Глава 442.1. Лазурный Свод Неповторимой Красоты (часть 1)

Эта фраза чрезвычайно поразила Двэйна.

То самое оружие, которое взял Бог демонов?

Стрела Цзиду на самом деле — священное оружие бога эльфов? Которое впоследствии позволило Богу демонов выбраться отсюда?

Но если стрела попала к нему, то как же она оказалась среди людей? Двэйн же в свою очередь силой отобрал его у безвольного старшего принца.

Но это было еще не все.

— Что меня действительно поражает, — продолжал тем временем Арес, — так это то, что в тот раз, когда сюда приходил Арагон, то в руках он сжимал этот же самый лук. Именно потому что у него с собой было священное оружие, он смог выбраться отсюда также спокойно, как и пришел. Но почему лук, который я отдал Богу демонов, вдруг оказался у вас?

На этот вопрос Двэйн ответить не мог, а потому он честно сказал:

— Я не знаю.

— Я тоже… Да, тогда Арагон сказал мне, что этот лук он получил совершенно случайно.

На этом Арес тяжело вздохнул.

К счастью, за десять тысяч лет своего заточения терпения у него накопилось предостаточно. Не получив ответа на свой вопрос, он не стал продолжать расспросы, а лишь заворожено глядел на копье… Двэйн вдруг отчетливо почувствовал, что в его взгляде таится какой-то неведомый ему смысл…

В конце концов, он сперва хотел отдать этот лук Богине…

Прошло некоторое время прежде чем Арес наконец сказал:

— Двэйн, ты знаешь, как этот лук использовать?

— Я думал, — удивился Двэйн, — что его-то использовать как раз таки очень просто, как будто он специально рассчитан на таких ничего не смыслящих в боевых искусствах магов, как я. Только обладая сильной магией, можно развернуть мощную энергию…

— Хах! — усмехнулся Арес, а затем объяснил. — Стрела созвездия Цзиду — боевое оружие бога эльфов, настоящее священное оружие. Эльфы — прирожденные лучники, а потому то, что в бою они используют именно луки — совершенно неудивительно. К тому же, эльфы очень способны в магии, поэтому этот лук приводится в действие с помощью магии. Однако, бог эльф все же не обыкновенный сильнейший. Хотя эльфы в боевых искусствах сильнее орков, но если говорить об общем уровне людей, то они конечно в этом искуснее эльфов. Но, когда бог эльфов стрелял из этого лука, он использовал особую технику ближнего боя, которую придумал сам. Я думаю, ты, должно быть, заметил, что форма этого лука намного отличается от обычных боевых луков.

Двэйн утвердительно кивнул.

Действительно, лук созвездия Цзиду был загнут подобно полумесяцу, а края его были золотыми, сверху еще были длинные изогнутые шипы, острые как бритва.

И представить сложно, но с помощью этого лука можно не только атаковать противника с дальнего расстояния, но и, используя специальную технику, вести бой с ближнего!

Глядя на узкую и длинную конструкцию лука, Двэйн подумал, что, должно быть, бог эльфов взял за основу своей техники эльфийскую легкость и грациозность. Тот, кто способен управиться с этими длинными шипами по оба конца лука, непременно должен быть очень ловким.

— Я бы не назвал эльфискую технику выдающейся, но во время священной войны даже я невольно восхитился изобретательностью эльфов. Бог эльфов был поистине выдающимся бойцом! Он отлично знал недостатки эльфов, поэтому изо всех сил старался как-то компенсировать их… Я даже могу сказать, что материал, из которого изготовлен этот лук, лишь совсем немного уступает материалу, из которого изготовлены копье Лонцзинуса и доспехи-полумесяц. К тому же, ради сохранения тайны его изготовления бог эльфов не стал разглашать свои планы и советоваться с остальными богами, как это было при изготовлении двух других священных оружий. Он не просил у них их священной силы, поэтому свойства этого лука содержат лишь эльфийские силы и больше никакие другие… В этом плане лук несколько проигрывает и копью, и доспехам, но даже если и так, то я все равно восхищаюсь изобретенной богом эльфов техникой. Он действительно очень острый! Когда я бился с богом эльфов один на один, то мне со своим копьем пришлось изрядно попотеть, прежде чем я с превеликим трудом наконец одолел его.

Арес сделал паузу и, передохнув немного, медленно продолжил:

— Перед тем, как ты вошел в башню, твое тело было очень сильно искалечено. Я обнаружил, что ты очень слаб, Двэйн. Твое тело намного более выносливо, чем тело обычного человека, но что касается уровня владения энергией сферы, то ты в твоем нынешнем состоянии не сможешь держать столь мощную силу. То есть, перед тем, как твое тело получило повреждения, если бы ты вздумал использовать сферу, тебя бы наверняка разорвало! Поэтому, когда я излечивал тебя, я осмотрел твое тело и пришел к выводу, что твои душевные силы довольно мощны. По сравнению с другими магами из людей, конечно. Но я должен сказать тебе, что если ты хочешь стать настоящим сильнейшим, по-настоящему использовать свою собственную сферу, тебе еще необходимо долго и упорно совершенствовать свое тело!

Сначала путь совершенствования делится на два пути: первый — это сосредоточиться на совершенствовании своих душевных сил, это и есть магия. Второй путь — совершенствовать тело; это и есть боевые искусства. Однако, когда ты дойдешь до определенного предела, ты обнаружишь, что натренировав что-то одно, ты не сможешь стать настоящим сильнейшим.

Если упорно трудиться только над чем-то одним, то, в конце концов, можно лишь стать обыкновенным сильнейшим. И перейти эту грань у тебя уже никак не получится.

А уровень сферы — это ключевой этап для перехода в божественную ипостась. Имея мощные душевные силы, ты можешь перемещать сферическую энергию. Это ключ к пониманию сферы. Имея мощное тело, ты можешь принимать огромные потоки энергии. Это базис для использования сферы. Обе эти составляющие очень важны, а потому ни одну из них нельзя упускать из виду.

— То есть ты имеешь ввиду, — вздохнул Двэйн, — что нужно совершенствовать и магию, и боевые искусства одновременно?

Не дожидаясь ответа Ареса, Двэйн с нетерпением продолжил:

— Но на материке все более-менее разумные мастера считают, что душевые силы человека ограничены, а потому лучше тренировать именно их, а не распыляться на две дисциплины. Только сосредоточившись на силах, можно добиться успехов. Обычно те, кто изучает и магию, и боевые искусства — неудачники, которые не преуспели ни в том, ни в другом.

— Хм… Если бы все было так просто, то каждый бы смог стать богом. Представь, что бы было, если бы все существа на материке были богами!

Арес слегка рассмеялся.

— Я понял, — кивнул Двэйн. — Большое спасибо тебе за напутствие. Я непременно обращу внимание на тело! Я и не думал, что используй я сферу еще раз, я могу умереть.

— И поэтому я подарю тебе еще кое-что. В любом случае, я останусь здесь. Чем их прятать здесь, лучше я отдам их тебе.

Голос Ареса звучал несколько подавленно. Затем Двэйн почувствовал что-то горячее у себя в руке. Опустив взор, он увидел, как на ладони у него появился красный драгоценный камень в виде правильного шестиугольника.

— Этот камень запоминает магическую силу… Стоит тебе слегка сжать его в руке и вложить в него частичку своих сил, как он тут же откроется, и ты сможешь прочитать информацию, которую я там сохранил.

На этом Арес улыбнулся.

— На самом деле, я сохранил там ту самую технику, которую некогда использовал бог эльфов, стреляя из своего лука… Да, эльфам очень нравятся красивые вещи, поэтому все вещи, которые они изготавливают, необычайно красивые! С техникой также. Она не только очень мощная, но и все движения в ней плавные и грациозные. По-моему, это больше похоже на прекрасный танец. К тому же, у него есть название, очень приятное на слух — Танец возрождающегося месяца.

Двэйн остолбенел. Затем до него снова донесся спокойный голос Ареса:

— У этого танца луны есть еще один особый эффект. Если долго упражняться в нем, то можно очень быстро натренировать свое тело. Польза от таких занятий поистине огромна! Во время мифологической войны, бог эльфов в физическом плане был самым слабым из всех, поэтому он придумал оригинальный способ компенсировать свой недостаток. Надо сказать, я всегда восхищался уровнем его интеллекта. Танец возрождающегося месяца действительно очень эффективен! Тренируй его как можно чаще, и твое тело очень скоро окрепнет.

Двэйн попробовал сжать камень, и когда он отдал ему крохотную частицу своих сил, то увидел, как на его поверхности тут же появился луч света, спроецировавшийся на пол, где тут же появилась отчетливая тень некоего человека. Он был очень грациозен, в руках он держал лук в виде полумесяца, которым вращал в воздухе, точно рисовал что-то перед собой. Казалось, каждое его движение спланировано таким образом, чтобы задействовать каждый изгиб лука, каждый кончик его шипов.

Это было действительно очень похоже на медленный и плавный танец, но приглядевшись, можно было заметить, насколько точно каждое движение, которое выполняла тень! Если сюда еще добавить Доу Ци, то…

Больше всего Двэйна поразило то, насколько отточен каждый изгиб тела, каждый поворот, каждый шаг, исполненные тенью.

Это было даже не высшее мастерство, а нечто, что превосходило рамки мастерства, или было мастерством, недоступным пониманию обычных людей.

Такие движения едва ли мог бы исполнить человек!

В сознании Двэйна вдруг всплыла одна очень знакомая мысль:

По его мнению, если взять и соединить движения Звездной Доу Ци и боевые искусства шаманов с Большой Снежной горы, то получится «танец», очень похожий на Танец возрождающегося месяца! Во т только, нужно не просто объединить, а еще и развернуть всю внутреннюю его мощь, что успешно воплотилось в эльфийском танце.

Подумав об этом, Двэйн тут же сказал:

— Предполагаю, что этому танцу ты обучил и Арагона, верно?

— Правильно, — подтвердил его догадку Двэйн. — Когда Арагон только вошел, я тут же понял, что за лук он держит в руках, и конечно спросил, где он его достал. Но он не знал точно, поэтому, дабы лук не захирел в его руках, я обучил его Танц возрождающегося месяца.

Неужели…

Двэйн кивнул. Похоже, именно из эльфийского танца Арагон выделил базовые движения Звездной Доу Ци.

Двэйн так погрузился в свои мысли, что не заметил, как Арес в кристалле внезапно замолчал.

В этот момент бог тоже несколько колебался, однако вскоре бог людей наконец принял решение.

— Двэйн… — медленно начал он. — На самом деле… кроме Танца месяца, это лук можно использовать еще двумя способами. Ты знаешь, какими?

Двэйн отрицательно покачал головой.

— Я лишь знаю, — поспешно добавил он, — что магия очень эффективно воздействует на этот лук, и его мощь поистине огромна! И стреляет он очень далеко! На этом луке еще стоит магический щит, который я не совсем понимаю. Лук у меня уже довольно давно, но я так и не сумел до конца понять его суть. Я несколько раз пытался использовать его, но так и не разобрался в принципе действия его законов.

— Ты говоришь, что стреляет далеко… Да, похоже, ты говоришь об одном из двух оставшихся способов. Это называется Падающая Звезда.

— Падающая Звезда?

Подумав немного, Двэйн сделал вывод, что это имя вполне подходящее.

Можно сказать, лук и стрелы созвездия Цзиду стали для Двэйна главным козырем в битве.

— Почему Падающая Звезда? Когда бог эльфов впервые использовал этот лук, стрела в сочетании с его священной силой разрезало пространство и прошло сквозь сферу противника! Если бы этот парень не обладал силами божественного уровня, боюсь, что стрела бога эльфа просто-напросто уничтожила его сферу. С той поры, когда во время битвы мы слышали «Падающая Звезда», то не осмеливались использовать свои сферы. Даже я.

Сказав это, Арес нахмурился.

— Однако… Эта так называемая «Падающая звезда» на самом деле — не самый мощный способ.

— А какой еще есть?

Сердце Двэйна забилось быстрее.

Если можно пробить сферу, то не это ли предел совершенства?

Арес вздохнул и призадумался, как будто вспоминая что-то. Прошло много времени прежде, чем он медленно произнес:

— Я помню, что бог эльфов был существом чрезвычайно гордым. Эльфы от природы очень гордые, но кажется, в его случае это качество разрослось в нем до невообразимых пределов! Он очень строгий правитель. Он считал, что из всех живущих на земле племен эльфы самые умные, самые великие, самые развитые и самые совершенные. Поэтому он считал, что у эльфов все должно быть самое лучше. Намного лучше, чем у других!

В особенности священное оружие. Он сам изготовил этот лук. И никому о его изобретении не сказал. Даже союзники эльфов не знали о нем. А все потому, что увидев копье Лонцзинуса, этот надменный сумасшедший вздумал самостоятельно изобрести священное оружие, которое по своей силе превзошло прославленное копье.

Эта идея была в корне безумна, ведь копье Лонцзинуса вобрало в себя силы многих богов. Но это копье в итоге получило только эльфийскую мощь.

Однако, даже я невольно должен признать… Хотя возможности этого лука также велики, как возможности копья Лонцзинуса и доспехов-полумесяца, хоть Танец возрождающегося месяца имеет свои преимущества, но все же во время ожесточенной схватки этот лук однозначно проиграет копью. Падающая Звезда — очень мощная техника, но если противник — божественное существо, то и ее можно одолеть.

Однако я должен сказать, хотя у лука есть некоторые недостатки, но все же в одном он превосходит копье Лонцзинуса.

Оставить комментарий