Глава 448.1. Невзирая на… (часть 1)

Что ж, если уж так…

В душе Дайли уже оставила надежды на спасение и счастливый исход. Если этот Герцог Тюльпан требует таких жертв… требования к нравственной чистоте при дворцовом бракосочетании столь высоки, но правители прошлого отличались тем, что мастерски обманывали эти законы нравственной чистоты, обманывали проверки… что ж, пускай… я дам Двэйну то, чего он так хочет.

Дайли уже намеревалась дать Двэйну свой ответ, но тот внезапно усмехнулся, и эта усмешка заставила Дайли покраснеть и опустить взгляд.

— Успокойся, дорогая моя, я не допущу никаких извращений с твоим телом, — Двэйн продолжил. — Однако, хорошо подумав, я, кажется, наконец, пришел к тому, что, возможно, поможет нам обоим прийти к взаимопониманию!

Голос Двэйна звучал достаточно строго, и Дайли отбросила мысли о том, что только что хотела сказать. Но одно заставило Дайли успокоиться – её собеседник, наконец, встал с её постели. Стоит упомянуть, что сидеть голышом рядом с мужчиной и чувствовать его взгляд на себе — для каждой девушки – достаточно необычное времяпровождение.

Сердце Дайли наполнилось стыдом и смущением, она не могла даже собрать мысли в кулак и ясно соображать. Даже стоящий в стороне Двэйн своим взглядом заставлял Дайли дрожать от ужаса. О чем он там думал? Когда Двэйн отошел в дальний угол каземата, Дайли, борясь с тяжелым комком в горле, все же заговорила:

— Ты сказал «взаимопонимание»? Что это значит?

— Для начала, дрожайшая Дайли, вам стоит уяснить одну вещь: у вас и вашей фамилии до сих пор получается ужиться во дворце лишь благодаря мне! Не так ли? Благодаря мне осуществляется эта политика! И принц-регент пытается усадить вам на трон, потому что я позволяю ему это сделать! Другими словами, пока живу я – живете вы!

Дайли молчала. Голос Двэйна постепенно становился равнодушнее.

— Поэтому, госпожа Дайли, то, что вы сделали – дак это большую глупость! Вы решили проверить мои моральные качества? Жаль, вы не понимаете, что всякий сильный правитель никогда не допускает, когда у него под боком появляется кто-либо, кто мог бы сравниться с ним! К примеру… вы беспрепятственно свергаете меня. Принц-регент тут же найдет для вас противника, помяните мое слово!

Дайли молчала, но понимала, что этот отвратительный мерзавец Герцог-тюльпан говорит правду.

— Что ж, давайте сменим тему разговора! Дайли, я не хотел оскорбить вашей фамилии! Но кажется мне, что вы сильно напоминаете разбогатевшую простолюдинку! Насколько я понимаю, в прошлом вы не принадлежали к столь благородному сословию! Понимаете, что я имею ввиду? Несмотря на то, что выбор принца-регента пал на вас, ваше происхождение далеко не императорское, и это проявляется в вашей сущности. Вы знаете, кто такой настоящий дворянин? Взять вот род Роулинг! Вот мой отец… у него было столько слуг и соратников по всей империи, что даже после его смерти влияние сильно, память о нем живет в сердцах людей, у моего рода еще много преимуществ… но что есть у вашего рода? Кажется мне, вы в прошлом были простыми поместными аристократами!

На лице Дайли проявился румянец, но она не решалась возразить своему собеседнику. Уж лучше было лишний раз не злить этого Двэйна.

— Мне кристально чисто видно, тебе не слишком нравится то, что я говорю тебе… — улыбнувшись, сказал Двэйн. — Однако же другие подобные богатые семьи наверняка посылают своих маленьких дочек совершать такие поступки, чтобы побольше нашуметь, не так ли? Ах, пожертвовать даже собственными украшениями… просто смешно! Ведь среди таких, как вы, это могло бы выглядеть дурным тоном. Есть ли в вашем роду еще кто-то, кроме вашего старшего брата, кто заслуживает уважения? Обычно представители более-менее знатных родов сплачиваются и объединяются в небольшие шайки, но в твоем роду мне известен лишь твой брат. И насколько я знаю, он всего добился сам, лишь немного опираясь на твою помощь, не так ли?

Двэйн помолчал и продолжил:

— Ах, да, еще аристократические семьи первой гильдии отличаются одним свойством: своими глубокими и древними корнями! Вот, например, род Роулинг: несмотря на то, что мой отец покинул наш мир, но мой род еще богат достойными представителями, и наше влияние в народе и в армии сильно как никогда. Поэтому, если мой младший брат будет не совсем уж бесполезен, наш род, возможно, вернет былое величие. Но что сказать о твоем роде? Чему вы обязаны вашим нынешним положением? Небесному повелению, дорогуша! Я несколько изучил вашу фамилию, и заметил, что сейчас ваш род процветает, но, к сожалению… вы опираетесь лишь на две фигуры. Первая – это ваш брат, предводитель ударной армии Империи. Вторая фигура – вы, будущая императрица! Кстати, вы испытываете нехватку необходимых связей во дворце, вы не состоите в дружбе со многими важными сановниками. Иными словами, вы не подружились с теми, кто имеет право учреждать власть! Когда рад один, рады все остальные – но когда в горе один, в горе и другие… вы пока не знакомы с этим принципом. Ах, да, кажется, самая высокопоставленная особа вашей фамилии – та самая принцесса Луиза, которой вы не применули воспользоваться! Жаль, что принц-регент столь ревнив до младших сестер, наверняка, он будет волноваться! Он всегда старался защитить принцессу Луизу от всего мира…

В глубине души Дайли все больше начинала паниковать. Мало того, что сказанное буквально вонзалось в разум Дайли, подобно ножу, но, помимо этого, в сказанном Герцогом Тюльпаном было много правды…

— Поэтому, Госпожа Дайли, вы совершили глупость! — равнодушно заключил Двэйн. — Знаете, почему я пользуюсь такой поддержкой среди дворцовых вельмож? Почему так много аристократических семей мечтают о моем покровительстве? Потому что, несмотря на то, что род Роулинг только возрождается, но я – чистый Роулинговец! Поэтому вся поместная знать видит во мне поддержку, опору и достойного лидера! Они с радостью породнились бы со мной! Ведь я богат и влиятелен, мои земли обширны, а воины- многочисленны! Что есть у Вас? Ах, должно быть, маленькое владение на юге? Ах, еще непременно есть и дружина… но не забывайте, дорогуша, что ваш брат – лишь командир небольшой армии, верной Империи. Но моя армия подчиняется лишь мне! Представляете, когда принц-регент наделил полномочиями вашего брата, я тут же понял его замысел! Иными словами, между нами уже тогда созрела безмолвная договоренность! Жаль, вам она неведома! Принц-регент решил пожертвовать пешкой, чтобы проверить меня на прочность! Впрочем, это довольно обычное явление в государственных делах. С одной стороны, он может прощупать мои слабые места, но, с другой стороны, не собирается портить наши отношения. Что поделаешь, таковы правила этой игры… и, кстати, тебя не обрадует то, что я собираюсь сказать! Я никогда не причислял ваш род к числу своих потенциальных врагов! Уж слишком вы мелкий противник, ни земель, ни богатств! Я – самый большой кредитор всей имперской власти! Стоит мне чихнуть, и весь имперский двор переполошится не на шутку! Я могу вмиг собрать многотысячную армию и распорядиться ею по собственному усмотрению! А ваш брат… хотя и является командиром небольшой армии, но, как известно, по законам империи, всякая армия более пяти тысяч воинов обязана всякий раз согласовывать действия с верховной ставкой, иначе все они объявляются бунтовщиками и мятежниками. Я вам совсем не по зубам! Единственный, на кого вам стоит рассчитывать – это принц-регент. Даже если мне придет в голову уничтожить вас, способов у меня в запасе полно! Ваш род исчезнет во мгновение ока! Но я не намерен этого делать. Я вовсе не боюсь вас, просто я играю по правилам! Понятно, жалкая девчонка! Вы — фигура в моих руках! И мне следует проявить уважение! Ведь это, черт возьми, правила игры! Кто знает, быть может, не совершили бы вы эту глупость, прожили бы в мире и согласии еще лет эдак двадцать! Заигрывали бы с принцем-регентом… просто представьте, ведь такая жизнь не так уж плоха! Но нет! Вы сами все разрушили!

— Двэйн! Да что ты, черт возьми, хочешь сказать?! — не выдержала, в конце концов, Дайли.

— Я, госпожа Дайли, хочу сказать, что устранить вас проще простого! Но лишь ради сохранения дружбы с принцем-регентом я делаю исключение и проявляю снисхождение к вам! Но вы добрались до моей сердцевины! Вы понимаете, о чем я? Я не причиняю зла людям, люди не причиняют зла мне! Но если человек причинил мне зло, как стоит поступить? Я уничтожу вас всех! — завершил Двэйн.

Дайли задрожала от страха. На этот раз она была уверена, что Герцог Тюльпан вовсе не блефует, увы.

— Вам просто несказанно везет, что сейчас не время кончать с вами! — пробормотал себе под нос Двэйн.

— Случись вам совершить это пораньше, я бы без промедления перебил бы вам и вашу семью… но сейчас ситуация чрезвычайная! Мне и без того весьма непросто контролировать происходящее. Я не хочу сражаться еще и с вашим женихом! Посему я пощажу вашу жизнь! Но мне нужна гарантия, что впредь вы будете сидеть тихо, как мышка.

Двэйн подошел к Дайли и легким движением руки поднял её лицо вверх, слегка сжав щеки и подбородок. Улыбнувшись, он сказал:

— Я люблю приемы мягкой силы. Экономят энергию, да и удовлетворение приносят немалое! Даже не прилагая много сил, я могу понять, где ваш главный недостаток! Смотрите-ка, все ваши слабости на лицо!

Дайли заговорила дрожащим голосом:

— Вы… вы отпустите меня…

Она попыталась оттолкнуть приникшего Двэйна, но все ее тело было будто ватным, руки и ноги совсем не слушались. Холодный взгляд Двэйна высасывал из Дайли все силы.

— Ваша слабость – это и есть вы. Вы и ваш брат, — С презрением бросил Двэйн. — Сейчас вы — сила вашего рода, командир небольшого имперского войска и вы. Но представь, если с вами двумя что-то случится, ваш род будет также процветать? Посему через месяц вы должны как миленькая сидеть на юге в своих наделах!

Оставить комментарий