Глава 457. Страшный налёт

Первоначально вся эта задумка была спланирована тем мерзким толстяком.

Хуссейн остолбенел не в силах вымолвить и слова. Только спустя время он, наконец, пришел в себя, и здравость ума вернулась к нему. Даже несколько сотен переодетых в мирские одежды разбойников, бывших под его началом, также остолбенели и не могли даже пошевелиться. Большинство смотрели на Хуссейна, ожидая, что он отдаст приказ. Хотя мало кто знал деталей всего плана, однако же перед выходом Хуссейн рассказал своим людям, что это всего лишь военные маневры.

До начала битвы запрещалось пускать в ход оружие, чтобы не допустить убийства своих союзников. В конечном итоге… оказавшаяся в повозке принцесса Луиза заставила Хуссейна несколько успокоиться и перестать паниковать.

— Этот… Ваше превосходительство!

Принцесса Луиза чертовски нервничала, но чего же еще стоило ждать от девушки, выросшей во дворце и никогда не попадавшей в столь страшные ситуации. Ей стоило немало важных усилий, чтобы сохранить контроль над собой и не впасть в панику в сложившейся ситуации. Луиза молча смотрела на «предводителя пустынных бандитов». Этот парень наводил страх одним своим видом. Сидящий на коне абсолютно недвижно он напоминал скульптуру, настолько была прямой его спина и недвижно тверды плечи.

Принцесса Луиза немного разбиралась в людях, и она поняла, что человек с такой конной посадкой наверняка прошел не один экзамен и регулярно упражнялся в конной езде. Он вовсе не сочетался с окружавшим его сбродом, он выделялся и явно обладал более благородным происхождением.

Черный плащ и тюрбан не могли сделать из него такого же разбойника, какие окружали его. Черная маска на лице человека устрашала даже его людей, он напоминал демона во плоти, выбравшегося из ада.

— Черный всадник! Ваше превосходительство! — принцесса дрожащим голосом пыталась начать диалог, но не могла собрать мысли воедино.

Она глубоко вздохнула и заговорила:

— Мы уже ваши пленники, прошу вас, не причиняйте нам вреда. Если вам нужны деньги, вы получите выкуп, я обещаю! Всего-лишь не причиняйте нам боли! Мой статус поможет вам обрести богатство!

Хуссейну от этих слов стало не по себе. Эта принцесса действительно приняла нас за бандитов? Его взгляд стал грозным и рассерженным.

— Посадить ее в повозку и не выпускать, она поедет со мной! — равнодушно скомандовал Хуссейн.

Среди разбойников послышались голоса:

— Идиот! Посадим их в одну повозку, двух девок в одну повозку и все! Вторая повозка вообще не нужна будет!

Хуссейн выглядел разочарованно, и разбойники понимали, что лучше его сейчас не злить. Кто посмеет с ним заговорить? Вскоре принцесса Луиза и Дайли вновь оказались путешествующими вместе на одной повозке.

Обе девушки были сильно напуганы. Но Дайли все же была девушкой с принципами, и пускай недавно Двэйн и запугал её достаточно сильно, но в этот миг к ней внезапно вернулось хладнокровие и женское коварство.

И, хотя Дайли тоже боялась, она не показывала свой страх, чего было не сказать о Луизе. Зайдя в повозку, Луиза забилась в угол, обхватив руками колени и чуть не плача. Дайли же аккуратно выглядывала в окно и прислушивалась к конскому топоту снаружи. Внезапно девушки почувствовали, что их повозка постепенно пришла в движение.

— Куда они везут нас? — спросила шепотом Луиза.

Дайли взяла руку Луизы в надежде успокоить её. Принцесса Луиза была не в своей тарелке, ей нужна была рука помощи.

— Луиза, не бойся… может быть, все не так уж плохо… — Дайли тоже была напугана, но далеко не настолько сильно, насколько была напугана принцесса Луиза. — Я заметила несколько интересных моментов…

— И каких же? — Луиза не могла полностью понять Дайли, но доверяла ей как старшей подруге. — Ты заметила, что эти бандиты ведут себя не совсем обычно. В глазах их предводителя я не заметила никакой злости или жажды нашей крови. Будь они настоящими, нас бы уже постигла ужасная участь. Но с момента, как мы встретились, они не проявляли тех черт, которые свойственны бандитам.

Луиза вздохнула:

— Неужели и мы должны вести себя с ними подобающе?

— Конечно же, нет!

— Я, конечно, не знаю, кто эти люди, но я сомневаюсь, что они не разбойники… ведь они бросили в пустошах нашу вторую повозку.

— Но они все же не разграбили ее! Даже не стали обыскивать… настоящие разбойники разграбили бы все подчистую. Но этим богатства, судя по всему, не интересны! — у Луизы учащенно забилось сердце.

Она внимательно смотрела на бледную, как покрывало, Дайли. Несмотря на страх, Дайли, в отличие от принцессы, все же смогла сохранить ясность ума и что-то задумывала.

— Я не знаю, кто они на самом деле, но сдается мне, отнюдь не разбойники, а лишь замаскированные под них люди!

— Неужели… они пришли за нами?

Повозка грохотала и тряслась, две перепуганные девушки даже не подозревали, что это лишь розыгрыш! К тому же, толстяк ничего не сказал. Будто проклиная этого мерзавца Лонгботтома, Хуссейн раздумывал, как отомстить ему. Расстояние до него было совсем небольшим. Когда Лонгботтом с горсткой людей в панике спасался бегством, он и не помышлял о том, чтобы возвращаться. Он отошел достаточно недалеко, затем окопался и не стал посылать кого-то в Лоулань, а вместо этого повернул на Восток.

— На восток? — не сдержавшись, спросил один из бандитов. — Командир, нам ведь нужно во дворец Императора, не так ли? Почему мы движемся на восток?

— Хватит болтать, — Хуссейн стукнул по шлему нетерпеливого воина. — Кто сказал, что мы едем во дворец? Принцесса пропала без вести, как мы можем заявиться во дворец? Я сказал, мы идем на восток!

«Хотя толстяк сейчас, вероятно, в полном замешательстве, эх, Двэйн… Филипп… еще этот Хуссейн! Вы что, рассчитываете получить в жены принцессу? Если ее отец будет против, вы овладеете ей силой? Хаха… и это ваш план?»

В голове Хуссейна было множество идей, от которых Лонгботтом долго бы смеялся, но, увы, он ныне был не в силах вернуться в Лоулань.

Он в высшей степени сорвал планы Герцога, и неизвестно, как Герцог накажет его, вернись Лонгботтом в Лоулань. Придется засесть на Востоке на неопределенный срок, прежде чем появляться на глазах у Герцога. Невесть, сколько дней придется прождать, прежде чем все уляжется. Вернуться во дворец… хаха… не хватало еще получить пару сотен даров батогами!

Командующему армией такой путь развития событий вряд ли придется по нраву. Но хоть Лонгботтому ни шпицрутены, ни понижение по службе страшны не были, все же гораздо более привлекательным вариантом было бы уйти «Подобру-поздорову». Поэтому, стоило Хуссейну пленить Дайли, как Лонгботтом тут же развернул свой отряд в обратную сторону, стремительно удаляясь на Восток. С Лонгботтомом было триста всадников. Отойдя подальше, он сбавил ход. Когда подкрались вечерние сумерки, а кругом были лишь густые леса, вдалеке вдруг предстал чей-то силуэт.

Вглядевшись в него, Лонгботтом вздохнул с облегчением. Изначально в его планах было подыскать как можно более тихое и укромное место. В округе не было ни одного поселка или хуторка, и Лонгботтом с тремя сотнями всадников были здесь единственными людьми. Преданные Лонгботтому воины не рассматривали его поступок как преступление и были готовы идти за ним до конца. Эта мысль придавала Лонгботтому уверенности. Он громко скомандовал:

— Братцы, сегодня ночуем здесь! Завтра поищем какой-нибудь городок и повеселимся, найдем вам по паре девиц на каждого!

После этой речи воины Лонгботтома заликовали, спрыгивая с коней и разбивая лагерь. Несмотря на силуэт вдали, Лонгботтом все же не стал придавать этому большого значения и, подобно всем остальным, потерял бдительность.

Когда солдаты разбежались кто куда, дабы разбить лагерь и приготовиться к ночлегу, неподалеку появился человек, стоящий под деревом и смотрящий куда-то вдаль. Он был облачен сплошь в черные одежды. На его лице была маска, от него веяло могильным холодом. За его спиной, в лесной чаще, скрывались несколько сотен его подчиненных.

— Это они? — раздался чей-то холодный и равнодушный голос.

Рядом с ним появился еще один и, кивнув головой, ответил:

— Они! Этот толстяк некогда служил под началом Герцога Тюльпана! Я слышал, именно он сопровождает принцесс во дворец! И их маршрут нам известен!

Человек в черном облачении стал медленно вытаскивать меч из ножен. В его глазах читались злость и боевая лихорадка.

— Вперед! Не трогать принцессу, остальных убить!

Конница Герцога неспешно ехала по лесу, когда где-то впереди послышались странные звуки. Среди ночи это особо настораживало. Опытные солдаты вмиг пришли в боевую готовность, почуяв, что именно с этим звуком натягивается тетива лука. Сверху стали доноситься звуки чего-то быстро летящего.

Первый из конников внезапно издал вопль ужаса и упал с лошади. Его шею пронзила острая стрела. Воин упал на землю, схватившись за пробитую шею. Кровь хлестала во все стороны, не оставляя шансов выжить. Свист стрел наполнил тишину леса. Не известно, сколько лучников засели в кустах впереди, но стрелы летели плотной стеной. Их было, по меньшей мере, несколько сотен. Крики ужаса не затихали ни на секунду.

Лошади и воины сваливались в кровавую кучу, раненых и убитых становилось все больше. Раненых топтали насмерть лошади. Лонгботтом вмиг протрезвел. Опытный командир громко воскликнул:

— Враг! Враг! В атаку! Вперед! Они в кустах!

Лонгботтом с силой пришпорил коня, поскакав вперед, стремясь встать впереди атакованного из засады войска. Лонгботтом встал во главу войска, обнажил огромный меч, и, размахивая им, стал ловко отбивать летящие в него из темноты стрелы!

Оставить комментарий