Глава 500.1. Невероятное оживление

Конечно, у людей, шедших по такому пути обогащения, были свои завистники.

Многие пророчили Двэйну неудачу. Однако… постепенно стало понятно, что вместо того, чтобы осуждать, можно было «сесть с герцогом в одну лодку».

Поэтому очень скоро, следуя «веяниям времени», в столице стали появляться подобные махинации, и многие казино открыли прием ставок на участников турнира, причем списки и методы сбора были сформированы в подражание тем, которыми орудовал клан Тюльпанов.

Кроме этого, появилось множество «пиратских» копий «канона». Качество печати у таких изданий было не слишком хорошим, а содержание таких книг было полностью передрано с оригинала. Вот только стоили они в разы дешевле, а потому были доступны и простым горожанам.

Вот на этом Двэйна «бомбануло»!

Двэйн был человеком широких взглядов. Если настроение у него было хорошим, то он был вовсе не против, если кто-то по доходам пытается обогнать его. Все равно он был невероятно богат — одной монетой больше, одной меньше — это для него было совершенно незначительным.

Однако по поводу выпуска копий книг никто с ним не советовался, и маг был очень недоволен, что кто-то пытается отнять у него право на свою идею.

Очень скоро, прознав о гневе Герцога Тюльпана и испытав на себе давление со стороны его компаний, другие игорные дома вдруг неожиданно «подверглись ограблению»!

Гвардейцы из столичной охраны при полном вооружении средь бела дня ворвались в эти заведения и, угрожая кнутом и мечом, унесли все накопленное в них имущество. Все собранные за несколько дней деньги со ставок, а также не связанные с ними капиталы были полностью разворованы!

Руководители отрядов, которые осуществляли эти операции, не поддавались ни на какие уговоры хозяев и никак не реагировали на угрозы. Ни взятки, ни обещания славы нисколько не заинтересовали солдат.

Все эти казино, так или иначе, пользовались покровительством знатных домов. Они тайно ссужали им деньги и прикрывали в случае проверки.

Однако даже поддержка самых крупных домов не шла ни в какое сравнение с влиянием клана Тюльпанов. Ведь все прекрасно понимали, что за ним стоит не кто-нибудь, а сам принц-регент.

В итоге несколько казино были разорены, игроки оттуда изгнаны, даже кое-кого арестовали.

Что касается отпечатанных копий «канона», то они были все до одного изъяты, печатные мастерские, занимавшиеся их распространением, закрыты.

Всем сразу стало понятно, что никто и никогда не сможет своровать идеи Герцога Тюльпана.

Некоторые из аристократов, пользуясь своей именитостью, побежали жаловаться принцу Чэню, но вместо поддержки получили строгий нагоняй.

И его реакция было понятной, тем более, что с посыла Двэйна доходы со ставок рассматривались правителем Империи как дополнительный источник дохода в казну. Получалось, что люди, которые отнимали прибыль у Двэйна, отнимали ее у самого государства.

Конечно, были среди бизнесменов и упрямые люди, которые отчаянно боролись за свои права: допустим, мы не принимаем ставки, но почему же нельзя продавать «каноны»? Если Тюльпаны могут продавать, то почему это мы не можем?

Очень многие шли жаловаться в соответствующие органы. Тогда Двэйн напрямую подписал официальные документы с государством о том, что он имеет исключительное право на эту отрасль.

— Вот я покажу вам, что означает «право на интеллектуальную собственность»!

Это был удар по пиратству не только конкретно «канона», но и по данному феномену в целом.

Конечно, были и очень умные люди, которые быстро поняли, что лучше не переходить дорогу Тюльпанам. Самые сообразительные из них прямиком направились к Герцогу Тюльпану и попытались договориться об уступках под предлогом «каждому нужно на что-то кушать». Все же аристократы, так или иначе, но нужно сотрудничать. Ради дружбы можно и поделиться.

С гостями Двэйн держался очень вежливо. Побеседовав с несколькими людьми, настроение его улучшилось, и разговаривал он с ними «по-свойски», однако в витиеватых его фразах звучало предупреждение: если хотите вступить в эту игру, то необходимо раскошелиться.

Эту так называемую «плату за членство» Двэйн собирал двумя способами: первое — внесение пошлины за «членство в союзе», то есть за каждый пункт ставки новый «союзник» платил тысячу золотых. Доходы с этой статьи маг целиком направлял в казну.

Кроме этого, за все пункты ставок проходили обязательный контроль назначенных ответственных чиновников. Им нужно было отдать 30% от доходов.

Это требование было довольно обременительным, но у Двэйна в руках был козырь, а потому его отношение было следующим: либо вы соглашаетесь на все требования, либо даже не думайте о получении прибыли таким способом!

В итоге после урегулирования конфликта министр финансов Империи был тронут до слез. Если бы у Двэйна не было жены, а внучка министра не определена в невесты младшему брату мага, то он бы непременно отдал ее ему в жены!

— Знаете, какой бизнес наиболее прибыльный? Тот, на который у Вас есть монополия! Если Вы контролируете всю отрасль, то даже если Вы продаете гвозди, то все равно заработаете столько, сколько Вам до этого и не снилось.

Когда Двэйн сказал эту фразу, Маленький Джек пришел в восхищение.

В последние несколько дней старик Янь был очень занят.

Будучи начальником личной охраны Герцога Тюльпана, он должен был постоянно находиться подле своего господина, однако, к его сожалению, Двэйн не особо нуждался в постоянной охране… Судя по его силе и авторитету, людей, могших нанести магу вред, оставалось все меньше и меньше. Если бы даже и нашелся стоящий противник, то едва ли старик Янь и его подчиненные могли бы справиться с ним.

Поэтому, будучи самым преданным слугой Двэйна, старик Янь большую часть времени занимался тем, что выполнял секретные поручения господина.

Как, например, в этот раз!

Вечером, через три дня после праздника Цинфэн, Герцог Тюльпан неожиданно позвал старика Яня в свой кабинет. Лицо мага было строгим и сосредоточенным. Он поручил ему секретное задание и, объясняя его суть, голос его звучал особенно грозно: это дело непременно должно оставаться в тайне! Только старик Янь может им заниматься, никто другой, даже из подчиненных, не должен знать о нем. После завершения дела надо держать язык за зубами! Никто никогда не должен узнать об этом!

Глядя на серьезное лицо господина, преданный старик Янь тут же поклялся своей жизнью, что ничего никому не расскажет и сделает все как надо.

Выслушав его клятву, Двэйн приказным тоном сказал следующее:

— В этот вечер ты должен выехать из города и направиться в одно место, где тебе надлежит выкопать труп. Этот труп нужно будет за ночь перевезти на юг, в долину Роулингов.

Оставить комментарий