Глава 472. В чем-то выиграл, в чем-то проиграл

— Дракон-кретин? Ты говоришь, что он уже стал таким? — выражение лица Двэйна тут же помрачнело. — О небеса! Мой рыцарь-дракон умер во сне!

Двэйн снова посмотрел на парящего над крышей дракона, по-прежнему крепко спящего, и взгляд его погрустнел.

— Знаешь ли ты, Гендальф, что вообще-то я хотел этого парня задействовать в одном очень важном деле!

— Но зато теперь у нас есть целых два дракона! Использовали одного — получили два. Мне кажется такой обмен стоит затраченных сил.

Гендальф в Зеленом был железобетонно уверен в своей правоте.

— И все же… отряд десептиконов нуждается в сильном руководителе, — Двэйн сейчас был похож на маленького ребенка, у которого отняли конфету. — Я очень надеялся на эту большую ящерицу. Если бы я мог оседлать его и вести сражение с воздуха… О небеса, это ведь рыцарь-дракон! Да и к тому же золотистый дракон!

Глядя на Двэйна, Гендальф начал подозревать, что тот специально придирается, поэтому невозмутимо ответил:

— Золотистый дракон-воин… Думается, председатель профсоюза магов, старик Ягэдуг, узнает об этом твоем желании, непременно так рассердится, что начнет выдирать волосы из своей бороды. А еще научное общество магов. Наш молодой и талантливый маг — вдруг хочет стать рыцарем! Да ведь ты же предаешь все магическое сообщество, нарушаешь кодекс магов, мой дорогой ученик!

Очень жаль, что в это самое время, пока эти двое дураков — старый да малый — вели этот легкомысленный и бесполезный диалог, братья-драконы старательно и безжалостно крушили их лабораторию.

Магический дракон был сильно затравлен своим младшим братом, но наконец отыскал, на чем можно было отыграться. Маленький дракон избил его едва ли не до полуобморочного состояния, и, оказавшись в экстремальных условиях, дракон внезапно дохнул и тут же растворился в пространстве.

— Телепортация! — одновременно вскричали Гендальф и Двэйн, пораженные увиденным.

В следующий миг магический дракон подлетел к спящему сородичу, а затем носом уткнулся ему в бок и обиженно зарычал, словно будучи битым более сильным ребенком побежал жаловаться маме.

Это было первое, что пришло Двэйну на ум.

Как это не было печально, но золотистый дракон никак не отреагировал на жалобы магического дракона. В это время к нему снова подлетел боевой дракон. Он как будто знал, что против такого мощного соперника его магия бессильна, и ему лишь оставалось с помощью телепортации скрываться от него. Похоже, что и боевой дракон не знал, как справиться со своим соперником — хотя он был силен, но на своих двух крыльях вряд ли мог догнать телепортирующегося сородича.

Лаборатория Гендальфа превратилась в нечто, похожее на поле битвы, оставленное после ожесточенного сражения: несколько десятков шкафов представляли собой груды поломанных досок, бутылечки с лекарствами осколками лежали на полу в разноцветных лужах. Некоторые лекарства смешались друг с другом и теперь святились странным светом, некоторые при взаимодействии с другими тут же взрывались. Повсюду распространился отвратительный запах.

Двое драконов весело провели время, но теперь Гендальф очнулся и ужаснулся — ведь это была его единственная магическая лаборатория!

— Скорее останови их! — с болью в голосе прокричал он Двэйну.

Маг едва слышно усмехнулся.

Очень скоро драконы несколько успокоились и притихли. Двэйн еще раньше позаботился об этом, с помощью магии заключив с ними контракт душ и став их хозяином.

Поэтому сейчас Двэйн веселился от души, ведь теперь у него есть целых два мощных магических животных!

Однако, когда взгляд его снова упала на спящего над крышей золотистого дракона, он почувствовал, что по-прежнему недоволен.

— Гендальф! Ты прежде не говорил, что после передачи своих знаний он станет кретином! Неужели душа и память драконов, передавшись потомкам, больше не существует в первоначальном их теле?

— Конечно нет, — покачал головой маг. — Если бы было так, то весь драконий род уже бы давно выродился. Не забывай, у него есть трое сыновей!

Двэйн удивленно вытаращился на него.

— И еще не забывай, — тут же добавил старик, — что я человек! Я не дракон, а потому лишь с опорой на древние летописи смог придумать этот способ. Я ведь не говорил, что у меня нет стопроцентной уверенности в его безопасности, и также не утверждал, что не будет негативных последствий. Правильнее будет привести сравнение: предположим, что передача душевной памяти — это своего рода «копирование», тогда этот мой искусственный способ заключается в том, чтобы отделить все боевые навыки и умственные способности от тела первоначального хозяина.

Копирование…отделить?

Двэйн закатил глаза. Глядя на Гендальфа, он начал усиленно соображать. Да ведь это же золотистый дракон! Разве можно вот так просто «потратить» его?… Тогда… еще можно срезать у него всю его золотистую чешую и сделать немало качественных доспехов и мечей.

Но…это уж слишком жестоко по отношению к священному животному?

— На самом деле этот дракон… Если даже ты не слишком надеешься на него, то все же нельзя видеть в нем только недостатки, — успокаивая своего незадачливого ученика, тихо произнес Гендальф.

В данный момент он думал только о том, как бы восстановить свою лабораторию, а для этого, несомненно, ему нужна была помощь Двэйна.

В глазах мага загорелся живой интерес.

— Продолжай.

— Если ты хочешь стать драконьим рыцарем, то гарантирую, он будет превосходным ездовым драконом — немного обучить его и все. Справедливости ради следует сказать, что он всего лишь из высокоинтеллектуального дракона превратился в глупое животное — всего-навсего простое дикое животное. Поэтому он по-прежнему может использовать магию, пускать в ход свои когти и острые клыки… Все это без проблем. Вот только не надейся, что он как прежде будет мощным орудием со святыми силами. Святых сил у него уже нет, потому что его сознание теперь пусто.

— То есть, как те магические животные из Ледяного леса? Неразумные существа?

— Все верно. Именно так. Но только намного мощнее их.

— Хорошо, — кивнул Двэйн. — Тогда нам нужен хороший дрессировщик. Тот, кто сможет тренировать дракона. Думается, только Вы, учитель, сможете взять на себя такую ответственность.

Гендальф хотел было отказаться, но Двэйн, угадав его мысли, добавил:

— А я взамен найду способ, как восстановить Вашу лабораторию. Однако, Вы должны понимать, что многие особо ценные магические ингредиенты стоят очень и очень дорого, да и к тому же их не так то просто найти. Конечно, их можно достать, но насколько мне известно, большинство из них есть только в императорском профсоюзе магов. Разумеется, Вы, учитель, очень сильный маг и можете в одиночку разгромить этот союз, одолеть высших магов на материке… Думается, Вы не боитесь никаких трудностей.

А что еще можно было сделать в такой ситуации? Гендальф тяжело вздохнул. Сейчас он уже не был магом святого уровня.

Больше всего Двэйна беспокоило то, что результаты проверки, устроенной им двум новым магическим драконам, подтвердили его догадки: большой дракон был очень силен в магии, по своей мощи в этой области ничуть не уступая пятидесятилетним особям (при том, что его способности развивались с невероятной скоростью), но вот его физические данные были так плохи, что с этой точки зрения его вряд ли можно было отнести к виду «дракон».

По результатам проверки, его физическая сила примерно равнялась силе одного быка. То есть, если полностью заблокировать его магию и поставить сражаться с диким быком, то случилось бы нечто совершенно невероятное: бык с легкость уложил дракона на лопатки!

К счастью, Гендальф во время ободрил Двэйна, сказав, что когда этому дракону исполнится сто лет, то его магические силы достигнут наивысшего пика могущества, который когда-либо видел свет.

— Тебе нужно лишь еще разок подкормить его водой из Источника Утекающего Времени, и все. Думается, он самостоятельно достигнет святого уровня, да еще и в очень короткие сроки. И у тебя будет один магический дракон святого уровня.

Однако, глядя на дракона с черно-белыми крыльями, у Двэйна заболела голова — он предчувствовал, что это маленькое чудовище ему еще доставит немало хлопот.

В этом крошечном теле, по виду не больше собаки, скрывалась поистине огромная разрушительная сила! Похоже, на свете не было вещи, способной сдержать его неумную энергию. Стоило ему взмахнуть своей маленькой когтистой лапой — и прочная железная клетка превращалась в груду металлолома.

Кроме этого… Двэйна очень удивило то, что когда он скормил ему несколько капель из Источника Утекающего Времени, тело дракона ни на миллиметр не увеличилось. Он по-прежнему ростом был не больше собаки.

Двэйн был поражен до глубины души — это был первый раз, когда этот способ не сработал!

— Наверное, это из-за того, что в воде из источника заключены некоторые магические силы, которые увеличивают скорость роста животного. Вот только что это именно за силы, до сих пор неизвестно. Этот парень совершенно не реагирует ни на какую магию, поэтому даже вода из источника на не действует.

Двэйн кивнул, соглашаясь с догадкой учителя.

В конце концов, даже будучи таким маленьким, этот дракон обладал достаточной мощью. Глядя на те разрушения, которые он учинил, Двэйн подумал, что дракон уже по меньшей мере может быть приравнен к одному очень мощному бойцу. Восприняв боевые навыки золотистого дракона, он уже может использовать высококлассную технику борьбы.

Сейчас необходимо было только время. Оставалось только ждать, пока дракон немного подрастет.

— И у тебя будет один боевой дракон святого уровня, — закончил свою мысль Гендальф и мрачно улыбнулся. — Однако проблема в том, что мы не можем использовать источник, чтобы заставить его подрасти. Поэтому, по драконьим меркам, он достигнет святого уровня только к ста годам.

— Сто лет… — задумчиво произнес Двэйн, но очень скоро к нему вернулась прежняя уверенность. — Я убежден, что не нужно ждать так долго! В конце концов, они ведь не простые драконы! Каждый из них — наполовину тот самый гигантский священный дракон!

Когда Гендальф и Двэйн вышли из лаборатории, принцесса Луиса ждала их снаружи.

Она не спала всю ночь. Вчера вечером из лаборатории вновь раздался громкий взрыв, который очень сильно напугал ее.

Увидев, что оттуда стремглав вылетело два странных существа — один большой и один маленький, Луиса облегченно вздохнула и произнесла:

— Он… очнулся.

Двэйн тут же помчался в комнату Хуссейна.

Раны рыцаря затягивались очень быстро, и это не могло не радовать. После того как Гендальф подмешал ему высокоуровневое заживляющее лекарство, Хуссейн уже мог вставать с кровати. Однако, старик по-прежнему периодически предупреждал его: не стоит использовать святые силы в ближайшие месяцы.

Двэйн вежливо попросил принцессу подождать снаружи, а сам заперся с Хуссейном в комнате.

Когда они остались одни, Хуссейн первым начал разговор, чем очень удивил Двэйна.

— Что ты собираешься сделать с ней? — пронзительный взгляд рыцаря устремился на мага.

Двэйн сразу понял, кого он имеет ввиду. Глядя на выражение лица рыцаря, который теперь резко отличалось от того холодного и надменного Хуссейна, которого он знал, Двэйн невольно усмехнулся.

— Похоже, ты беспокоишься за нее, не так ли?

— Она принцесса, — спокойно ответил рыцарь, но маг отчетливо уловил его скрытые чувства.

В умении скрывать свои истинные мысли Хуссейн отличался очевидной слабостью перед хитрым и расчетливым Двэйном.

— Все верно, она принцесса, — он как будто нарочно стремился побольнее задеть Хуссейна, а потому его тон был подчеркнуто равнодушным. — Но из-за нее я потерял более четырехсот воинов!

Хуссейн долго молчал, а потом, наконец, произнес:

— Это все дело рук храмовников.

Двэйн кивнул и помог рыцарю встать:

— Пойдем со мной. Тебе надо встретиться кое с кем.

Оставить комментарий