Глава 476. Чего еще бояться?

Ее Высочество Святая Дева по-прежнему не разговаривала.

Ты думаешь, что такой умный и хитрый… Ты гонишься за успехом? Эх… Ты продала мне секретный план генерала Гуаделио Северо-западной армии и надеялась, что я вступлю в конфликт со светлейшей религиозной общиной…Ты такая глупая женщина. Ты ненавидишь Принца-регента, ненавидишь меня и ненавидишь даже саму религиозную общину! Ты также ошибочно полагаешь, что сможешь посеять смуту среди нас всех? Думаешь, постараться и провернуть все искусно… К сожалению, тебе не дано знать, что вышестоящие люди даже не замечают тебя… Ты их даже не беспокоишь, для них ты просто клоун.

Двэйн сделал небольшой глоток вина:

— Тебе известно, почему ты до сих пор находишься в северо-западных землях с того момента, как приехала сюда? Такая важная личность, как Святая Дева задержалась в моих северо-западных владениях, а императорская семья даже не узнавала о тебе? Религиозная община тоже ничего не говорила о тебе?

Он поставил бокал и холодно сказал:

— Знаешь ли ты или нет? Я ведь могу убить тебя! Потому что даже если я убью тебя, Принц-регент все равно не сможет меня обвинить в чем-то – он с самого начала желает твоей смерти, ведь ты – дочь Явэня! После того как ты умрешь, он будет только радоваться! Поэтому он безразлично отнесся к тому, что ты уехала на северо-запад, к тому же он рассчитывает на то, что наступит день, когда ты меня сильно разозлишь, после чего я убью тебя! А он просто не может лично расправиться с тобой! Тогда люди начнут сразу считать его невеликодушным и злым правителем, который перерезает поголовно своих единственных кровных братьев! Поскольку он – император, то он не может так поступить! Все что ему оставалось, это отправить тебя в мои владения, словно овцу к тигру в логово!

— Я не убил тебя! Вместо этого терплю тебя… С самого начала я думал, что ты ничтожная, и к тому же… Твои действия и поступки такие наивные и поверхностные! К сожалению, в этот раз я сильно сожалею!

Двэйн пристально посмотрел на Святую Деву:

— Я должен был уже давно убить тебя, не смотря на то, что я не люблю причинять боль женщинам и убивать их!

Святая Дева внезапно рассмеялась. По выражению лица Двэйна она догадалась, что сегодня Герцог Тюльпан настроен решительно и хочется разделаться с ней. Она покивала головой:

— В таком случае, ты сейчас решил убить меня?

Двэйн замолчал. Он медленно выпил целый бокал вина и сразу же вытер уголки рта своим рукавом:

— Ты не ошиблась, Вилона, — эти слова заставили Вилону немного насторожиться.

— Ты действительно не ошиблась. Ведь ты только способна сеять раздоры, докладывать новости и мстить! Это все верно! Но все же, если бы я оказался на твоем месте, я бы наверно точно также таил ненависть и чувство лютой вражды в своем сердце, и кто знает, может быть, я бы совершал более безжалостные поступки!

Двэйн глубоко вздохнул:

— Но ты меня так раздражаешь…- договорив эти слова, Двэйн встал и подошел к Святой Деве, положив одну руку к ней на плечо:

— Ответь-ка мне, ведь это ты рассказала императорскому двору о том, что Луиза вернется во дворец под охраной Лонгботтома?

Святая Дева поднял брови:

— То, что Лонгботтом со своими людьми отправился сопровождать Принцессу, в тот день в Лоулане множество людей увидело это! Почему ты думаешь, что это именно я рассказала?

— Это ты, — Двэйн холодно сказал. – Хотя много людей знало об этом, но люди из Храма предков на полпути скрытно ударили из засады, выбрали опорный пункт и дорогу очень точно! Очевидно, они подготовились сразу же, как только Лонгботтом выехал из города. Как будто бы кто-то специально рассказал этим людям новость! Иначе бы люди из Зала предков не смогли бы так тщательно подготовиться! Ответь мне Верона, каким способом ты сообщаешь новости?

Святая Дева подумала немного, она осознавала, что если не признается сейчас, от этого будет мало толку. Поэтому она честно созналась:

— Использую специально выращенного служащего ястреба, вид пернатых, которые способны передавать тайные письма. В прошлом, это был один из способов военных. Священный Орден уже давно использует его.

Она холодно усмехнулась:

— Двэйн, попробуй соорудить неприступную крепость вокруг Лоулань! Жалко, что ты не догадался, что в мире не существует идеальных укрепленных лагерей! Воздушный орден провел зону запрещенных полетов, сделал строгий пропуск для всех воздушных аэростатов.

Двэйн покачал головой:

— Верно! Рассуждаешь так же, как и я!

Затем он медленно наклонился к Святой Деве, и его губы словно приклеились к ее уху:

— Тогда тебе известно о последствиях этого происшествия?

— Я только знаю, что если Принцесса погибнет на твоей территории, то у тебя будут большие проблемы! Я только знаю, что если захочу отомстить, то тебя, императорский дом и религиозная общину – вас всех следует разъединить! Иначе у меня никогда не появится шанса!

Двэйн покивал головой в знак согласия:

— Поэтому ты продала мне секрет генерала Гуаделио Северо-западной армии… Поэтому ты помогла религиозной общине тайком передать информацию мне здесь… В таком случае, знаешь ли ты или нет, что в этот раз я потерял несколько сотен подчиненных?

Он со всей силой надавил ей на плечо своей рукой и сжал его, ущипнув со всей силой, Святая Дева не смогла сдержаться от боли:

— Ты делаешь мне больно!

— Я потерял 400 преданных храбрых воинов! – Тон речи Двэйна стал грубым:

— Твои донесения помогли Храму Предков выбрать самое лучшее место для засады в точное время! К тому же, им было известно, что у войск Лонгботтома не было тяжелого оружия! Жизнь четырехсот солдат оказалась в могиле, и все это по твоей вине, из-за твоего донесения!

От боли брови Святой Девы сжались вплотную, она стиснула зубы, но не закричала – она прекрасно понимала, что призывы о помощи ей не помогут.

— Ты действительно не ошиблась. Может быть, ты и правильно поступила:по всей возможности нанесла удар противник. Поэтому я не ненавижу тебя, просто ты убила моих людей, и поэтому тебе придется заплатить! – Двэйн, наконец-то, разжал руку и отпустил плечо Вилоны.

Вилона только чувствовала, как ее плечевая кость скоро раскрошится!

— Единственное сожаление — мы с тобой находимся на разных вражеских позициях, — Двэйн снова уселся на собственный стул. — К тому же, еще остались воспоминания о той новогодней поздней ночи и девочке, которая присела ко мне вместе выпить вина. Девочка с жалкой судьбой. Но ты должна отплатить за свой поступок! Ты — человек, мои солдаты тоже были людьми! А твоя жизнь ничуть не дороже жизни моих солдат!

Святая Дева резко выкрикнула:

— Давай же, убей меня, я уже давно дожидаюсь этого дня!

— Не так быстро! – глаза Двэйна наполнились ненавистью и гневом.

Но его голос был наоборот очень нежным:

— К тому же, сейчас ты для меня можешь принести еще одну пользу!

Говоря это, Двэйн вдруг стал поднимать перстень и между бровей Святой Девы провел какое-то указание.

Святая Дева почувствовала, как мысли стали появляться в ее голове, сопровождаясь резкими болями! То, чувство боли накатило, словно прилив. После чего все тело оказалось парализованным, руки и ноги, все пальцы, все словно потеряло собственный контроль!

— Ты… Что ты мне сделал… — когда Святая Дева проговорила, то почувствовала, что язык тоже словно онемел.

— Я признаю один факт: раньше к тебе, такой жалкой женщине, у меня не было совершенно никакого интереса, потому что ты мой враг, — Двэйн безразлично проговорил. — К тому же, такой враг, который заставил меня заплатить серьезную цену! Я не буду думать о пощаде, поступлю со своим врагом так же, как он поступил со мной.

Святая Дева холодно усмехнулась, показав свою твердость, но, к сожалению, мускулы ее лица уже были неуправляемы.

Затем Двэйн щелкнул двумя пальцами, и из внешней железной ограды зашла толпа!

— Смените ей одежду! – сказал безразлично Двэйн.

Святая Дева почувствовала, как несколько рук дотронулись до нее и сняли с нее халат. В ее глазах было пренебрежение, она не могла четко произносить звуки, но все равно продолжала высмеивать:

— Двэйн, что ты хочешь сделать? Подходи! Я ничего не боюсь! Я уже давно не девственница!

— Я знаю, — Двэйн присел напротив Святой Девы и наблюдал, как его люди снимают одежду с тела этой женщины!

Свет слабого огня во мраке. Белоснежное тело Святой Девы было абсолютно голым. Она сидела на стуле. Ее тело уже было полностью парализовано, она не могла контролировать себя. Она спокойно сидела, опираясь на людей, которые раздели ее догола. Отдаленный свет огня освещал ее тело. Цвет тела был очень удивительным, словно его обмазали чем-то.

— Ха-ха-ха… ха-ха-ха… — Святая Дева смеялась с трудом, хотя мускулы ее лица уже не поддавались контролю!

— Двэйн, это и есть то самое наказание? Я всего этого не боюсь! Мое тело – это и есть мое оружие! Ты думаешь, я, как маленькая девочка, стану вопить и буду немощной?

Взгляд Вилоны был очень жестким и безразличным, она пыталась выкрикивать насмешки. Она действительно не боялась. После того как во всем мире она осталась, ее красивое тело стало ее единственным оружием!

— Я знаю, что ты не девственница, — Двэйн безразлично сказал:

— Я знаю, что тот никчемный господин на аукционе в императорском дворце безропотно прислушивался к тебе. По взгляду, которым вы смотрела друг на друга, я сразу же все понял! Непорочная Святая Дева Храма Предков, одетая в халат духовного лица, на самом деле шлюха и только! У меня нет интереса изводить твое тело… Всего-навсего для практических целей и только.

Все тело Вилоны уже было парализовано. Она не знала, какое колдовство Двэйн использовал против нее. Язык уже полностью онемел, и она не могла разговаривать.

Очень быстро те люди снова надели на нее белый халат – неужели они не хотят тиранить меня?

Святая Дева сильно удивилась – на самом деле, она уже была готова стать униженной.

Когда те люди надели на нее тот белый халат, она почувствовала чистоту. Затем они умыли ее лицо. От халата исходило свежее благоухание.

Затем они надели венок из ветвей оливкового дерева на ее лоб.

В этот момент Вилона была ошеломлена!

Что они хотят со мной сделать?

На первой странице в первой главе канона религиозной общины нарисована большая масляная картина. Среди разных изречений лицо Великой Богини Света.

Непорочная прекрасная женщина, одетая в чистый молочного цвета халат, обнажила свои ноги, от лица исходил нежный и богоподобный блеск, а на голове был венок из ветвей оливкового дерева!

Это всеми признанный облик Богини Света!

На всем континенте Роланд в каждом дворце и храме любом на любых портретах или скульптурах Богиня Света выглядит именно так!

Похоже, что Святая Дева догадалась: они нарядили меня, словно Богиню Света?

В таком виде несколько человек, поддерживая Вилону, поставили ее на ноги и потащили за собой.

После того как открыли тяжелые железные ворота, появился ужасный зловонный запах, весь воздух пропитался влагой, к тому же послушался шум водного потока – Вилона сразу же догадалась, это была водная темница.

Она была брошена прямо на ступени водной темницы. Вилона нисколько не сопротивлялась, все ее тело уже потеряло контроль, кроме способности видеть, слышать и размышлять – она была похожа на мертвеца.

Затем она увидела в тюрьме того человека!

Он, держась за голову, что-то проговаривал шепотом, после чего из его растрепанных волос показались два красных глазных яблока…

Лосая уже три дня подряд поливали ягодным соком! Он утратил уже все святые силы паладина из-за содержания высокой дозы лекарственного вещества, которое было изготовлено специально по рецепту Двэйна. Мысли Лосая стали беспорядочными.

Каждый день он начинает приходить в себя, только когда думает о прекрасном мире сновидений.

Лосаю не было безразлично, когда те люди приходили к нему и окатывали его ягодным соком, а точнее, что за лекарство они использовали, чтобы я терял разум?

Хм! Однако я не боюсь даже смерти, чего мне еще бояться?

Оставить комментарий