Глава 497. Гений

Как только Первосвященник покинул пиршественный зал, музыка тут же возобновилась. Те немногие из придворных, кто еще танцевал, теперь остановились окончательно и разошлись по сторонам от дверей.

Раздался чей-то высокий и тонкий голос. Двэйн не выдержал и рассмеялся, ведь голос этот принадлежал принцу Карлу.

Двэйн хотел было что-то сказать, но подоспевший Принц-регент прервал его, поведя куда-то с собой. Император Августин Шестой, по-видимому, также решил отправиться на отдых.

Вслед за Гэлумом, зал покинули подмигнувшие друг другу Двэйн и Принц-регент.

— Как же ты так завелся? Это на тебя не похоже, — спросил Двэйна Принц-регент, когда оба покинули пиршественный зал, и никто посторонний не смог бы услышать их разговор.

— Я помню, какой силой воли и выдержкой ты некогда отличался, Двэйн…

Двэйн улыбнулся:

— Если бы я этого не сделал, ситуация вышла бы из-под контроля, и неизвестно, сколько еще нам пришлось бы слушать бредни Первосвященника! Поэтому я выбрал наиболее удачный момент избавиться от него!

Он взглянул на Гэлума, затем, собираясь заговорить, услышал, как Принц-регент отослал двух магов сопроводить Императора в его покои.

После этого Двэйн подозвал двух молодых придворных, а также Гэлума, и пригласил всех троих в библиотеку.

Двэйн с тревогой взглянул в сторону Гэлума, и тот ответил тем же.

В глазах Гэлума было разочарование. Двэйн, не выдержав, остановился на месте.

— Ваше Величество, не мог бы я сначала пройти исключительно с Вами, есть кое-что, что стоило бы обсуждать лишь наедине.

Принц-регент поднял брови от удивления. Двэйн же в полном спокойствии сказал:

— Вы помните о лекарстве, которое я передал Его Величеству в период его наибольшего недомогания? Так вот… нам нужно обсудить его действие…

Принц-регент внезапно сказал:

— Значит, так! Вы двое, отведите Императора в его покои, и ждите, Герцог Тюльан сам поможет Его величеству принять лекарства!

Принц-регент прекрасно понимал, что Двэйн пытался избавиться от лишних ушей и сообщить ему что-то важное.

В дворцовой библиотеке Принца-регента ее обладатель заметно поуспокоился и повеселел. Сперва он щедро расхваливал своего сына, ведь сегодняшняя маленькая победа Принца Карла произвела на всех неизгладимое впечатление.

Поначалу принц Карл выглядел загнанным в угол затравленным зверьком, однако впоследствии раскраснелся и засмущался, слушая похвалу в свой адрес.

— Отец, честно говоря, я не достоин такой лести, ведь я говорил отнюдь не свои слова…

— Как это не свои?

— Ну, так… это отнюдь не мои мысли…

Карл крепко взял младшую сестру за руку, сказав:

— Мы двое молча наблюдали, как вы противостояли Первосвященнику, но внезапно сестра нашептала мне на ухо кое-что и приободрила меня, сказав, что все получится. Я боялся сказать и слово, но сестра убедила меня, что вы не накажете меня за это, а еще и поощрите в придачу.

Принц-регент и Двэйн были ошарашены не на шутку. Оба заворожено глядели на восьмилетнюю Карину, эту маленькую и совершенно безобидную на вид девочку.

— Ваше высочество, это правда? — прошептал Двэйн.

Покраснев от смущения, принцесса тихо ответила:

— Я… я просто сказала, что думала… но брат озвучил мои мысли просто великолепно. Я бы сама не сказала так хорошо…

Принц-регент нахмурился:

— Карина, скажи мне, как это пришло тебе в голову?

Карина занимала то же положение, что и ее брат, однако обучалась совсем другому и отличалась образцовой успеваемостью на занятиях.

Карл изучал историю Империи, и слыл крайне одаренным ребенком, выделяясь больше сестры, а потому Принц-регент всегда считал истинным гением именно своего сына.

Однако талант и разум Карины был сокрыт совсем в ином… ведь она училась совсем не тому, чему учились Карл и Принц-регент. Ее обучение напоминало обучение традиционной консервативной дворянки, ограничиваясь художественным письмом…

— Скажи мне, Карина, кто научил тебя этому? Неужели все это – исключительно твои мысли?

Голос Принца-регента звучал спокойно, но настойчиво:

— Неужели твои гувернантки обучили тебя основам политики… Лань-лань? Не может быть!

Карина заметно напряглась. Дрожа, она почти неслышно ответила:

— Я читала книги… У брата было полно книг в библиотеке… еще…

Она взглянула на Двэйна:

— Мне во многом помогло учение господина Двэйна. Он рассказывал много интересного, и я все записывала, потом додумывая кое-что самостоятельно.

— Гений? Дак это моя дочь – Гений? — восторженно воскликнул Принц-регент.

Ранее Принц-регент замечал все хорошее лишь в сыне. Но теперь дочка оказалась куда талантливее своего старшего брата…

Наблюдая за ошарашенным отцом, Карина вновь испугалась, шепотом спросив:

— Отец… я что-то сделала не так?

— А… конечно, нет… ты все сделала замечательно!

Принц-регент внезапно приободрился. Он сильно и крепко обнял любимую дочку, стал целовать ее щеки со слезами счастью на глазах.

— Что ж, дорогие мои, вы правы, я не могу наказать вас… просто права не имею… Напротив, вы достойны награды! Что вы хотите за ваш сегодняшний прекраснейший выход? — Принц-регент с восхищением взирал на своих детей.

— Карл, ты любишь коней, я отправлю тебя на лучший имперский ипподром! Карина!

— Нет, отец! — Карина вырвалась из отцовских объятий.

Затем дети отступили на несколько шагов от отца.

— Отец! Нам не нужны никакие подарки! Мы просим лишь одного… коль скоро Герцог Тюльпан остается здесь, пусть он будет нашим учителем. Пока он был на Северо-западе, мы не могли обучаться у него, но теперь он здесь… Мы просим лишь немного времени…

Двэйн с улыбкой взглянул на детей:

— Ну, конечно! Я к вашим услугам! Для меня это будет великая честь!

Принц Карл весь светился от радости, но Карина… ее лицо налилось алым румянцем. В глазах ясно отражался силуэт Двэйна.

— Однако… — усмехнувшись, шепотом проговорил Двэйн. — Пусть это останется между нами, мои дорогие… иначе это будет выглядеть странно и подозрительно, ведь я не ваш гувернант и не ваш родственник…

Двэйн был умен и знал, что не стоит иной раз распространять эти истории на просторах материка, дабы они не достигли ушей злейших врагов. Благо, принцесса Карина училась лишь по записям, которые так и не заметили ее учителя, иначе это могло бы стать источником скандала…

Дети довольно заулыбались и отправились восвояси, получив указание от отца.

Вмиг Принц-регент принял серьезное выражение лица:

— Двэйн, скажи честно, какого черта ты участвуешь в турнире? Мне не нравится твое решение! Ты ведь князь! И собираешься драться наравне с этими простолюдинами? Что, если с тобой что-то случиться?

Двэйн рассмеялся, но задумался.

— Ведь мы решили возродить рыцарский орден с одной лишь целью защиты имперской короны! Если храмовники хотят войны, они ее получат!

— Но стоит ли из-за какого-то ордена тебе так рисковать? Ты вправду готов пойти на это?

На самом деле, турнир был прекрасным способом открыть прямой путь к получению трона… быть может, недавно Двэйна совсем ничего не связывало с эти орденом, однако теперь, после его встречи с Дэлоном, в нем появилось желание участвовать в этом действе.

Именно слова Дэлона пробудили в нем это желание. Так что… двум смертям не бывать, одной не миновать!

Во всяком случае, именно орден мог бы послужить отвлекающим маневром для Храма Предков. Даже новость о кончине Императора не могла бы отвлечь их от турнира, что позволило бы выиграть время для очередного маневра против храмовников.

— Ваше Величество, я все продумал и взвесил, и считаю это своим долгом! — со смехом продолжил Двэйн.

— Быть может, сейчас преимущества моего участия не слишком видны, однако я уверен, что нас ждут замечательные перспективы! — последние слова Двэйна заинтриговали Принца-регента не на шутку.

Покачав головой, он взглянул на Двэйна:

— Что ж, тогда будь осторожен! Я надеюсь, ты понимаешь, Двэйн, что ты куда важнее любого рыцарского ордена!

Двэйн был весьма тронут словами Принца-регента, хоть он и понимал, что Принц-регент думает о своем народе и Империи в целом, руководствуясь средствами Двэйна.

— Что ж, ступай… — заключил Принц.

— Сегодня поручу сшить на тебя достойную турнирную одежду! — Принц махнул рукой, разрешая Двэйну откланяться.

Внезапно Принц одернул Двэйна, и тот вернулся с порога.

— Что такое? — воскликнул Герцог Тюльпан.

Принц заговорил весьма веселым голосом, будто готовясь пошутить:

— Прошло уже столько дней… а я все никак не спрошу у тебя, как там принцесса Луиза и Дайли… они уже давно задержались у тебя… я скучаю по ним!

Оставить комментарий