Глава 498.1. Цена вопроса

Услышав его слова, Двэйн похолодел от ужаса. В голове его пронеслось: принц-регент знает? Он действительно все знает?

Как он, Двэйн, оскорбил будущую императрицу, мисс Дайли? Как он искал принцессу мужа… Неужели он все знает?

Однако последующая фраза немного успокоила его.

Его Высочество слега улыбнулся.

— Я знаю, что Дайли поехала на северо-запад ради интересов своей семьи и даже успела кое-что предпринять… Однако ты слегка проучил ее, и это будет ей на пользу. В конце концов, она моя невеста, будущая императрица. Ты планировал вечно держать ее в заточении? Хм… Все же стоит ее отпустить. Хотя бы ради меня.

Двэйн вздохнул с облегчением.

Похоже, принц Чэнь знает не так много, как показалось ему сначала. Он лишь знает, что на северо-западе Дайли проворачивала какие-то мелкие делишки и была поймана с поличным… В конце концов, тогда люди генерала Лонгботтома убили сопровождавшую мисс Дайли охрану, а такое событие вряд ли могло остаться незамеченным.

К тому же, судя по словам принца Чэня… Двэйн по меньшей мере убедился, что принца Дайли — всего лишь его женщина и не более того.

Принц Чэнь был очень мудр, а потому прекрасно понимал, что есть куда более важные дела, чем женщины! Судя по тону его речи, он вовсе не винил мага в произошедшем, а даже наоборот, был по отношению к нему очень внимателен и легко шел на уступки.

— Ваше Высочество, Вы, должно быть, шутите, — от души улыбнулся Двэйн. — В самом деле, мисс Дайли побаловалась немного, но ведь я чиновник, как я могу запирать ее в темнице? Ведь женщины по природе своей слабы, а на северо-востоке жесткие морозы. В последние дни девицам немного нездоровилось, поэтому пришлось отложить их переезд обратно в столицу. Не волнуйтесь, Ваше Высочество, они в безопасности прибудут в столицу. Я пошлю людей, чтобы они строго охраняли двух дам. Насчет этого Вы можете быть спокойны.

— Очень хорошо, — улыбнулся принц. — Можешь идти.

Принц глядел магу вслед, и улыбка на его лице постепенно превратилась в горькую усмешку. Потрогав свой подбородок, он тихо пробурчал себе под нос:

— Мда… Вот так Двэйн! Хотя я восхищаюсь тобой, но в последнее время ты порядком обнаглел. Хм… Хоть мой брак с Дайли — всего лишь очередной политический ход, однако она все же моя будущая жена, а ты вот так просто арестовываешь ее! Действительно неслыханная наглость! Если во время не остановить тебя, то боюсь, что в будущем ты действительно будешь вести себя все больше вызывающе.

Он повернулся и пальцами тихонько постучал по столу.

— Эх, Двэйн, Двэйн, — тихо проговорил принц. — Так непросто держать под контролем такой талант.

Когда Двэйн вышел из кабинета принца Чэня, то сразу почувствовал, как холодный ветер точно пронзает его насквозь. Он задрожал и ощутил, как холодный пот на затылке насквозь промочил рубашку.

Напрасно он испугался.

Если принц Чэнь узнает, что маг запирал его будущую жену в тюрьме, да еще и «тайно» приходил к ней… Какой бы ни был он великодушный, и как бы ни относился к женщинам, как мужчина, он не стерпит такого поступка.

К тому же, искать мужа для принцессы таким способом, то есть, попросту избавиться от нее… Во всем мире не сыщется такого брата, который позволил бы вот так обращаться со своей младшей сестрой.

В таком настроении Двэйн не заметил, как подошел к покоям старого императора. Снаружи стояло двое дворцовых магов, одетых во все красное.

— Герцог Тюльпан, — вежливо, но как-то чересчур холодно поприветствовали они Двэйна.

— Мне нужно дать ему лекарство, — невозмутимо сказал он. — Если вы беспокоитесь, то войдите в покои вместе со мной и стойте сбоку.

Двое охранников с сомнением переглянулись. Они тоже были магами и отлично знали о негласном правиле между людьми своей профессии: когда маг готовит секретное лекарство, он не очень приветствует, когда другие маги наблюдают за процессом. Потому что почти все маги смотрят на свои тайные рецепты и способы приготовления зелий как на сокровище, и они вовсе не хотели бы, чтобы кто-то потихоньку научился делать так же, как они.

Двое магов по-прежнему в нерешительности переглядывались друг с другом, пока, наконец, один из них не сказал:

— Прошу Вас, господин, входите. Мы… войдем через некоторое время. Сколько господину нужно времени, чтобы все сделать?

— Немного, — усмехнулся Двэйн. — Нескольких минут будет достаточно.

Говоря это, он широким шагом направился внутрь покоев.

В большой спальне горело всего лишь несколько свечей. Грумм, одетый в роскошный халат, стоял перед зеркалом. Когда Двэйн вошел, то сразу заметил печаль в глазах портного.

Даже когда Двэйн вплотную приблизился к нему, он не произнес ни слова, хотя очевидно, что заметил его. Он лишь смотрел в зеркало перед собой.

— О чем ты думаешь? — тихо спросил Двэйн.

— Я думаю… Если бы я не родился с такой внешностью, то вы наверняка не выбрали бы меня в качестве двойника.

Голос Грумма звучал очень хрипло. Двэйн заметил страх в его глазах, который был больше похож на отчаяние.

Наконец, портной повернулся и натянуто улыбнулся.

— Господин… Уже настало время?

— Да, — кивнул Двэйн.

Внезапно он похлопал Грумма по плечу, а затем слегка сжал ладонь. Тут же в воздухе возникло прозрачно-золотистое сияние и окутало их с ног до головы.

— Грумм, у нас мало времени. Тебе нужно только слушаться меня и не задавать вопросы. У нас слишком мало времени! Сейчас я использую магию, поэтому не бойся, что нас кто-то услышит. Я лишь успею сказать кое-что, кивай головой, если понимаешь. Этого достаточно.

Грумм остолбенел, но поспешно кивнул.

— Согласно нашим правилам, сегодня ночью ты должен умереть. После твоей смерти они тайком отнесут твой труп в одно место и закопают.

Говоря это, Двэйн вытащил из-за пазухи ярко-зеленый пузырек.

— Я подготовил тебе лекарство. Сейчас ты выпьешь его, и оно вызовет у тебя состояние летаргического сна. Это будет мнимая смерть… Однако действие этого лекарства я еще не испытывал, я даже не знаю, сколько ты продержишься в таком состоянии. Запомни, я положу тебе между зубов маленькую пилюлю. Когда они тебя убьют, ты потихоньку проглоти ее… Затем… Возможно, ты сможешь выжить!

Выражение лица Грумма резко изменилось, но под строгим взглядом Двэйна он не посмел возражать.

Оставить комментарий