Глава 507.1.1. Гнев Аоси (часть 1)

В зале играла музыка, гости негромко переговаривались между собой. Голос девушки звучал довольно тихо, но ее вовсе не заботило присутствие вокруг посторонних людей, которые отчетливо услышали то, что она сказала.

Девушка поставила Двэйна, едва ли не самого известного человека в Империи, в неловкое положение, и окружающим стало любопытно, чем все это закончится.

Двэйн выглядел несколько смущенным и в беспокойстве смотрел по сторонам. Он лишь хотел пригласить какую-нибудь девицу на танцы, но неожиданно для самого себя нарвался на насмешку и оскорбление.

Но маг вовсе не собирался вступать с ней в конфликт. Услышав ее невежливые слова, он не рассердился, а лишь отступил назад и с улыбкой проговорил:

— Я, честно, не знаю, в чем я перед Вами виноват, но прошу Вас принять мои извинения. Раз Вы не согласны, значит, я приглашу кого-нибудь другого.

Говоря это, он кивнул ей и, поклонившись, отвернулся. Стоящие вокруг разряженные дамы тут же почувствовали, что у них еще есть шанс, а потому обступили герцога со всех сторон.

Но стоило Двэйну только отвернуться, как девушка тут же невозмутимо проговорила:

— Лживый подлец!

Двэйн нахмурился. Вызывающее поведение девушки начало весьма раздражать его.

Всего лишь какая-то глупая девица. Двэйну вовсе не хотелось тратить на нее свое время, а потому он подошел к девушке, стоявшей к нему ближе всех, и протянул ей руку.

Она была довольно низкой, но симпатичной. На вид ей было не больше шестнадцати. Она была одета в светло-золотистое платье, очень гармонировавшее с веснушками на ее щеках, что Двэйну показалось довольно милым.

Когда Двэйн протянул ей руку и жестом пригласил на танец, девушка заволновалась, на лице ее отразилась радость вперемешку с удивлением, как будто они и предположить не могла, что удача так внезапно улыбнется ей.

Глядя на ее полуобморочное состояние, Двэйн усмехнулся и как можно мягче сказал:

— Вы позволите?

— Да! Конечно! Конечно, господин, — едва не закричала от восторга девушка, но вовремя опомнилась, что нужно соблюдать манеры.

Она, стараясь совладать с собой, сделала реверанс и, протянув Двэйну руку, сделала шаг вперед.

К несчастью, она, должно быть, переволновалась, а потому случайно наступила на подол своего платья и, поскользнувшись, едва не упала, но Двэйн вовремя подхватил ее и, крепко сжав ее талию, в такт музыки повел ее танцевать.

Все это заняло довольно много времени. Из-за того, что Двэйн не сразу вышел танцевать, оркестр поневоле должен был сыграть вступление еще четыре раза. Гости, увидев, что герцог, наконец, начал танцевать, потихоньку тоже стали выходить на середину зала и искать себе партнера для танцев. Все пошло своим чередом.

Двэйн сделал несколько движений, как вдруг почувствовал, что его партнерша резко задрожала. Он удивился, а потому понимающе улыбнулся:

— Неужели я так страшен, прекрасная леди?

— Страшны? Вы? Нет, вовсе нет! Вы сегодня главное украшение банкета, герцог. Я очень рада, что Вы пригласили меня. На самом деле…

Девушка обернулась, и Двэйн, посмотрев туда, куда она перевела свой взор, обнаружил, что в той стороне как раз стояла та девица в красном.

Она все еще стояла там и с ненавистью глядела на танцующих.

Двэйн сделал вид, что не замечает этого, и улыбнулся:

— Прекрасная дама… Вы знаете, кто я, но я еще не знаю Вашего имени.

— Меня зовут Манни. Мой отец — барон Фальесноу, он работает в императорском департаменте образования и исполняет обязанности заместителя начальника.

— А, значит, Вы — дочь барона Фальесноу… Хм, Вы как будто несколько волнуетесь, — Двэйн крепче прижал ее к себе и сделал вальсирующее движение, а затем, незаметно указав на девушку в красном, спросил. — Вы все время смотрите на нее. Почему?

— Господин герцог… — она вдруг покраснела. – Я… Мы с Аоси друзья. Теперь я танцую с Вами, и она… она непременно будет сердиться на меня.

— Вот как, — мягко улыбнулся Двэйн. — Тогда прошу меня простить, я, кажется, доставил Вам неприятности.

— Вовсе нет, — замотала головой Манни и проникновенно посмотрела на мага. — Я очень счастлива, что Вы пригласили меня на танец. Посмотрите вокруг, как много девушек завидуют мне!

Двэйн кивнул, не вникая в смысл ее слов. В конце концов, это был порыв девичьего тщеславия, что совершенно нормально для девушек ее возраста.

Когда Манни немного успокоилась, Двэйн снова спросил:

— Аоси — это та самая девушка, которая только что накричала на меня? Прошу меня простить, но я совсем не помню, чтобы когда-либо оскорблял ее… Она знакома со мной?

— Вы слишком скромны, — улыбнулась Манни. — Разве есть кто-то в Империи, кто не знает Герцога Тюльпана?

— Да… Но вот только я не знаком с ней. Кто она?

Манни во все глаза уставилась на него.

— Господин герцог, Вы шутите? Как же Вы можете не быть знакомы с Аоси? Ее семья дружит с Вашей семьей. К тому же, она… она все еще Ваша…

Когда Манни сказала это, Двэйн тут же все понял, и в глазах его отразилось еще большее удивление. Он невольно обернулся и посмотрел на Аоси.

На самом деле, все это время Аоси пристально смотрела на Двэйна, на этого ненавистного ей человека, который как ни в чем не бывало танцевал с ее лучшей подругой…

«Эта Манни! Что за унижение! Кажется, в этот вечер все эти глупые девицы унижаются перед этим свиньей герцогом!

Что же они в нем нашли? Всего лишь маленький лжец из знатной семьи! Разве есть у него хоть какие-нибудь достоинства? Он изрядно опозорил себя на турнире! Ведь все прекрасно видели, что он подкупил своих противников, чтобы они поддались ему… Его участие в соревнованиях — жульничество! Он показал свое истинное лицо…

Нет у него никаких способностей к боевым искусствам! Да и судя по всему, его достижения в магии — тоже неправда! У него столько денег, наверняка он купил себе звание мага…»

Думая так, Аоси злилась все больше. Глядя на то, как ее подруга танцует с Двэйном, да еще и мило шепчется с ним, глядя на то, как остальные девушки с завистью смотрят на них, Аоси пришла в бешенство!

Кто такой этот Герцог Тюльпан? Всего лишь очередной лицемер, готовый на все ради славы! Как у такого человека могут быть какие-либо способности?…

А эти его «подвиги» — сооружение крепости за три месяца, борьба с кочевниками, Северо-западная война…

Подумав об этом, Аоси вдруг почувствовала, что ее сетования не лишены оснований. Возможно, турнир может стать тем оружием, с помощью которого ей удастся отомстить Двэйну… Что касается чудес, созданных магом, то ей пришлось признать, что это действительно были деяния достойные славы, и никакими способами ее не разрушишь.

Она никак не могла решиться. Наконец, она заставила себя подумать:

«Хорошо, пусть даже и есть немного таланта! Но совсем немного! Почти у всех людей на земле есть какой-нибудь талант, но из них мало найдется таких же лживых и лицемерных!»

Она то и дело переступала с ноги на ногу. Подобрав полы платья, она встала на кончики пальцев, как будто собралась снять свои ботинки из оленей шкуры.

Даже пребывая в столь скверном настроении, она была все также мила и очаровательна. У нее были мягкие золотистые волосы, отличная фигура, а красное платье только подчеркивало ее красоту, делая ее похожей на бархатную розу… Но именно из-за этого ей было особенно неловко!

Потому что, как правило, на вечерних банкетах такие красивые девушки становились объектом воздыхания многих мужчин.

Но, к сожалению, уже половина вечера прошла, и вокруг нее почти не осталось неприглашенных на танец девушек, а среди них было много таких, кто по красоте вряд ли сравнился бы с Аоси… Но, вопреки всему, Аоси была единственной, кого так никто и не пригласил. И это случалось уже не в первый раз! На самом деле, после ее совершеннолетия на каждом балу юноши ее возраста обходили ее стороной, словно боялись наступить на змею или скорпиона! Как будто не проявляли к ней никакого интереса или просто не осмеливались приблизиться к ней.

Какая же девушка не думает о любви? Какая молодая девушка не предается мечтам? Какая девушка не мечтает быть в центре внимания?

Что уж говорить об очаровательной молодой красавице Аоси?

Однако после ее совершеннолетия на каждом балу она была единственной, кого толпа упорно не хотела замечать! Сначала многие юноши были пленены ее красотой, однако стоит им только попытаться привлечь ее внимание, как другие тотчас отводили их подальше и что-то шептали им на ухо. В глазах их тотчас исчезало обожание, сменяясь удивлением и страхом, и они уже больше не пытались приблизиться к ней.

«Разве я заразная? Все это… из-за Двэйна! Только из-за него! Это он во всем виноват!»

Оставить комментарий