Глава 475. Ты забыла о моем предупреждении

На следующий день, после того как Лосай проснулся, он почувствовал, как его тело целиком пропиталось смрадным запахом водной темницы. Но та приятная сцена из сна хорошо запечатлелась в его памяти.

Во сне было так хорошо и весело…

Святой паладин очень быстро сделал сравнение.

В реальности же одни мучения, а в мире сновидений – одна только радость. Паладин внутри себя таил слабую надежду: пускай, даже если я погибну, это все равно, что погрузиться в долгую спячку и видеть счастливые сны…

Человеческая психика очень легко может стать хрупкой, если в сердце долгое время живет надежда. Только этого Лосай ни капли не осознавал.

Стойким можно быть только тогда, когда тебя ничего не беспокоит и для тебя не существует никакого пространства. Именно такой человек может быть самым опасным.

Но сейчас Лосай уже перестал являться таким человеком.

В этой водной темнице он стал одновременно грезить о мире приятных снов и думать о смерти…

Потом в этот же день после обеда несколько солдат подошли к назначенному времени и вломились в водную темницу, а затем облили Лосая терпким ледяным ягодным соком!

Голод и жажда, сильный холод, скорбь изводили Лосая так, словно несколько острых мечей пронзили его тело. И в такой ситуации сладкий сон являлся для него отрадой!

Вдруг неожиданно святой паладин стал лихорадить о чем-то прекрасном, как это обычно бывает в предсмертный час…

Раздавался стук колес.

Один дилижанс мчался стремглав по северо-западным широким равнинам.

Ее превосходительство Святая Дева Вилона сидела в этой повозке. Лицо этой красивой женщины сейчас выглядело не совсем привлекательным.

Окна дилижанса были наглухо заколочены реечными гвоздями. Сквозь узкие щели в этих окнах она могла разглядеть только направление солнечного света. Она только знала, что двигается на север.

На третий день перед тем, как стало вечереть, свирепая и жестокая конница рода Герцога Тюльпана вломилась в религиозное место в городе Лоулань. Без лишних слов, не обращая никакого внимания на возмущения священнослужителей этого места, они прямиком зашли внутрь и отыскали Ее Превосходительство Святую Деву.

Этот отряд возглавлял человек, с которым Вилона была очень хорошо знакома. В клане Герцога Тюльпана он обладал войском, называвшимся “Маленькие недотепы” в честь молодых генералов, которые входили в его состав. Эти молодые отважные полководцы были надежными подчиненными генерала Лонгботтома.

Встретившись лицом к лицу с теми священнослужителями, “Маленькие недотепы” сразу же вытащили собственноручно подписанный Герцогом Тюльпаном приказ, который был направлен к Святой Деве: Почетный Архиепископ северо-западного церковно-административного округа, императорский советник Герцог Тюльпан вызывают Ее Светлейшее Высочество религиозной общины явиться на переговоры по срочному делу!

Вне всякого сомнения, этот приказ был необдуманным: согласно внутреннему положению религиозной общины статус Святой Девы был намного выше статуса Почетного Архиепископа церковно-административного округа. Поэтому, то, что один такой “Почетный Архиепископ” призывает Святую Деву, было очень абсурдным делом.

Однако священнослужители не осмеливались что-либо сказать тем “Маленьким недотепам”, которые сейчас уже стали генералами с ледяным выражением лица и держали при себе опасные мечи с надписью на рукоятках “Кавалерия рода Герцога Тюльпана”.

Все люди знали, что на северо-западе хозяином является Герцог Тюльпан! Какие-то законы религиозной общины не сравнятся со словами, сказанными Герцогом Тюльпана!

Изначально любое место религиозной общины охранялось церковно-административными святыми орденами – но на северо-западе церковно-административные святые ордены принадлежали Герцогу Тюльпану!

К тому же всем людям было ясно, что местный архиепископ северо-западного церковно-административного округа Ламу был изначально архиепископом в среднем северном округе и заместителем Его Превосходительства Максимуса. Сейчас Максимус стал общепризнанным прямым будущим последователем Папы. К тому же, говорят, что его вероисповедание тесно связано с Герцогом Тюльпаном.

Поэтому, как бы не обстояли дела на северо-западе, контроль над армией и даже над церковными делами — все находилось под властью одного человека, Герцога Тюльпана!

Воины отряда клана Герцога Тюльпана бесцеремонно вломились в религиозное место, но священнослужители не сказали им ни слова. Они прекрасно понимали, что их никто не послушает.

Стоя лицом к этим солдатам, Ее Превосходительство Святая Дева сохраняла спокойствие:

— У меня еще есть время, чтобы переодеться?

Но воины ледяным голосом ответили:

— Вы же не танцы собираетесь, Ваше Превосходительство! К тому же нам, высокопоставленным лицам, не нравится долго ждать!

Таким образом, глубокой ночью Святая Дева, одетая только лишь в домашний халат, со словами “Прошу, пройдемте” была выведена этими грубыми солдатами из религиозного места и со словами “Прошу, поднимайтесь” была посажена в дилижанс.

Вдобавок ко всему боковые окна дилижанса были заколочены – куда это они призывали, где так вообще приглашают, просто-напросто арестовали и все!

К счастью, Святая Дева была понимавшей дух времени женщиной, поэтому она ничему не противилась.

Что она могла сказать? Сказать, что “Я – Принцесса! С какой стати какой-то Герцог имеет право арестовывать Принцессу?”

Разве по этой причине можно так разговаривать в северо-западных землях? В глазах войск клана Герцога Тюльпана даже сам Принц-регент ничего не стоит, по сравнению с Герцогом Тюльпаном!

На северо-западе люди знают только одного хозяина, и этот человек не Святая Дева, и не Император, и не Принц-регент, а Двэйн!

После того, как ее посадили в этот “тюремный дилижанс”, они весь путь мчались стремглав примерно 3 дня.

В течение трех дней, кроме отдыха и приема пищи, эти солдаты открывали двери дилижанса, чтобы позволить Святой Деве выйти ненадолго и передохнуть, а всю остальную большую часть времени она была заперта в этом тесном небольшом купе!

К тому же всю дорогу она была под охраной. Лица всех кавалеристов были суровыми и бездушными, и среди них не нашлось ни одного человека, который бы сказал ей хоть одно слово!

В конечном итоге, после этих трех дней дилижанс прибыл в северную часть города Лоулань в бастион Джилия.

Об этом заброшенном старом административном центре в городе Святая Дева была уже давно наслышана!

Она уже давно знала, что это был важный опорный пункт Герцога Тюльпана, к тому же говорили, что здесь также находился военный завод.

Здесь была тщательная охрана! Каждый день около сотни тысяч солдат круглосуточно караулили эту базу, а сверху ее патрулировал орден десептиконов!

А за городом внутри клана еще находился хорошо обученный кавалерийский дивизион!

В это место Святая Дева уже когда-то пыталась проникнуть, но, к сожалению, после ее нескольких попыток она сразу же отступила.

И вот неожиданно наступил тот день, когда она сможет войти в этот город!

Жалко, что все эти люди не позволили Святой Деве, как следует полюбоваться окрестностями этого города.

С тех пор как дилижанс въехал в город, он сразу же помчался к многолетнему дворцу генерал-губернатора. Как только дилижанс подъехал к нему, несколько рядовых солдат сразу же подошли и, хладнокровно угрожая, обнажили свои сабли. Святая Дева нисколько не сопротивлялась этим людям. Они повели ее вовнутрь заброшенного дворца генерал-губернатора…

Вдоль этого заброшенного места проходил беспросветный мрачный туннель, несмотря на то, что с двух сторон были установлены факелы. Кругом доносился смрадный запах сырости, из-за которого любой человек смог бы почувствовать себя плохо.

Наконец, после того как они дошли до железной ограды с решетчатой дверью, те свирепые солдаты уже не стали идти вместе с ней, они указали на дверь и подали ей знак зайти вовнутрь.

На лице Святой Девы выражалось спокойствие, но в своем сердце она чувствовала панику и расстройство.

В итоге в конце этого тайного прохода, она наконец-то увидела Двэйна.

Двэйн был одет в черную волшебную мантию. Эта особая мантия являлась символом его ученой степени академика магических законов колдовского союза. Сверху был прицеплен значок представителя школы магических законов.

Двэйн холодно посмотрел на вошедшую Святую Деву. Его лицо было безразличным и властным, подбородок был высоко поднят. Он был таким холодным, словно безжалостный правитель!

Ее Превосходительство Святая Дева никогда не видела прежде, чтобы Двэйн так показывал свои эмоции. Поэтому она было немного в смятении, но сразу же заставила себя успокоиться и даже улыбнулась:

— Двэйн, я прибыла по Вашему приказу! Позвольте спросить, Герцог Тюльпан, что за важный случай произошел?

Двэйн совсем не улыбался. Он с равнодушным лицом показал на рядом стоявший стол:

— Присаживайтесь.

Святая Дева посмотрела на тот стол. Вопреки ожиданиям, на столе стояла хрустальная бутылка, в которой находилась жидкость янтарного цвета, словно алкоголь самого высшего сорта.

Святая Дева засмеялась:

— Герцог Тюльпан, неужели вы схватили меня для того, чтобы выпить со мной?

Двэйн ничего не ответил. Он сначала сел, а потом своими руками взял эту бутылку и наполнил два бокала до краев. Ничего не сказав, он залпом выпил свой бокал.

Лицо Святой Девы стало неестественным. Но она тоже взяла бокал и выпила вместе с Двэйном. Затем кокетливо засмеялась:

— Как жаль, что такой хороший алкоголь приходится распивать в этой беспросветной подземной тюрьме. Неужели Герцогу Тюльпану это нравится?

— У меня нет такой привычки, — голос и выражение лица Двэйна были одинаково холодными и жесткими.

-Ха-ха, — засмеялась Свята Дева. – В таком случае, Великий Герцог Тюльпан, неужели вам так нравится распивать алкоголь в таком торжественном виде?

— И такой привычки у меня нет, — Двэйн по-прежнему безразлично мотал головой. –Я больше всего ненавижу наряжаться, но сегодня это – исключение из правил.

— Почему? — Святая Дева почувствовала притворство Двэйна.

Вдруг он посмотрел на нее и сказал, что есть две причины:

— Во-первых, скоро мне предстоит сделать одну нехорошую пакость, которая мне совсем не нравится! Во-вторых… Я нарядился сегодня для того, чтобы проявить к Вам свое уважение – выгляжу так, словно меня наказала Ее Высочество Принцесса. Мне кажется, что мне следует одеваться наряднее, так я выгляжу намного лучше.

Эти последние слова уже не скрывали лукавое безразличие Двэйна. Святая Дева сильно изумилась.

Прошло немного времени, и Святая Дева улыбнулась:

— Вы… Вы меня разыгрываете?

— Может быть, в обычное время мне очень нравится шутить, за исключением сегодня, — Двэйн приподнял веки и холодно окинул взглядом Вилону.

— В особенности после того, когда я потерял несколько сотен верных и храбрых подчиненных!

*Дзинь!*

Руки Святой Девы затряслись, хрустальный бокал упал на пол и разбился на осколки.

Двейн медленно разглядел тело, и схватил Святую Деву за подбородок. В его глазах был нестерпимый гнев!

— Вилона! Ваше Превосходительство Святая Дева! Помните ли Вы или нет, тот Новый год, глубокой ночью во дворце императора, в том обветшавшем бистро, мы вдвоем уже выпивали вместе?

— Я… Я помню, — тягостно сказала Святая Дева.

Двэйн держал ее за подбородок, но она не сопротивлялась.

— Тогда, помнишь ли ты или нет, что я уже когда-то сделал предупреждение тебе? – глаза Двэйна постепенно леденели. – Противясь моим словам, тебя в конечно итоге может ждать только два итога: либо смерть, либо очень позорная смерть!

Святая дева промолчала.

— Похоже, ты уже забыла о моем предупреждении! – Двэйн сосредоточенно смотрел на Святую Деву и в итоге ослабил свою руку.

Он со всей силой ущипнул нежный подбородок Святой Девы, вплоть до того что даже остались красные следы от его пальцев:

— Ты мне всегда не нравилась, и я считаю тебя жалкой.

Двэйн, думая о своем, налил до краев один бокал:

— На самом деле, ты не совершила каких-либо ошибок, только, как назло, родилась в императорской семье и приходишься родной дочерью старшего сына императора Явэня. Все, что будет происходить в будущем, никак не будет связано с тобой… Совершенно верно… Ты всего лишь хотела отомстить и свести счеты.

Святая Дева не сказала ни слова.

— Мне кажется, что ты очень жалкая, поэтому я никогда не хотел расправиться с тобой. Пусть даже в тот раз на аукционе ты чуть было не испортила мое дело. Пусть даже ты приходила в северо-западные земли, на моей территории устраивала различные шалости… Эх, дай бог памяти… Ты пыталась привлечь на свою сторону людей из северо-западного религиозного места, верно? Ты также пыталась проповедовать религию от своего имени, хотела испортить боевой дух моей армии, да еще пыталась соблазнить командиров в моей армии… К сожалению, во всех своих делах ты потерпела неудачи. Верно! Сама посуди, все, что ты сделала в северо-западных землях, перешло под мой контроль! Затем, мисс Дайли проникла в мою крепость Джилия и совершила такой глупый поступок, и в этом деле ты ей хорошо помогала, передавав различные новости! Однако я стерпел это! Вилона, моя Святая Дева, все это потому, что я милосерден к людям, мне кажется, что ты – жалкая девчонка, и еще… Все твои прежние планы терпели неудачи, тем самым не причинив мне каких-либо убытков.

Оставить комментарий