколько печально, но больше в нем было, конечно, издевки.

— Ха, Бог демонов? Арагон, что стало с твоей душой? Похоже, жизнь тебя изрядно потрепала, раз ты задаешь такие вопросы. Ха-ха… если эти идиоты Аосыцзилия и эльф тоже так думают, то это вовсе не удивительно. И ты спрашиваешь, кто я? Ха-ха…

В этот момент Двэйн не на шутку испугался. И он несколько неуверенно спросил:

— Неужели… неужели ты не Бог демонов? Ты разве не тот Бог, что навечно заключен здесь?

Существо в кристалле усмехнулось:

— Конечно, нет!

— Тогда, — вздохнул Двэйн, — кто же ты такой?

Существо не ответило. Двэйн вдруг внезапно почувствовал, что этот кристалл источал какую-то неуловимую, но очень мощную энергию, которая постепенно накрывала его. Как будто кто-то пристально наблюдал за ним…

Наконец, существо заговорило вновь.

— Я понял… Ты вовсе не Арагон… Точнее, ты не настоящий Арагон.

— Конечно, нет, — покачал головой Двэйн. — Но кто ты?

— Я?

Послышался легкий вздох. Казалось, все страдания бесконечных десяти тысяч лет отразились в этом вздохе.

— Я? Мое имя Арес!

Оставить комментарий