Глава 488. Проект

Нельзя не сказать, что принц Чэнь был очень усердным государем. По меньшей мере, после того как он захватил всю власть в Империи, он вовсе не забросил различные административные дела, как это делали многие его предшественники. Обычно он работал до глубокой ночи… особенно, если у него были какие-то очень серьезные дела, требовавшие немедленного решения.

В такое время принц обычно запирался в императорской библиотеке, которая испокон веков была главным местом для серьезных размышлений о государственной стратегии императоров Лоулани.

Когда принц запирался в библиотеке и не выходил оттуда до глубокой ночи, снаружи никто не осмеливался зайти и потревожить его.

Однако… в каждом правиле есть свои исключения.

На улице стояла холодная ночь, но в большом библиотечном кабинете было тепло, как весной. Он был спроектирован особым образом, разделяясь на внешнюю и внутреннюю комнаты: в первой располагалась просторная приемная с камином, в котором почти всегда горел огонь. В то же время стены этой комнаты были двухслойными, с пустым пространством между двух слоев. Тепло, шедшее из камина, распространялось по специальным каналам, вмонтированным во внутреннюю полую прослойку стены.

Поэтому теплый воздух непрерывно циркулировал по этим каналам, отапливая обе части комнаты. Даже если на улице стояли сильные заморозки, внутри библиотеки всегда было тепло и уютно.

Принц Чэнь, набросив на плечи легкий халат, сидел на стуле, погрузившись в полудрему. Перед ним на столе вот уже больше часа лежало донесение о финансовых поступлениях с юга. Но на самом деле принц не прочитал из него ни единого слова.

В данную минуту молодой государь размышлял над тем же самым вопросом, что и Двэйн: как быть с престолонаследием?

Неожиданно снаружи раздался легкий стук в дверь.

Принц Чэнь нахмурился. В глазах его мелькнуло недовольство.

— Кто там?

— Ваше Высочество, это я!

Выражение его лица смягчилось, так как он услышал голос своего доверенного мага. Если бы это был кто-то другой, то он не осмелился бы в такой час стучаться к принцу.

— У Герцога Тюльпана есть к Вам срочное дело. Он хочет увидеться с Вами прямо сейчас.

Глаза государя блеснули, и он вмиг соскочил со стула.

— Скорее позови его сюда!

Войдя в кабинет, Двэйн тут же отметил, какими красными были глаза принца. Бедный государь, он, должно быть, не спал уже не первые сутки. И отнюдь не от большой радости.

Принц указал на единственное в комнате кресло.

— Садись, Двэйн… Скажи мне, неужели с «ним» что-то не так?

— Нет-нет, — Двэйн отрицательно покачал головой.

Внешне герцог казался расслабленным. Он вынул из-за пазухи тонкую тетрадь и острожным движением положил ее на стол перед принцем.

— Что это?

— Один очень важный документ, Ваше Высочество, — улыбаясь, ответил Двэйн. — Я буквально только что закончил его писать.

Принц Чэнь нахмурился. На душе у него было невесело: ты сейчас в моем дворце, если есть какие-то срочные дела — лучше сказать сразу, чем тратить время на бессмысленную писанину!

Государь нахмурился еще сильней.

— Вы не хотите взглянуть? — усмехнулся он. — Я вложил в это творение всю свою душу!

Принц Чэнь, наконец, перевернул первую страницу — увидев криво написанную тему, он невольно должен был признать, что почерк Двэйна был очень корявый.

«Проект относительно союза кавалеристов материка».

Принц Чэнь остолбенел.

Союз кавалеристов?

В такое время проталкивать такой проект, не относящийся к основному делу?

Какой еще союз кавалеристов? Да кто сейчас вообще беспокоится об этом?

Принц пристально посмотрел на Двэйна, едва сдерживая гнев, ожидая его объяснений. Он был не дурак, и тем более знал, что и у Двэйна с мозгами все в порядке. Если он в такое время предлагает такой проект, значит, у него есть на то серьезная причина.

Отвлечь внимание? Отвлечь внимание толпы от вопроса с престолонаследием?

Да вроде как будто бы и нет…

— Расскажи мне о своих истинных намерениях, — нахмурился принц, отодвинув его доклад. — Скажи мне, какое отношение союз кавалеристов имеет к нашему общему делу?

Двэйн как-то странно усмехнулся.

— Если мы хотим решить нашу общую проблему, то боюсь, что это — самый лучший вариант.

Двэйн и принц Чэнь пробеседовали до рассвета. В библиотеке всю ночь горели светильники…

Новость о спешном возвращении Герцога Тюльпана уже распространилась по столице, а утром в тот же день несколько посланцев при императорском дворце на резвых скакунах выехали из дворца, держа в руках призыв ко всем влиятельным чиновникам и аристократом срочно явиться во дворец.

В полдень почти все чиновники с полномочиями девятого ранга и выше получили приглашение к участию в срочном совещании при дворе.

Перед его началом все его участники принялись горячо приветствовать Герцога Тюльпана, а те, кто находился с ним в более близких или дружеских отношений, даже обменялись с ним парой-тройкой любезностей.

Однако каждый невольно пытался выпытать у Двэйна как можно больше — раз Герцог Тюльпан внезапно получил приказ явиться ко двору, то наверняка по очень важному делу.

Старый канцлер Лобустьер прибыл вместе с мужем своей внучки, теперь одним из трех самых влиятельных людей в Империи — помощником главного министра страны, Камисилуо.

Этот молодой чиновник был давним другом Двэйна. Маг сначала поздравил его со свадьбой и выразил сожаление, что не смог принять в ней участие и торжественно преподнести подарки, а затем вручил ему щедрый подарок — коробку дорогих жемчужин с Южных морей.

Камисилуо радостно засмеялся и потихоньку оттащил Двэйна в сторону.

Здесь граф Билия, Деланьшан и другие — очевидно, они вместе составляют одну группировку.

— Скажи-ка, братец, — понизив голос, усмехнулся Камисилуо. — Между нами, друзьями — зачем тебе понадобилось возвращаться в столицу? Я даже слышал, что ты два дня жил в столице. Неужели случилось что-то действительно серьезное? Можно и поделиться со старым другом.

Двэйн, улыбаясь проходящим мимо чиновникам, тихо сказал:

— Да, в самом деле есть кое-что. Я приехал в столицу, чтобы предложить Его Высочеству один весьма интересный проект. Сегодняшнее собрание как раз этому и посвящено. Когда Его Высочество посвятит Вас в детали, будьте любезны, поддержите меня. Это проект несомненно должен быть одобрен!

Услышав слова Двэйна, окружающие чиновники в сердцах призадумались: раз ты, Двэйн, предложил этот проект, да и к тому же уже прожил во дворце два дня, значит, вы с принцем Чэнем давно все решили! А сегодняшнее собрание — не более чем видимость. И неважно, кто что скажет, мы можем только выразить одобрение или вовсе промолчать! И возражения не подразумеваются. Кто возразит — тот сущий глупец.

Граф Билия, призадумавшись, улыбнулся:

— Двэйн, твой проект, должно быть, очень занятная штука. Те, кто поддержат тебя в этот раз, в будущем непременно разбогатеют! Прежде мы здорово нажились на этих твоих воздушных шарах.

Двэйн слегка улыбнулся.

— Скажу прямо. В этот раз не только никто не получит прибыли, а еще и уйдет в минус. А некоторые даже вынуждены будут пролить свою кровь. Однако, господа, этот проект непременно нужно утвердить! За поддержку я непременно отблагодарю вас.

Камисилуо, как новое влиятельное лицо в Империи, не менее влиятельное, чем Двэйн, старался выглядеть также дружелюбно, как он, а потому слегка пихнул его локтем и рассмеялся:

— Да без вопросов! Двэйн, если только ты нас по миру не пустишь, то мы готовы поддержать тебя, вне зависимости насколько крупное дело ты задумал!

— Нет, по миру точно не пушу, — рассмеялся Двэйн. — Хорошо, господа, через несколько дней собрание закончится, и тогда пойдемте вместе на мой аукцион, и вы сами все увидите. Пару дней назад мне привезли с Южных морей очень занятный товар.

Не успел он закончить, как сзади послышались возгласы дворцовых служителей этикета, и во всем зале разом воцарилось молчание.

В зал вошел принц Чэнь, одетый в роскошные наряд с наброшенной на плечи меховой мантией, полы который длинной дорожкой тянулись за ним. Высоко подняв голову, он величественно взошел на ступени, ведущие к трону.

— Господа, — усевшись на царское кресло, сказал он (голос его звучал несколько хрипло — Двэйн знал, что это означает, что принц не спал всю ночь, — но как всегда очень отчетливо). — Я собрал вас сегодня по одну очень важному делу… Ныне дух рыцарства идет на спад, и военные дела империи постепенно ухудшаются… А ведь военное искусство — опора нашего государства Луолань! Потому я намерен восстановить Союз кавалеристов империи!

Сказав это, принц Чэнь хлопнул в ладоши.

По его сигналу боковая дверь зала распахнулась, и в нее гордой походкой зашел мужчина лет пятидесяти.

Он был очень крепко сложен и держался очень уверенно. На его осунувшемся лице читалась решимость — он был стар, но все еще красив, и к тому же обладал превосходными манерами.

Одет он был в классические доспехи тяжелой кавалерии черного цвета. Участвовать в собрании в таком наряды было несколько странно , к тому же его меч с крестообразной рукоятью был самым старым, самым нормативным оружием рыцарей.

Кавалерист вошел, сжимая в руках свой шлем с длинным пером, алым, как свежая кровь.

Он приблизился к трону и преклонил колено. Голос его звучал несколько взволновано:

— Многоуважаемый владыка материка, принц-регент Великой Империи. Ваше Высочество! Я, нынешний глава Ассоциации кавалеристов, рыцарь девятого уровня, потомственный защитник страны, меченосец и полководец, Алекс Дээр-Валери-Дэлон, приветствую Ваше Высочество!

Оказывается, он руководитель Ассоциацией рыцарей материка!

Что касается рыцаря Дэлона, то на самом деле все присутствующие в зале были с ним знакомы. Вот только все отнеслись к его появлению очень равнодушно.

И хотя очевидно, что все эти «Ассоциация рыцарей», «Профсоюз магов» и подобные организации очень влиятельны в Империи, но…

…похоже, реальное положение этого рыцаря было вовсе не таким уж высоким…

Оставить комментарий