Глава 448.2. Невзирая на… (часть 2)

Договорив, Двэйн перестал сжимать лицо Дайли. Но вскоре, схватив за руку, заставил встать с постели. Дайли вскрикнула. Девушка тщетно сопроттивлялась, но потом обнаружила, что Двэйн лишь пытается уложить ее в постель.

Затем Двэйн достал что-то из-за пазухи.

— Смотрите, госпожа Дайли, это я нашел в вашей повозке. По всей видимости, вы писали донесения. Не могу не отметить, что ваш почерк прекрасен, — голос Двэйна стал постепенно приобретать добрые черты.

— Это письмо адресовано главному надсмотрщику императорского двора, не так ли? К счастью, есть еще несколько писем, где я смог прочитать ваш почерк. Что ж, как вы уже поняли, мои требования к вам крайне просты! Я продиктую их вам, а вы подробно запишете. Вы сохраните письмо при себе и будете следовать всему, что в нем написано, дорогуша!

Двэйн вложил кисть в руку онемевшей всем телом Дайли и кинул листок на постель перед ней.

— Записывай все до последнего слова и не вздумай переврать! Ясно, Дайли?

Двэйн равнодушно продолжил:

— Запомни, Дайли, нарушишь мои условия – и я заставлю тебя страдать в десятки раз больше, и разорву безмолвное соглашение с принцем-регентом! Дни вашего рода будут сочтены!

Дайли поколебалась с минуту, затем торопливо схватилась за кисть. Двэйн усмехнулся и поставил возле девушки чернильницу. Дайли подумала:

«И что он заставит меня написать? Неужели обещание служить верой и правдой? Хотя, какая разница, раз уж писать – так писать!»

Как только эти мысли пришли в голову Дайли, она окунула кисть в чернильницу и сосредоточилась.

— Что ж, говори, что мне писать?

— Письмо в свободной форме, пиши все, что я говорю, не смей переврать ни одного слова!

Двэйн со злостью посмотрел на Дайли. Затем, прокашлявшись, Двэйн начал излагать текст письма:

— Дорогой брат, когда ты будешь читать это, то будешь далеко-далеко на севере командовать северной группой армий…

Услышав эти слова, Дайли задумалась, с какой это стати её брат должен оказаться на севере, но Двэйн продолжал:

— Я нахожусь в дворце императора и скоро выйду замуж, стану императрицей… жаль что вы, мои родные, будете так далеко. Брат, твоя судьба приведет тебя на север. Моя сестра же скоро также выйдет замуж…

Дойдя до этого места, Дайли невольно забеспокоилась и тяжело вздохнула. С детства она искренне любила своих брата и сестру, поэтому и во всех придворных интригах всегда готова была поддержать брата, который всегда был её единственным близким человеком. Дайли представила своего брата, набравшегося сил на севере и возвращающегося ко двору, ей представилась долгая разлука, в сердце зарождалась тревога.

Двэйн же все терпеливо ждал, пока Дайли закончит. Периодически Двэйн бросал взгляд на листок Дайли, проверяя, нет ли ошибок. Убедившись в правильности письма Дайли, Двэйн недобро улыбнулся, покашлял и продолжил:

— Дорогая сестра, последние ночи я совсем не сплю, всюду мне мерещишься ты, я так тоскую по тебе, что сердце мое не выдерживает. Расставание подобно ножу в моем сердце! Я закрываю глаза ночью и вижу твои силуэты повсюду. Твою невинную улыбку и добрые глаза… твои теплые руки видятся мне во сне. Мне снится, как мы проводили время вместе, твои поглаживания и объятия… все это является мне в моих снах!

И тут Дайли, не выдержав, закричала. Пальцы Дайли и кисть нервно дрожали. Капля чернил упала на бумагу, и девушка побледнела от страха. Внезапно она развернулась и взглянула на Двэйна:

— Ты! Ты мерзавец! Как ты можешь так поступать? ТЫ!!

Двэйн был спокоен, даже несколько равнодушен, смотря на Дайли.

— Что? Как вы меня нарекли, Дайли?

— Как вы можете заставлять меня писать такие письма!

Дайли буквально обливалась холодным потом.

— Написав это письмо, я могу жить дальше?

— Если не ослушаетесь меня, это письмо увидим лишь мы с вами! — усмехнувшись, сказал Двэйн. — А сейчас продолжай!

Дайли будто ужалила ядовитая змея. Она лишилась надежды. Написать это письмо означало самовольно надеть на себя вечные оковы. Злосчастное письмо вселяло в сердце Дайли небывалое чувство позора и стыда.

— Не стоит разыгрывать столь непорочную натуру! — продолжил Двэйн. — Госпожа Дайли, я верю, что между вами и вашим братом нет вражды, ведь вы – истинные аристократы, поэтому подобные случаи для вас не должны быть редкостью!

Слова Двэйна вновь били прямо в цель. На само же деле, вся закулисная сторона жизни аристократии была полна разврата и похоти. Грязные слухи, домыслы, сплетни… все было сокрыто под красивым обликом аристократов. Дайли знала это.

— Я… я не могу этого написать.

— В таком случае, вас ждет смерть! Ваша смерть будет мучительна и бесславна, а ваша посмертная репутация будет крайне плоха!

— Вы самый подлый человек из всех, кого я встречала! — простонала Дайли.

— Подлый?! — воскликнул Двэйн. — Вы не достойны говорить мне такие вещи, Дайли! Не стоит раздражать меня! Вы пытались проникнуть в мое жилище и нанести мне урон! Дура! Разве можно вот так проникать в дом к кому-либо? Ты пыталась разорить меня? Моя реакция – реакция подлого человека? Послушай-ка меня! Я считаю, что враг – есть враг! Мне плевать, какого пола или возраста мой враг! Я лишь одолею его самым жестким способом! Вы сами нашли себе эту участь, заслужили её, ну и поделом вам! Кто послал вас шпионить за мной?

Двэйн зашел за спину Дайли и схватил за волосы. Оттянув назад, Двэйн заставил девушку выгнуться в спине и выпятить грудь.

— Что ж , закончим с письмом, — голос Двэйна теперь не был похож на человечий. — Скоро вы выйдете отсюда, вернетесь к дворцовой жизни и, быть может, больше никогда не увидите меня! Но вам не стоит выводить меня из себя, и все будет в порядке! Вы поняли, Дайли?

Дайли молчала, по её телу пробежали мурашки.

— Мое терпение скоро лопнет!

Рука Двэйна легла на плечо Дайли.

— Если будешь молчать, я испробую тебя прямо сейчас! Потом я поделюсь тобой с остальными, они не откажутся от такого подарочка! Выбирай!

В конце концов, Дайли зарыдала навзрыд. Слезы текли рекой.

— Я напишу, напишу, я напишу все, что ты захочешь! — послышался нервный крик Дайли.

— Вот так, послушная девочка! — Двэйн отпустил Двйли и погладил, как обиженного котенка.

Спустя некоторое время письмо уже было окончено. Его содержимое останется темной тайной… если содержимое письма вскроется, боюсь, это будет грандиознейшее происшествие при дворе за всю его историю.

Будущая императрица и ее доблестный брат-полководец, оказывается, имели крайне порочную любовную связь. И почерк письма явно принадлежал госпоже Дайли, а внизу красовалась её личная печать! Когда Дайли захватили, её личную печать передали Двэйну. Наивная и обманутая Дайли чувствовала себя просто размазанной по стене девушкой. Дайли не знала, куда и когда отправится это письмо. Тот вечер Дайли провела захлебываясь собственными слезами. Это письмо навсегда становилось оковой для нее.

Даже для императрицы обнаружение такого компромата может обернуться свержением и казнью. Ровно как и для старшего брата, который, хоть и был военачальником императора, все же вряд ли бы жил после того, как государь узнал бы о нем что-либо подобное. Без Императрицы и полководца дни рода аристократов были бы сочтены, и весь род был бы обречен н разорение.

— Он… он просто змей… — прошептала про себя Дайли, свернувшись калачиком и держась за голову.

Оставить комментарий