Глава 443.1. Улыбка Короля Шаманов (часть 1)

— Хочешь ли ты научиться его применять?

Как только вопрос Ареса достиг ушей Двэйна, он чуть было во весь голос не закричал:

— Хочу!

Звуки уже готовы были вырваться из его рта, однако он тут же насилу заставил себя замолчать.

Потому что он ясно ощутил на себе взгляд парящего в кристалле Ареса, пронизывающий его насквозь. Бог точно ловил каждый его жест, каждое его движение, точно нарочно проверяя, какой ответ он может дать.

Двэйн взял себя в руки и не стал отвечать. Посмотрев на лежащую неподалеку Джоанну, он наконец спросил:

— Моя спутница… когда она очнется?

— В свое время, — спокойно ответил Арес. — Однако, когда я исцелял ее, то обнаружил на ее теле кое-что весьма любопытное… Да, я хочу спросить тебя, у твоей спутницы случайно нет сестры или брата-близнеца?

— А? — удивился Двэйн. — А почему ты спрашиваешь? У нее действительно есть сестра, однако…

Арес погрузился в молчание. Он не стал ничего объяснять, а лишь снова спросил:

— Итак, ты хочешь научиться использовать Лазурный Свод?

Двэйн не знал, что сказать ему на это.

В это время Скарлет Вотерс стоял на высокой терасе. Прошло довольно долго прежде, чем он увидел вдалеке силуэта мага. Тот спускался вниз по лестнице.

На руках он нес Джоанну. Шаман про себя отметил, что раны их уже полностью затянулись.

Когда Двэйн оказался рядом с Скарлет Вотерс, губы его расплылись в странной улыбке.

— Вот что я тебе скажу, братец. Все дела, связанные с этим местом, закончены. Можем возвращаться домой.

Шаман нахмурился.

— Наверху… ты кого-нибудь видел? Я имею ввиду Бога демонов…

Подумав немного, Двэйн отрицательно покачал головой.

— Да, можно сказать, что видел. И можно сказать, что не видел.

Этот ответ окончательно сбил шамана с толку.

Однако, было очевидно, что Двэйн в данный момент не слишком склонен к общению. И они прежним путем вернулись на площадь перед священным храмом демонов.

Двэйн достал из кольца подаренные Аресом доспехи и свой лук. Если верить словам Ареса, то, взяв эти два священных оружия, можно пройти сквозь бассейн на жертвенном столе и покинуть это место.

— Два священных оружия. С их помощью только двое из нас могут выбраться наружу. Я сначала перенесу Джоанну, а затем вернусь за тобой.

Сказав это, маг уже собрался покинуть это место.

— Подожди-ка.

Скарлет Вотерс резко изменился в лице.

Двэйн обернулся и внимательно посмотрел на него. Глаза этого великого сильнейшего светились твердой решимостью.

— Не нужно возвращаться за мной, — коротко сказал он.

Двэйн остолбенел.

Через некоторое время он внезапно нахмурился.

— Что ты такое говоришь?

— Я хочу остаться здесь, — подумав немного, медленно произнес Скарлет Вотерс.

Двэйну тут же захотелось вскричать «Но почему?», но в следующий миг он вдруг отчетливо увидел выражение лица шамана, его твердую решимость во взгляде, и все понял. Он понял, что творилось на душе у этого гордого неукротимого воина.

Тем временем Скарлет Вотерс продолжал:

— Я только сейчас понял, какова моя самая большая мечта в жизни. То, что сокрыто на вершине Снежной горы, я уже увидел… Если и есть во мне нереализованное желание, то… то это то, что я с десяти лет мечтал одолеть Байхэчоу. Я действительно надеялся, что наступит тот день, когда я заставлю его узнать, что такое поражение. Однако, я потратил очень много сил, но так и не достиг того могущества, которого достиг он…

Голос шамана вдруг сделался тише, однако в нем еще слышались отзвуки надежды:

— Да. Здесь я впервые за много лет почувствовал в себе силы надеяться. Я знаю, если следовать обычному порядку совершенствования, то я ни в жизни бы не смог сравниться с ним. В конце концов, он уже овладел знаниями и навыками сферического уровня. Но здесь… Я слышал, о чем ты говорил со стражем. Здесь можно обрести бессмертие, то есть здесь я смогу совершенствоваться вечно! Да и я уже давно перестал бояться смерти. Поэтому… я хочу сказать тебе, знаешь ли ты какое-нибудь другое место для совершенствования, которое было бы лучше этого?

— Но… — воскликнул Двэйн, — если ты останешься здесь, то возможно, больше никогда не сможешь выбраться отсюда!

— Это неважно, — отрезал шаман.

— Я больше ничего не требую от жизни. Я уже познал, что такое богатство, власть, слава. Честно говоря, если бы я не оказался здесь и не пережил бы всего этого, я все равно бы решил дожить свои дни на вершине Снежной горы. По сравнению с той бесцветной, тоскливой жизнью, которую я влачил за ее пределами, остаться здесь или нет — разницы нет никакой.

Двэйн был несколько озадачен.

Однако, он сразу понял, что решение Скарлет Вотерс окончательное.

Возможно, в некоторой степени все трое учеников предыдущего Короля Шамана Корана обладали редкими способностями! Взять, например, Скарлет Вотерс — хотя он и не обладает таким выдающимся талантом, как Байхэчоу, но тем не менее его стойкость и жестокость были поистине удивительны!

— Раз так… я не стану уговаривать тебя, — вздохнул Двэйн. — Сделаем так. Через несколько дней я снова приду сюда вместе со священным оружием. Если ты к тому времени захочешь выбраться отсюда, у тебя будет такая возможность. Однако, старина Вотерс…

Двэйн вдруг почувствовал, что крепко привязался к этому жестокому и бессердечному человеку. В конце концов, они вместе проделали стол длинный путь, и после потери всех вещей, после высокопарных фраз вроде » Отныне я, Скарлет Вотерс, живу только ради себя!», главнокомандующего Северо-западной армии генерала Лугао уже давно не существовало.

Сейчас перед Двэйном был некогда обучавшийся искусствам Большой Снежной горы «безумец» Скарлет Вотерс.

— Старина Вотерс, — вздохнул Двэйн. — Ты все-таки будь осторожен. Как бы тебя не убили эти двое тупоголовых стража. Если ты здесь вздумаешь умереть, то уж точно отсюда никуда не денешься.

— Умереть на горе или умереть здесь — разве в этих двух возможных смертях есть хоть какая-то разница? — усмехнулся шаман.

Его улыбка была спокойной, но эта его решимость растрогала Двэйна до глубины души.

Говорить было больше не о чем. Двэйн в последний раз взглянул в глаза Скарлет Вотерс, а затем медленно побрел в сторону жертвенного стола. Когда он оказался прямо посредине бассейна, он почувствовал, как свет от священного оружия распространяется по его телу. Тело его начало медленно погружаться в воду.

— Двэйн… — услышал он последние слова Скарлет Вотерс и обернулся.

— Да?

— Ты это… — лицо его дрогнуло, но он успел договорить, — позаботься, пожалуйста, о Сибастере… В конце концов, он — напоминание о моей ошибке, которую я когда-то совершил. Он не должен страдать из-за меня.

Действительно… В самый последний момент в истерзанном сердце Скарлет Вотерс помимо его воли возникли теплые чувства.

Наблюдая за тем, как Двэйн медленно погружается под воду, шаман глубоко вздохнул, а затем, сжав кулак, широкими шагами направился к храму Бога демонов.

Очень скоро он прошел сквозь храмовый коридор и остановился перед ступенями, ведущими к Вавилонской башне. Тысяча ступеней простиралось перед ним. Он поднял голову и посмотрел на смутные очертания башни вдали. И глубоко вздохнул. А потом громко закричал:

— Божество башни! Мое имя Скарлет Вотерс! Я готов остаться здесь, потому что надеюсь, что смогу научиться здесь разворачивать более мощную силу, чем ту, которой я владею! Я преодолею наивысший порог!

Он замолчал. Никто не ответил ему.

Но шаман был вовсе не намерен сдаваться так просто. Когда он в третий раз прокричал эти же фразы, с башни наконец раздался невозмутимый голос Ареса.

— Знаешь ли ты, человек, чего ты лишаешься, оставаясь здесь?

— Я знаю. Но я не пожалею! — в гневе воскликнул шаман. — Ни через сто лет! Ни через тысячу! Ни через десять тысяч лет!

Прошло довольно много времени прежде, чем сверху снова раздался голос бога.

— Тогда поднимайся.

В глазах Скарлет Вотерс блеснул азарт. Твердой походкой он начал подниматься наверх.

— Ты хочешь попробовать снова?

Перед ледяной стеной, поджав под себя ноги, сидел Байхэочу. Одну руку он положил на колено, другая была поднята вверх.

Перед ним стоял Король Эльфа. С него градом стекал обильный пот. Услышав слова шамана, он только коротко кивнул и с силой закусил губу, затем испустил длинный вздох, и на его ладони тут же возник фиолетовый луч, который начал быстро расти и распространять свой свет в округе.

Миг, и время внезапно резко замедлило свой бег. Король Эльфов сосредоточился на том, чтобы держать окружающий его фиолетовый свет в поле своего контроля. Луч постепенно окружал Байхэчоу со всех сторон.

Казалось, что они оба будто купаются в фиолетовом свете.

Байхэчоу слегка вздохнул и поднял пальцы вверх, будто бы несколько небрежно, а затем направил их в сторону противника.

Король Эльфов тут же изменился в лице и отступил назад.

Пещера изначально была очень узка для двоих, и эльф уже отошел к самой ее стене. Он почувствовал, как спина коснулась холодного горного камня. Он взмахнул руками, изо всех сил стараясь сохранять фиолетовое сияние ярким.

Под его контролем оно как будто вобрало в себя частицу оживляющих сил, и теперь было более подвижно, точно живое.

— Да! — изумился Байхэчоу, но это его восхищение длилось ровно миг.

Он кивнул и махнул рукой. Тоненькая трещина начала струиться из его пальцев.

Теперь настала очередь Короля Эльфа восхищаться. Он увидел, как шаман с легкостью разделил его луч на две части, и они обе вскоре исчезли без следа.

— Это уже семнадцатый раз, — мягко улыбнулся Байхэчоу. — Ты хочешь попробовать еще раз, эльф?

Лосюэ замер. Внезапно он повернулся и посмотрел в сторону входа в пещеру, а точнее куда-то вдаль за ее пределы. Он снова посмотрел на песочные часы, стоящие в углу пещеры… Верхняя часть их была пуста.

— Время вышло, — разочарованно вздохнул Лосюэ. — Уже прошло три дня?.. Да, эти три дня прошли очень быстро.

Поднявшись на гору, Вивиан и эльф прямиком направились к пещере, где сидел Байхэчоу. Лосюэ снова потребовал у шамана сразиться с ним, чтобы поднабраться опыта в борьбе со столь опытным противником, как он.

На самом деле, что касается реальной силы, то Лосюэ был как никто другой близок к той мощи, которой достиг Байхэчоу.

В течение трех дней Король Эльфов вступал в сражение с Байхэчоу семнадцать раз, но каждый раз позорно проигрывал. Однако, какими бы бессмысленными эти попытки не были, эльф все же проявлял такую настойчивость неспроста. Он внимательно наблюдал за тем, как шаман использует законы времени и пространства.

Когда Байхэчоу разворачивал свою сферу, у Лосюэ не было достаточно сил, чтобы достойно ответить на такой удар. Однако, он все же нашел одно слабое место.

В последний раз он попробовал развернуть все свои магические силы и одновременно сжимал пространство вокруг них. Он попробовал сконцентрироваться и создать некое подобие сферы вокруг них.

Однако, снова потерпел поражение.

— Ты используешь поистине труднодостижимые навыки, — вздохнул Байхэчоу. — Думаю, за эти три дня твои силы значительно возросли. Но я должен предупредить тебя, что познать сферу не так то просто, как кажется.

— Как у Вас это получается? — тут же спросил эльф.

— Порвать! — усмехнулся Байхэчоу. — Ты и я, мы все люди, нарисованные на картине. Нужно научиться выходить за ее пределы и рисовать ее наново. Но сначала ты должен прорваться сквозь цепи, приковавшие тебя к этому рисунку. Когда ты сможешь это сделать, я расскажу тебе, как действовать дальше.

Порвать рисунок…

Подумав немного, Король эльфов поднял голову и с серьезным видом спросил:

— Благодарю Вас за наставления, господин Байхэчоу.

Сказав это, он отвесил Байхэчоу глубокий поклон, а затем, широко шагая, уверенной походкой вышел из пещеры.

— Так ты не хочешь попробовать еще раз? — донесся до него тихий голос шамана.

— Нет, не стоит. В следующий раз. Когда я на найду способ порвать картину, — ответил эльф, не оборачиваясь.

Он еще несколько задержался у входа и бросил:

— Передайте Двэйну, что месяц уже истек и что я не стал дожидаться его возвращения.

Вивиан все эти три дня тихо просидела в отдаленном углу пещеры, наблюдая за поединком между сильнейшими. Теперь, глядя вслед уходящему Лосюэ, она не выдержала и воскликнула:

— Господин Бай! Почему Вы… почему…

Шаман ласково посмотрел на нее и улыбнулся.

— Достичь взаимопонимания очень трудно, но найти достойного соперника еще труднее. Жаль, что ты не сидела на моем месте. Ты бы увидела.

Вивиан ничего не поняла, но согласно закивала.

— Да, — сказала она, глядя на обледенелую стену, — но Двэйн… почему он до сих пор не вернулся? Там с ним еще моя сестра…

— Я тоже не знаю, — спокойно ответил Байхэчоу. — Но не волнуйся, Двэйн не из тех, кто так просто даст себя умертвить.

И действительно. Как только они замолчали, из стены раздался лукавый голос Двэйна:

— Ха-ха-ха! Я хотел бы, чтобы Король Снежной горы считал меня своим другом. Ведь это так почетно!

Говоря это, Двэйн вальяжно вышел из стены, с Джоанной на руках.

Услышав его, Байхэчоу удивленно вскинул брови.

— Мальчик мой, как ты догадался, что говоря о взаимопонимании, я имел ввиду тебя?

Лицо Двэйна буквально светилось от радости.

— Эх, старина Бай! Будучи твоим противником, я вовсе не имел такой силы, коей обладает этот трансвестит. И все же, я с горем пополам но смог стать тебе если не достойным, то хотя бы интересным соперником. Что до меня, то быть твоим другом все-таки намного удобнее. К тому же, неужели ты не смог бы признаться мне в том, что под «взаимопониманием» имел ввиду вовсе не меня?

Байхэчоу внимательно посмотрел на Двэйна. Наконец, на лице этого всегда ко всему равнодушного старика появилась искренняя улыбка.

— Все верно. Ты абсолютно прав.

Двэйн рассмеялся и подошел к Вивиан. Изобразив на лице удивление, маг затем снова радостно улыбнулся.

— А ты почему здесь, моя маленькая глупая девочка? А, я знаю, ты наверное пришла за своим муженьком, верно?

Вивиан покраснела, но по-прежнему выразительным взглядом смотрела на него, не в силах произнести ни слова.

Двэйн осторожно опустил Джоанну, а затем горячо обнял Вивиан. Улыбка постепенно исчезла с его лица. Она перевел взгляд на Джоанну и, покачав головой, тихо и необычайно серьезно сказал:

— Прости, глупышка…

Оставить комментарий