Глава 509.1. Ты посмел разозлить меня, и это твой рок!

Противниками Двэйна были три святых рыцаря. Они не занимали важных должностей в ордене, но маг считал, что ему очень повезло вытянуть эту команду (конечно, многие могли бы подумать, что он действовал нечестно и, возможно даже, подкупил судей).

Эти трое рыцарей можно считать одними из лучших бойцов, воспитанных при храме. Один из них был рыцарем седьмого уровня. С другой стороны, так как они — представители ордена Святых рыцарей, то было очевидно, что они не будут драться за возможность расправиться с Двэйном первым.

Поэтому маг понимал, что ему не стоит надеяться на то, чтобы свести счеты, ведь скорее всего все трое решат действовать сообща и вместе нанесут удар.

Даже если Двэйну и удастся преодолеть их натиск, то битва для него все равно обещает быть нелегкой!

Согласно жеребьевки и распределению по группам, четыреста воинов в общем счете составили сто команд. По правилам в каждой группе будет выбран победитель, то есть, по окончании этого этапа в полуфинал попадут только сто участников.

А далее их ждет уже не «групповая потасовка», а стычка друг с другом. Судя по ситуации, сложившейся по итогам жеребьевки, Двэйн был в первой команде на одной половине поля, и впоследствии победителю его зоны нужно будет сразиться с победителем второй половины поля.

А в ту команду попал один очень сильный боец, тоже выходец из ордена: это был предводитель всадников Ланьдээр, рыцарь восьмого уровня.

С общей точки зрения, никто не сомневался, что этот рыцарь восьмого уровня пройдет в полуфинал, поскольку кроме него в команде был только лишь рыцарь шестого уровня. А два других противника были и того слабее. То есть, получалось, что успех в турнире был Ланьдээру гарантирован. А затем он должен будет сразиться с победителем из команды Двэйна.

По результатам такого распределения ставки на Герцога Тюльпана резко упали.

Кроме того, после первого этапа соревнований большинство зрителей турнира не верили в боевые навыки Двэйна. Теперь еще и появились результаты жеребьевки, и даже если Двэйну очень повезет, и он сможет выйти из группы, то в полуфинале он непременно проиграет Ланьдээру, рыцарю восьмого уровня.

Даже те, кто очень уважал Герцога Тюльпана, не верили в его успех. Как может восемнадцатилетний юноша победить святого рыцаря восьмого уровня? С другой стороны, если он смог так усовершенствовать свои магические способности, то почему он не может развить свои боевые навыки до такого же высокого уровня?

Двэйн, сжимая в руках длинный лук, поднялся на ринг. Встретили его не аплодисменты и не приветствия, а лишь тихо шипение.

Лицо Двэйна дрогнуло. Заняв место в углу ринга, он строго посмотрел на трех своих соперников. Трое рыцарей как только ступили на ринг, сразу же окружили мага с трех сторон.

— Марк!

— Цзимулэйте!

— Консай!

Трое святых рыцарей со строгим выражением лица выкрикнули свои имена, а затем по очереди поклонились Двэйну.

Он слегка улыбнулся:

— Мое имя вам, должно быть, известно, а потому давайте ж не будет тратить время попросту. Полагаю, что вы все отлично подготовились к турниру. Давайте ж начинать.

Сказав это, Двэйн сделал шаг влево, крепко сжав лук в правой руке. Глаза его сверкали подобно молнии. Все это время он, не отрываясь, смотрел на троих воинов.

Прошло довольно много времени, а противники все никак не предпринимали попытку атаковать его.

— Господин герцог, — обратился к нему самый высокий из рыцарей.

Это был Консай. Он считался самым сильным и самым способным из всех троих, так как обладал силой рыцаря седьмого уровня.

— Прошу Вас не беспокоиться, — продолжал он, кивнув Двэйну. — В сегодняшнем поединке мы не станем нападать на Вас… Не позволяет гордость рыцаря Святого ордена.

Двэйн остолбенел.

— Изначально, согласно нашему плану… единственный Ваш соперник — это я. Если Вы одержите победу надо мной… тогда мои сослуживцы тут же покинут ринг.

Консай медленно поднял голову.

— Потому что если Вам удастся одолеть меня, то два мои товарища Вам не соперники.

Двэйн оторопел. Он посмотрел на Консая. Высокий рост, крепкое телосложение, выражение лица сосредоточенное. В этот момент он очень походил на косного, равнодушного ко всему служителя храма, вот только в глазах его мерцал тусклый огонек отчаяния. А еще… нежелание смириться.

Да! Именно!

Двэйн внезапно почувствовал себя очень скверно.

— Что… что ты только что сказал? То есть ты хочешь сказать, что мы с тобой сразимся один на один, в то время как другие рыцари даже не вступят в бой?

— Да, — вздохнул Консай, взгляд его был затуманен. — Изначально мы хотели так поступить…

— Что значит «изначально»? Неужели вы сейчас…

— А сейчас, — голос рыцаря прозвучал еще более мрачно, — наши планы изменились.

Сказав это, Консай вынул из ножен меч, но не направил его на Двэйна, а опустил в пол и отрешенным взглядом поглядел на мага.

— После распределения стало очевидно, что победитель из нашей группы должен будет сразиться с Ланьдээром. Но я думаю, Вы умный человек, а потому наверняка не забыли конфликт, произошедший между Вами и нашим командиром.

Двэйн сразу все понял. Он едва не сорвался.

— Ты! Вы! Неужели вы…

— Я действительно очень хочу сразиться с Вами, — нагло сказал Консай. — Потому что мне любопытно узнать, насколько сильны в боевых искусствах маги вроде Вас. Я бы с радостью преподал Вам урок, но увы командир лично попросил меня…

Двэйн хотел было улыбнуться, но вышло как-то вяло.

— Он попросил меня оставить «этого мерзавца» ему! — со злостью процедил рыцарь. — Да, именно так он сказал! Думаю, он очень надеется встретиться с Вами в поединке. Поэтому, господин герцог, Вам очень повезло. Повторяю, я очень хочу сразиться с Вами, но не сегодня. Сегодня я позволю Вам без помех пройти этот этап.

Сказав это, Консай поднял меч, и вокруг запястья и кончика меча вмиг завертелось Серебристая Доу Ци. Она сияла ослепительным светом. Рыцарь пренебрежительно взмахнул мечом, а затем, повернувшись, неторопливо покинул ринг.

Двое оставшихся рыцарей холодно улыбнулись, одновременно выхватили мечи из ножен, а затем, помахав ими у Двэйна перед носом, развернули свою Доу Ци. Их жест, очевидно, означал: тебе очень повезло, парень! Наш командир самолично разорвет тебя на куски!

Они тоже повернулись и не спеша покинули ринг…

По всему стадиону разнесся оглушительный грохот!

Запланированная ожесточенная схватка вдруг превратилась в жалкое представление. В тот же миг люди, которые за большие деньги приобрели билеты на турнир, принялись яростно выражать свое недовольство. Тысячи орущих от гнева и разочарования людей вдруг превратились в единый звуковой поток, заполонив собой весь стадион.

— Это все подстава!

— Надувательство!

— Позор Герцогу Тюльпану!

— Он наверняка угрожал своим противникам расправой после окончания турнира!

— Ха, этой кучке аристократов всегда удается проворачивать выгодные им дела!

— Требуем возврата платы за билет!

Со всех сторон сыпались насмешки и гневное шипение. Толпа вдруг понеслась к рингу, где стоял Двэйн. Он был мрачнее тучи.

Он повернулся и посмотрел на трех рыцарей. Один из них равнодушно глядел на него, а в глазах его горели пренебрежением. Воин поднял два пальца и, вызывающе глядя на Двэйна, провел ими по своей шее.

Сколь враждебным был этот жест!

А тем временем гул нарастал. Подавшаяся вперед толпа создала невероятные трудности солдатам из управления общественным порядком, которые с трудом сдерживали озлобленную публику.

В этот момент едва ли не каждый зритель поносил Двэйна бесстыжим лицемером.

Никто не знал правды. Они думали, что Двэйн воспользовался отнюдь не честными приемами, чтобы заставить рыцарей сойти с арены.

Слушая окруживший его гам, глядя на обезумевшую толпу, Двэйн одиноко стоял на ринге…

В этот самый миг в третьей ложе произошло некоторое замешательство. Аоси остолбенело смотрела вниз, некоторые девушки, не выдержав, тихо переговаривались:

— Господин герцог, кажется, сделал что-то не совсем подобающее…

— Заткнитесь!

Это вскочила со своего места разгневанная Манни. Она повернулась и со злостью посмотрела на своих подруг.

Оставить комментарий