Глава 495. Решение Двэйна

Принц Чарли говорил решительно. На его еще детском личике читалась холодная надменность. Двое кавалеристов, услышав такие речи, буквально остолбенели, а затем темнокожий Шитэгээр не выдержал и выкрикнул:

— Ты!

— Закрой рот, Шитэгээр! — тут же одернул Папа Паоло Шестнадцатый своего неотесанного подчиненного и внимательно посмотрел на принца Чарли. — Ваше Высочество, мой человек ведет себя неподобающе. Прошу поверит, что никто в храме Богини Света не пренебрегает интересами императорского двора и верной ему аристократии.

Темное лицо Шитэгээра стало фиолетовым. Он больше не осмелился ничего сказать, лишь стиснув зубы, медленно опустился на стул. Папа тотчас приказал двум кавалеристам принести извинения принцу, и они вынуждены были подчиниться.

Папа посмотрел на юного принца Чарли, и в сердце его закрались опасения.

То, что он уже в таком возрасте так осведомлен и красноречив, было поистине удивительно. Но больше Папу раздражало то, что принц, похоже, не питает к храму ни капли уважения! Даже, как будто… похоже, что недолюбливает его!

Все понимали, что принц Чарли рано или поздно с почти стопроцентной вероятностью займет трон. Такой император, с детства питающий отвращение к храму, для религиозной общины был не слишком выгоден.

Размышляя об этом, папа продолжал мягко и дружелюбно улыбаться.

— Ваше Высочество, прошу, скажите мне, в чем моя ошибка?

Услышав такой вопрос от духовного лидера материка, принц несколько забеспокоился. В конце концов, он был еще очень юн, и указывать на ошибки самого Папы было несколько неподобающе. Он тяжело вздохнул и внезапно перевел взгляд на стоящего рядом Герцога Тюльпана. На лице Двэйна сияла ободряющая улыбка.

Принц Чарли тут же успокоился и медленно сказал:

— Ваше Святейшество, Вы сказали о высоком положении рыцарей. С этим я согласен… Однако по традиции в глазах простого люда они могут служить только аристократии. Или империи. Для представителя аристократии, я имею в виду знатных людей из старых и влиятельных родов, так называемые рыцари — всего лишь верные подданные, что-то вроде «родовых чиновников». Что уж говорить об императоре? Для Его Величества государя Империи, все рыцари на материке — всего лишь подданные. Солдаты всего-навсего слуги, а настоящий властелин материка — это правитель Лоулани! А для правителя… Где же сказано, что когда подданные ссорятся, рассудить их может только он? Да ведь это же просто вздор! Я если мы, в самом деле, так сделаем, то кто знает, как через несколько лет об этом запишут в летописях? Я даже подозреваю, что это для потомков будет какое-то немыслимое скандальное дело! Поэтому я считаю, что император вовсе не должен вмешиваться в такие дела! Он лишь может награждать, а не судить. И уже тем более становиться на чью-то сторону!

Все это звучало очень справедливо. В конце концов, в этом мире иерархия соблюдается очень строго. Особенно в верхних, аристократических слоях. По традиции, следование иерархии ценится выше всего, потому что это служит гарантией высокого статуса определенных групп.

Папа хранил молчание. Наконец, он улыбнулся и повернулся к принцу Чэню и старому императору.

— Похоже, я пренебрег уважением к императорской фамилии. Прошу забыть мое вздорное предложение.

— Но суд… — Шитэгээр не очень понял смысл слов Папы.

— Суд? — внезапно воскликнул Двэйн, а затем спокойно сказал. — Разве состязание в военном искусстве нуждается в суде? Это ведь не литература и не поэзия! Поединок между военными людьми может быть только с помощью оружия! Выживший — победитель, погибший — проигравший. О каком суде может идти речь?

— Его Превосходительство епископ Двэйн говорит глупости, — ехидно сказал хитрый Ланьдээр.

Он сразу понял, что лучше называть мага «епископом», так как он опасался, что герцог может на том же самом основании порицать его за то, что «простолюдин судит аристократа». Чарли — принц, а положение Двэйна как герцога — также не менее высоко.

Вцепившись в «церковную» титулатуру Двэйна, он таким образом, как командир Ордена Святых рыцарей, от его имени возражал ему, так что противник не мог к этому придраться.

Ланьдээр продолжил:

— Хотя и считается, что поединок между военными людьми может быть только с помощью оружия… но ведь это соревнование, а вовсе не смертельная схватка! Неужели обязательно каждого участника поединка принуждать биться насмерть? Если так, то боюсь, что победитель в конечном счете должен будет убить немало людей. Поэтому я думаю, что суд все-таки необходим. Кроме того… если Его Величество император не может принять это на себя, то тогда нужно пригласить несколько военных, прославившихся своими подвигами.

Двэйн холодно усмехнулся, а затем вдруг туманно сказал:

— Ваше превосходительство, а что если нам пригласить рыцаря Родригеза, мастера клинка Серебряной Ночи? Пусть он рассудит.

Ланьдээр не возражал. Он коротко кивнул.

— Родригез — рыцарь святого уровня. Если он станет судьей, думаю, что никто не…

— Эх, — Двэйн с наигранным любопытством посмотрел на него, а затем насмешливо сказал. — Вот как! Господин Ланьдээр, если вдруг Вы победите и Родригез в качестве судьи лично вручит вам титул «лучшего рыцаря Поднебесной», то Вы примете его?

— Это… — Ланьдээр понял, что дал себя подловить.

Даже принц Чарли с некоторой жалостью глядел на двух рыцарей.

Действительно, если поручить суд Родригезу, то… как можно из его рук принимать титул «первого в Поднебесной»? Или они думают, что смогут победить его?

— Не нужно сражаться, — улыбнулся принц Чэнь и поглядел на папу. — Ваше Превосходительство, у меня есть одна идея. Как она Вам?

— Ваша идея, должно быть, очень хорошо, сын мой. Прошу говорите, — Папа спокойно и без сомнений уступил принцу.

Принц сделал вид, что не заметил этого, и, улыбаясь, сказал:

— Я и не думал, что храм заинтересуется этим турниром. Однако раз храм согласился участвовать в нем, то, по моему мнению, на должность судьи нужно назначить четверых. Да, Ассоциация рыцарей все-таки организация материковая, поэтому Дэлон непременно должен входить в состав судейской коллегии.

Толпа одобрительно закивала. Хотя Ассоциация рыцарей давно пришла в упадок, то слава ее еще до конца не исчезла. Даже если Дэлон абсолютно безвластен, то участие его в судействе все равно было вполне обоснованным.

— Кроме этого, я думаю, что одного судью Вы, Ваше Превосходительство, можете выбрать самостоятельно из своих людей, — улыбаясь. сказал принц Чэнь. — Конечно, это Вы можете определить и после Вашего возвращения в храм. Не торопитесь.

Папа кивнул.

— Насчет третьего судьи… Давайте пошлем какого-нибудь воина из царской охраны. Я думаю попросить главного охранника дворца представить двор в судействе, чтобы выразить свою заинтересованность в мероприятии.

Идея принца Чэнь ни у кого не вызвала вопросов.

— Насчет четвертого, последнего судьи… Пусть будет кто-нибудь из чиновничьих кругов! Чтобы выразить поддержку данного мероприятия со стороны чиновников Империи.

Насчет этого также никто не стал возражать.

Однако, в отношении кандидатур… Само собой разумеется, принц Чэнь поглядел на своего самого доверенного человека — на Двэйна.

— Двэйн, первенство в выдвижении этой идеи принадлежит тебе, к тому же, ты очень известен в широких кругах. Имя Герцога Тюльпана окружено доброй славой — северо-западная война, блестящие заслуги перед отечеством, да еще и генерал империи. Прошу тебя стать четвертым судьей.

Все изначально догадывались об этом… Все знали, что Герцог Тюльпан — ближайшее доверенное лицо принца-регента.

Но реакция самого Двэйна в этот раз немало поразила собравшихся!

— Ваше Высочество, я против, — маг неожиданно встал и чистосердечно сказал. — Прошу простить меня за неподчинение Вашему приказу… Но я не могу принять на себя такую ответственность.

— Почему? — остолбенел принц Чэнь.

— Потому что… — Двэйн слегка улыбнулся. — Я решил, что приму участие в этом соревновании! Будучи участником, ради справедливости, я само собой не могу быть судьей.

Все буквально остолбенели!

Ланьдээр, над которым только что посмеялся Двэйн, язвительно заметил:

— Господин епископ, весь материк содрогается, когда произносится Ваше имя, но ведь Вы волшебник! Это ведь… соревнование бойцов!

— Я и сам об этом знаю, — рассмеялся Двэйн, но в смехе его слышалась напряженность.

Он достал из-за пазухи серебряный значок и повертел его в руках.

— Кроме магических способностей, я также же имею рыцарский значок! Уважаемый господин рыцарь, прошу Вас уяснить, что перед Вами — рыцарь девятого уровня, утвержденный Ассоциацией рыцарей материка и имеющий соответствующие документы, подтверждающие это.

Толпа удивленно глядела на значок, который Двэйн держал на ладони.

Девятый уровень? Рыцарь девятого уровня?

Двэйн про себя вздохнул… Законность этой вещи не вызывала сомнения. Это ведь глава Ассоциации рыцарей собственноручно вручил ему… Однако вчера вечером, после обильных возлияний, Дэлон преподнес Двэйну столь щедрый подарок.

— То есть… — не удержавшись, рассмеялся принц Чэнь. — Двэйн, ты…

— Я принял решение участвовать в соревнованиях, — улыбнулся в ответ маг. — Я тоже хочу побороться за титул «лучшего в Поднебесной»! Должно быть, очень весело.

Оставить комментарий