Глава 470. И что в итоге ты сделал?

С надеждой в сердце Гендальф последовал за Двэйном в ближнюю комнату, которая оказалась его собственной спальней.

Затем старик вытаращив глаза и онемев уставился на зрелище, представшее перед ним: весь с ног до головы в кровавой жиже парень лежал на изначально чистых белых простынях, которые уже пропитались кровью и грязью.

Хотя обычно Гендальф редко использует эту кровать, так как большую часть своего времени проводит за выполнением магических экспериментов, устав он приходит немного вздремнуть. Сон по мнению мага – это роскошь.

Тем не менее прошлой ночью трудно было насладиться собственной большой кроватью. Утром, только он открыл глаза, случилось то, что позволило старику почувствовать себя неприятно.

— Так вот о чем ты говорил «вернуть мне сокровище»? – в тоне старика послышалась жесткость.

К счастью, до того как он успел рассердиться он успел разглядеть кем был тот, о ком говорил Двэйн. Измазанное кровью лицо Хуссейна было очень бледным.

Гендальф в зеленой мантии фыркнул нахмурившись:

— Хуссейн? Эх, как он пострадал?

Он подошел к краю кровати с мрачным лицом и изучающе посмотрел на святого рыцаря. Хуссейн еще не вернулся в сознание, глаза его были плотно закрыты. В бессознательном состоянии он крепко сжимал свои губы, не издавая не единого звука.

— Этот парень тверже камня, — прошептал Гендальф и бросил взгляд на Двэйна. – Я изумлен, Двэйн. Неужели Хуссейн задолжал тебе в прошлом? Почему твой слуга? Каждый ваш выход наносит ему тяжелую травму. О, боже! Я не помню ни одного раза, когда бы он уходил с тобой и остался неповрежденным!

Двэйн выглядел подавленным.

По правде говоря, Хуссейн невероятно силен! В этом мире он пока не встретил ни одного чудовища сильнее. На этой земле нет никого, кто мог бы навредить ему. Но каждый раз кажется, будто Хуссейн встретился с более опасным противником, чем он сам.

Например, в этот раз. Очевидно, сопровождая принцессу, он сражался с планом ранить себя, чтобы усилить уверенность противника, там самым обмануть его внимание. Эта задача не требует особой техники и безопасна. И вот результат…

— Кажется, у него проблемы с характером, — Двэйн пошутил, вздохнув.

Впрочем, потом он серьезно спросил:

— Ты знаешь способ исцелить его?

Лицо Гендальфа было очень серьезным. После того как он осмотрел раны Хуссейна, сразу же ответил:

— У него сильные повреждения, но его собственный дух силен. Раны сами должны срастись, но ты посмотри…

Старик указал на голень Хуссейна:

— В этом месте вся плоть и кровь изувечены, но посмотри на раны мышц: ни малейших признаков исцеления. Как будто это кусок мертвого мяса! Его противник запечатал своей силой этот участок, и жизненные силы в нем значительно сократились.

— У меня нет иного выхода. Моя молодость не бьет ключом. Последние несколько капель позволяют мне жить, — Двэйн развел руками.

Гендальф бросил на Двэйна взгляд:

— Нет иного выхода… однако ситуация не так уж и плоха. эх… Он серьезно ранен, но его жизнь вне опасности. Я использую магические лекарства, чтобы медленно исцелить его, они должны помочь. Он восстановится. Но, в конце концов, его повредил Орден Святых Рыцарей. Поэтому восстановление может быть относительно медленным. Поэтому…

— Поэтому что? — ухмыльнулся Двэйн.

— Я хотел сказать… Восстановление займет по меньшей мере шесть месяцев. Даже не мечтай увидеть его похожим на дракона! Двэйн! В течение полугода у него не будет силы служить тебе.

— Полгода? — застонал Двэйн. – Это так долго? Но… А если есть другая священная сила, чтобы помочь ему выздороветь? Может это произойти быстрее?

— Ты думаешь, сила Святого Ордена всемогуща? — возмутился Гендальф. – Ты должен понять, Двэйн! Рыцари Святого Ордена имеет самовосстанавливающиеся свойства. Но скорость этих свойств ограничена. Самовосстановление – не то же самое что «перерождение». Ты понял? То есть, если часть тела порезана ножом, рана может зажить быстро. Если сломана кость, тоже быстро заживет. Но если рука отрезана человеком, то нет у нее возможности вырасти снова.

Договорив, он посмотрел на Хуссейна:

— Если обычный человек так поранил бы ногу, единственный выход был бы ее отрезать.

Двэйн тяжело вздохнул:

— Ладно, полгода так полгода. Хотя, если время немного затянется, мне, на самом деле, нечего для него сделать. Просто я знаю характер этого парня. Хотелось бы, чтобы он правда провел полгода в постели. Прямо говоря, его убийство принесло бы много неприятностей.

— Ну, есть еще способ. Но я уверен, ты будешь категорически против, — холодно сказал Гендальф. — Ты помнишь того нашего генерала? Нужно всего несколько капель его крови, и тогда повреждения Хуссейна могут быть излечены немедленно. Но последствия… боюсь, ты и представить не можешь. Может быть, наш рыцарь сможет преодолеть эту ужасную силу крови. Тогда он не только восстановится, но и сможет приумножить свои способности. Но может быть и так, что это убьет его.

Двэйн вспомнил, что кровь Себастьяна обладает причудливыми свойствами. В сердце его закрался холод, он поспешно покачал головой:

— Даже не думай об этом, старик! Он мне как брат, я не буду использовать его как подопытного кролика! Я предпочитаю медленное лечение.

У Гендальфа были некоторые намерения, но видя, как решительно противится Двэйн, он, беспомощно вздохнув, сказал:

— Очень жаль, в конце концов, он был Рыцарем Святого Ордена. Он очень сильный, он бы преодолел каплю крови. Такой человек не умер бы.

Приостановившись, Гендальф сказал холодно:

— Есть еще проблема… Я могу лечить его, но не жди, что я буду полгода заботиться о лежачем мужчине. Он может остаться здесь, но лучше всего тебе найти другого подчиненного, который будет заботиться о Хуссейне до его выздоровления.

В то время пока Двэйн молчал, в углу спальни появилась принцесса Луиза. Она храбро сказала:

— Я могу делать это.

Гендальф холодно посмотрел на принцессу. Как только принцесса вошла в комнату, он увидел, как молодая девушка сжалась в углу. Поскольку эту девушку привез Двэйн, Гендальф не задавал много вопросов.

По сравнению с безразличием Гендальфа, сердце принцессы Луизы было полно страха на тот момент. Этот страх заинтересовал Гендальфа. Он был не знаком с принцессой Луизой, но она его знала. И он производил на нее глубокое впечатление.

В первый день государственного переворота принцесса стояла наверху трибуны, среди членов королевской семьи. Тогда она увидела своими глазами старика в зеленой мантии на площади, помогающего повстанцу великого принца, он легко победил великого мага суда и волшебника, прибывшего из магического союза .

Позже Двэйн и этот старик в зеленой мантии подали друг другу руки, в тот раз опыт Двэйна прославил его. Однако, что удивило принцессу Луизу – это то, что сейчас Двэйн и этот старый маг в зеленой мантии будто бы были хорошо знакомы.

— О! А ты еще кто? — Гендальф подошел к Луизе.

Тело принцессы задрожало от страха. Она ясно помнила, как в тот день переворота маг в зеленой мантии стер великого волшебника в порошок.

— Ладно тебе, старик. Не пугай нашу гостью, — слегка улыбнувшись, сказал Двэйн. — Я вас познакомлю. Это Ее Королевское Высочество принцесса Луиза, дочь императора Августина Шестого и сестра нынешнего регента.

— Королевская семья, — Гэндальф нахмурился и с подозрением посмотрел на Двэйна.

Взгляд его означал:

«Для чего ты привел сюда королевскую особу? Разве ты не знаешь, что есть множество секретов, которых ей знать не положено?»

Двэйн беспомощно вздохнул. Что еще можно сделать? Многие секреты не могут быть открыты. Но разве сейчас принцесса не знает достаточно? Даже о Хуссейне и то она знает.

Двэйну понятно, что если тайна Хуссейна, собственного его помощника, раскроется, то это будет только частью проблемы. Самый разыскиваемый преступник на материке, Великий Жрец в Храме Света. Если люди узнают, что он на его стороне…

— Ваше Высочество, — улыбнулся Двэйн принцессе, – я принимаю ваше предложение… Через некоторое время вы должны будете заботиться о Хуссейне. Но я должен напомнить вам, что все ваши действия должны проходить только в этом доме. За всем, что вам потребуется снаружи, отправляйте других людей. Вам не нужно беспокоиться. Есть только одно, что вы должны помнить – в любое время, при любых обстоятельствах, без моего личного разрешения вы не можете выйти из этого места. Пожалуйста, поверьте мне, это ради вашей же безопасности.

Принцесса Луиза сразу же кивнула. Она все поняла, сама только что узнала самый важный секрет Двэйна, поэтому сама могла попасть в заключение. Она еще раз посмотрела на рыцаря. Внезапно она почувствовала… быть заключенной или нет, все это уже не важно.

Гендальф в своем зеленом одеянии взял несколько собственно изготовленных зелий. После этого он подошел к Хуссейну, находящемуся в глубоком сне, и вывел Двэйна из своей комнаты, оставив принцессу заботиться о раненном.

Они совсем не волновались о том, что принцесса убежит, так как двор этот был окружен магическим заграждением.

— А сейчас давай посмотрим на то, что ты только что сказал: ты вернул сокровище! — пожаловался Гендальф. – Если не сможешь сказать что-то, что удовлетворит меня…

Двэйн улыбнулся:

— Я помню то, что ты сказал: если мы хотим воспитать из тех маленьких драконов настоящих драконов-воинов, тогда нам нужны взрослые драконы, которые передадут им по наследству свой дух, верно?

— Верно, но где же есть в этом мире драконы?

— Тем не менее я нашел одного! — улыбнулся Двэйн.

Затем он вызвал своего волшебного питомца. Внезапно высоко в воздухе сверкнуло что-то золотое, с этим золотом в небе поднялся огромный взрослый дракон. Два огромных крыла дрожали в воздухе, каждая чешуйка переливалась золотым цветом на огромном теле. С глубоким низким ревом огромная пасть золотого цвета высокомерно качнулась. Тем не менее он был приручен и послушно качался в воздухе. Двэйн сделал почтительный жест головой вниз.

— Смотри, старик, это мой первый подарок – взрослый золотой дракон. Ну как? Это тебя удовлетворит?

Гендальф изменился в лице.

— Ты! Где ты раздобыл такого питомца? Золотой дракон? Это золотой дракон Святого Ордена?

Двэйн сказал, улыбнувшись:

— Кроме того, у него еще и благородное происхождение! Легендарные три королевских дракона! Это младший сын главы их рода.

У Гендальфа не было слов. Неожиданно его тело вспарило в воздухе. Он подлетел к молодому дракону, чтобы познакомиться с ним. Хотя перед странным существом дракон издал предупреждение и зашипел, но под контролем Двэйна золотой дракон постепенно приручился. И, наконец-то, Гэндальф наступил дракону на спину. Золотой дракон еще раз зашипел. Честно придерживаясь послушного положения.

— Как… Как ты это сделал? — безумные глаза мага заглянули в глаза Двэйна.

Он спрыгнул с дракона и резко схватил Двэйна за одежду:

— Скажи мне! Как ты это сделал?!

Двэйн, улыбнувшись, сказал:

— Я могу медленно сказать тебе. Только сейчас мне нужно, чтобы ты ответил на мой вопрос: после всего наш план святого дракона… можем ли мы успешно завершить его?

— Я не совсем понял… — Гендальф колебался и не хотел брать на себя обязательства, однако энтузиазм все больше и больше разгорался в его глазах. — Но мы могли бы попробовать. Вероятность велика. Боже мой! Возможно, мы сможем создать легендарного священного дракона!

Посмотрев на волнительные прыжки Гендальфа, Двэйн быстро притянул его, а затем достал хрустальный шар из рук. С довольной улыбкой он сказал: «

— Смотри, это мое второе сокровище. В некотором смысле. Его ценность важнее этого дракона.

— Хрустальный шар, — Гендальф сразу почувствовал, что в этом шаре находится душа этого существа, но он еще не полон.

И тут он подумал:

«Ты опять использовал черную магию, чтобы создать дух, используя душу умирающего животного? Даже если это высшая степень мертвой души животного, то в лучшем случае это был бы костяной дракон. Как можно это сравнить со взрослым огромным золотым драконом?!»

Двэйн покачал головой, он осторожно ударил по шару, из него вырвались звуки плача. Изначально шар был черным, однако теперь в нем появился сгусток сияющего серебристо-белого цвета. Гендальф был потрясен.

— Призрак! Это цвет Святого Ордена!

После он уставился на Двэйна, как на чудовище.

— Какую душу ты забрал, чтобы поместить в хрустальный шар? Неужели ты убил старшего святого рыцаря? Как священный свет может быть в шаре? Говорю тебе, это очень сложно – использовать душу рыцаря, чтобы усовершенствовать некромантический ритуал с животным. И это почти невозможно! Потому что священный свет и некромантия – взаимоисключающие атрибуты.

— Я не хотел превращать его из мертвого животного! — Двэйн покачал головой и подавленно сказал. — Тем более, твоя догадка не верна! Внутри заключен не убитый мною святой рыцарь, а гораздо более продвинутый человек!

Двэйн сделал паузу и улыбнулся. Улыбка его была немного жестокой:

— После того как я убил этого человека, я сначала испугался до смерти, но потом вспомнил кое-что и помчался скорее, чтобы использовать некромантию. Так я поглотил свет его души и заключил в этот черный шар. Я подумал, что эта вещь может мне пригодиться!

— Это…?

— Ангел!

Звук голоса Двэйна поверг Гендальфа в шок:

— Богиня сошла на землю с небес! Хотя шар не заполнен до конца, но… Это настоящий ангел!

На лице Гендальфа появилось непонимание. С выражением недоумения он отошел на два шага назад, продолжая смотреть на черный хрустальный шар в руках Двэйна.

— О, боже… Ангел? — голос старика стал немного хриплым.

— Да, ангел, — спокойно ответил Двэйн.

Вдруг Гендальф перевел дыхание и бросился к Двэйну, сомкнув руки вокруг его шеи. Затем он сильно встряхнул его:

— Ты! Ты этот человек! Немедленно расскажи мне все! В этот раз ты уехал больше, чем на месяц! Что случилось в итоге? Что произошло? Золотой дракон. Есть еще один… Ангел его матери? Так много странных вещей. Как ты поймал его? Скажи! Это заняло бы больше месяца! Что с тобой случилось, в конце концов? Что вы сделали в итоге?

Двэйн высвободил шею из рук старика, даже дышать ему стало труднее. Он раздраженно прошептал:

— О чем ты беспокоишься? Я еще не договорил! Э… кроме дракона и ангела, об одной важной вещи я так и не рассказал тебе.

— Говори же! О чем ты не рассказал?

— Я… я… — он улыбнулся. – Я дал вашему ребенку ученицу… вот так вот. Так называемый мастер – отец. С этого момента я не только твой ученик, но и частично твой зять.

Глаза Гендальфа широко раскрылись, рот открылся. Он не мог вымолвить ни одного слова. Несколько раз он указал на Двэйна, затем выпрямился и потерял сознание.

Оставить комментарий