Глава 466. Жуткий лес

— Ай! — внезапно вскрикнула шагающая позади принцесса Луиза.

Хуссейн вмиг развернулся, строго взглянул на девушку и сказал:

— Что такое?

Прекрасное круглое личико Луизы было искажено гримасой боли и страха. Луиза отбросила в сторону острый сучок и принялась осматривать пораненную им ногу. К удивлению Хуссейна, на левой ноге принцессы не было башмака, видимо, он потерялся, но этого никто не заметил.

После долгого странствия белая ухоженная ножка принцессы Луизы была сплошь покрыта шрамами. Между пальцев явственно проступала кровь.

Хуссейн тяжело вздохнул, подошел на два шага к принцессе и присел на корточки. Несмотря на неодобрительный возглас принцессы, Хуссейн молча взял ее за руку и усадил рядом с собой. Затем он взял раненую ступню девушки в свои руки. Принцесса вся покраснела, в глазах появилось смущение.

— Ничего, не переживай! — сказал Хуссейн. — Просто немного укололась, вот и все.

Поколебавшись, Хуссейн скинул сапоги и передал их принцессе:

— На, держи!

— А… А ты…

Хуссейн равнодушно ответил:

— Ничего, у меня кожа на ступнях погрубее будет, когда-то я прошел с людьми из храма предков через ледяной лес и ледяную равнину абсолютно босой!

— Боже! — изумилась Луиза. — Но… неужели вы не побоялись отморозить ноги?

— Мне чертовски повезло! — голос Хуссейна внезапно изменился, став холодным и равнодушным. — На четвертый день два знатных воина подобрали меня…

Принцесса была в растерянности:

— Я не понимаю…

— Я убил одного из них и снял с него сапоги.

Принцесса вздрогнула от услышанного. Луиза внимательно смотрела на этого покрытого шрамами мужчину. Хуссейн взглянул в глаза Луизе и почувствовал необъяснимую горечь, будто бы жалость к этой девушке. Она по-прежнему была пряма и статна, как и подобало принцессе. Она была похожа на несгибаемую стрелу. Твердую и упругую, которая предпочла бы смерть, но не согнулась бы!

В конце концов, Луизу огорчило то, что этот с виду совершенно безразличный и равнодушный парень внезапно стал отождествляться в памяти девушки с тем парнем, которого должны были казнить на площади. Принцесса помнила тот день крайне отчетливо. Силуэт и внешность того парня прорисовывались в воспоминаниях Луизы все более и более отчетливо.

— Поторапливайся, времени у нас немного! — выдернул Хуссейн Луизу из бездны воспоминаний.

Вопреки ожиданиям Хуссейна, Луиза без всяких колебаний надела сапоги Хуссейна и пошла вперед. Где же это видано, чтобы принцесса носила сапоги такого мерзавца! Но в этот миг и тени желания отказываться у Луизы не было. Сапоги были невероятно велики принцессе, но она уверенно зашагала вперед, ускоряя шаг. Прошло немало времени, пока внезапно Луиза вновь заговорила из-за спины Хуссейна:

— Ху… ваше превосходительство славный воин Хуссейн!

Внезапно Хуссейн замер и обернулся, устремив взгляд на принцессу.

— Ваше высочество, прошу вас… одного имени было бы достаточно, я более не воин!

Луизу сильно напугал голос Хуссейна. Помолчав, она почти неслышно сказала:

— Господин Хуссейн, у меня к вам есть один вопрос, могу ли я вам его задать?

Хуссейн молча продолжал идти вперед, лишь вздохнув. Принцесса набралась смелости:

— Я хотела спросить… в детстве, когда я еще была совсем маленькой девочкой, я много слышала о вас. Все придворные восхваляли ваши заслуги. Я тоже восхищалась вами, но почему вы…

Хуссейн вновь замер, как столб. Луиза взглянула на него и заметила, что он будто немного застыл и не может двинуться с места. На этот раз Хуссейн, не оборачиваясь, спокойно сказал:

— Ваше высочество, неужели все женщины столь любопытны?

— Что? Конечно, нет…

Принцесса напряглась.

— Просто… я была вашей поклонницей… поэтому…

— Это мое дело! — отрезал Хуссейн.

Луиза почувствовала, сколь холодно сердце этого человека. Принцесса уже готовилась сказать что-то еще, как Хуссейн резко застыл на месте. Затем он поднял голову к верху, прислушиваясь. Внезапно он отпрянул в сторону, подхватив Луизу, и спрятался вместе с ней за деревом. В пятидесяти шагах впереди виднелся конец рощи.

Растительность в том месте становилась более редкой. За ними простирались бескрайние степи северо-запада. Однако же, с опушки леса доносились голоса нескольких человек.

— Осмотрите все! И повнимательнее!

Голос был строгий и жесткий. У Хуссейна внезапно сузился зрачок, когда он услышал этот голос. Лосай! Это он! Лосай сидел на лошади возле опушки леса и наблюдал, как усердно трудились его солдаты. Где-то сотня людей активно выкапывали большую яму возле опушки леса. Лосай искал тела восьмерых человек. Он следил за каждым движением своих людей. Найденные кости заворачивали в ткань.

— Побыстрее, и не оставляйте следов!

Хуссейн и Луиза все еще сидели за деревом. Понаблюдав еще немного, Хуссейн понял, чем занимались те ребята возле опушки леса. По всей видимости, прошлой ночью они вновь приходили, дабы забрать останки людей из храма предков. Вероятно, с прошлых сражений в этом месте в земле могут сохраняться воины храма предков с оружием и броней, и мародеры намеревались этим воспользоваться.

Лосай приказал всем окружающим спешиться. Воины выстроились вокруг ямы с телам и сняли шлемы. Воины поклонились до земли, что-то равнодушно бормоча под нос. Каждый из них был охвачен скорбью. Прислушиваясь, Луиза не смогла понять ничего. Только лишь заметила, что лица воинов были равнодушны и не выражали ничего.

Хуссейн, прислушиваясь, в конце концов, вздохнул и пробормотал:

— Это обряд воздаяния почестей погибшим воинам храма предков… эх, эти обряды… просто бескровное умертвещение.

Когда издалека прозвучала команда «Вольно», Лосай подошел к яме и бросил вниз горсть земли, затем несколько десятков воинов вмиг стали засыпать яму. На месте ямы вскоре была ровная земля, и едва ли можно было сказать, что здесь проходили подобные поиски. Если только знать об этом напрямую, иначе это место невозможно было бы отличить от любых других. Лосай стоял возле нескольких запряженных конями повозок.

— Снять доспехи! — прозвучал его приказ.

Воины стали скидывать броню и класть на повозки. Хуссейн вздрогнул, поняв, что происходит.

Провинция Дэса была надельным владением семьи Герцога Тюльпана. Хотя границы провинции и не охранялись в полном смысле этого слова, но в наиболее важных поселениях заставы были. Иными словами, едва ли такой большой отряд смог бы беспрепятственно пройти через эти места. Сейчас же, судя по всему, эти ребята проникли в провинцию извне, обойдя крупные форпосты. Несколько тысяч человек разбились на небольшие отряды, прикинувшись обычными мирянами. Повозки же были замаскированы под торговые караваны. Оставалось лишь добраться до нужного места и нанести внезапный удар.

Думая об этом, Хуссейн заметил, как вдалеке от обоза отделяются небольшие отряды воинов. Хуссейн планировал и дальше сидеть и наблюдать за движением иноземцев, но неожиданно Лосай отправил три повозки в путь, приказав охранявшим повозки людям переодеться в торговцев, а остальной части войска приказал отдыхать. После этого Лосай отправил отряд воинов прочесать лес в поисках источника воды.

— Будьте внимательны! Их там может быть несколько десятков!

Спешившиеся воины углубились в лесной массив. Хуссейн стал выбирать новое убежище для себя и своей спутницы. Врагов было, по меньшей мере, сотня. Впрочем, если их было бы несколько тысяч, ни в коем случае не стоит демонстрировать боевую магию. К тому же, рана по-прежнему давала о себе знать. Когда первые несколько врагов были совсем близко, а новое убежище всего в паре шагов, Хуссейн прикинул два варианта спасения. Первым было прятаться глубже в лесу. Но опасность была в том, что эти ребята, устроив на опушке привал, могут еще долго не покидать этого места. К тому же, они явно не уйдут без команды своего предводителя. Посему продолжать прятаться в лесу не было хорошей идеей.

Что же касается того, чтобы сбежать из леса с другой стороны… об этом Хуссейн тоже успел подумать. И этот вариант казался Хуссейну беспроигрышным, ведь этот лес столь огромен… что наверняка из него можно было бы выйти во множестве ли от этого места. Однако в степи их бы все равно заметили достаточно быстро, ведь там нет естественных преград.

Хуссейн тяжело вздыхал, думая о спасении. Он прошептал принцессе на ухо:

— Не вздумай кричать и паниковать! Во что бы то ни стало держись меня!

Луиза смотрела на воинов, подходящих к их деревцу все ближе. Ее лицо было бледным, но когда она услышала голос Хуссейна, в её глазах мелькнула надежда. Она крепко схватила его за рукав одежды. Она была готова идти за этим храбрым и благородным воином, не оглядываясь по сторонам.

Один из разведчиков, разрубая заросли, внезапно закричал:

— Ручей! Я нашел родник!

К этому месту стали стекаться и другие воины. Внезапно воин заметил перед собой какой-то отблеск. Он стал всматриваться в заросли, но тут же острая палка вонзилась ему в горло. Разведчик не успел издать и звука. Из пробитого горла хлынула кровь! Сук, приходившийся Хуссейну тростью, теперь оказался смертоносным оружием. Принцесса Луиза с ужасом смотрела на происходящее.

Оставить комментарий