Глава 509.2. Ты посмел разозлить меня, и это твой рок!

— Я не верю, что господин герцог мог такое сделать! Я уверена, что все не так просто, как кажется!

Аоси по-прежнему молчала, глядя на Двэйна, одиноко стоящего на ринге…

Она вдруг испытала странное чувство. Она глубоко ненавидела Двэйна, но почему-то вдруг забеспокоилась о нем, глядя на то, как люди безбожно поносят его и обвиняют в мошенничестве.

Организовать соревнования и подкупить противников…

Аоси вдруг вспомнила вчерашний банкет. Вспомнила добрую и простодушную улыбку на лице юноши. И эти величественные и уверенные в себе глаза…

Неужели он в самом деле такой подлец?

Нет! Он не такой! Совсем не такой!

Человек, обладающий таким взглядом, не может использовать такие грязные методы!

Аоси внезапно встала и крепко схватилась за железную ограду. Она чувствовала, как что-то вдруг всколыхнулось в ее сердце.

Если бы это случилось два дня назад… Если бы два дня назад она увидела, как Двэйна публично позорят и называют обманщиком, она была бы очень довольна. Но сегодня…

Взгляд ее судорожно скользил по толпе…

Двэйн в душе впал в неистовство! Виной тому были возгласы толпы, которые постепенно пробуждали в нем пламя ярости.

А что же рыцари?

Пальцы Двэйна, сжимавшие лук, побелели, тело напряглось, точно окаменело.

Двэйн сделал несколько глубоких вдохов.

Аоси внимательно следила за переменами, происходившими с ним, и сердце ее невольно сжималось… Она находилась слишком далеко от арены, но в то же время отчетливо видела… Юноша улыбался!

Он улыбался! Вопреки всему!

Это была вовсе не злая и равнодушная улыбка. Это была очень спокойная улыбка. Он улыбался, обнажив ряд белоснежных зубов. Это было и презрение, и насмешка.

А потом…

Раздался хохот. Он становился все громче и громче, и очень скоро смех Двэйна разнесся по всему стадиону. Даже несмотря на неутихающий гомон, этот смех отчетливо услышал каждый из присутствующих.

В этом смехе слышались самоуверенность и высокомерие. Удивительно, но вскоре гомон на стадионе тотчас стих, почти исчезнув совсем.

Двэйн по-прежнему стоял на ринге. Он выпрямился подобно стреле. Высоко подняв подбородок, маг медленно направился к краю арены, пристально глядя на трех рыцарей.

— Вы!

Губы его скривились. Этот его возглас разнесся по всему стадиону. Он вовсе не специально говорил в такой манере, это получалось само собой, и все присутствующие вдруг почувствовали странную энергию, исходившую от него.

Многие даже испуганно попятились назад.

— Вы только что сказали, что мне очень повезло. Вы действительно думали, что этим сумеете проучить меня?

Голос его был ровным, он отчетливо произносил каждый звук.

— Если так, то я должен вам сказать, что это вам повезло, а не мне. Потому что небо вас наградило благоразумием, и вы заблаговременно смотались с поля боя. В противном случае, сегодня ряды ордена бы несколько поубавились.

На лицах рыцарей тотчас отразился гнев.

Но Двэйн не обратил на это никакого внимания. Он гордо поднял над головой свой лук… Зрители испуганно переглянулись — никто не знал, что означал этот жест.

Он вовсе не собирался стрелять… Потому что он держал лук в перевернутом положении! Тетивой вверх!

В тот же миг Двэйн усмехнулся. Взмахнув рукой, он пальцами легко дотронулся до нее…

Раздался грохот!

На самом деле, это был тихий свист отпущенной тетивы, но всем показалось, что сами небеса разверзлись над стадионом! Каждый услышал этот звук, точно он исходил из их сердец. Как будто внутри каждого грянул гром.

А затем все увидели, как от легкого прикосновения лук Двэйна внезапно полыхнул ярким светом.

Этот белоснежно-серебристый цвет слепил глаза. С лука тотчас сорвался огромный полупрозрачный кинжал и, метнувшись вверх, внезапно устремился куда-то в сторону.

— Доу Ци! Это Доу Ци!

Стадион буквально взревел! Охранявшие аристократов их второй и третьей ложи солдаты вмиг напряглись. Они все были мастерами своего дела, а потому сразу разглядели, что то, что Двэйн выпустил в небо, было вовсе не магией!

Это была настоящая Доу Ци!

К тому же, это была Серебристая Доу Ци!

Это означала только одно — перед ними воин очень высокого уровня!

Сияя серебристым светом, луч метнулся ввысь в направлении северо-запада. Очень скоро расставленный вокруг арены магический щит начал усиленно вибрировать! От него отделилось скопление мерцающих точек, которые устремились навстречу лучу.

По стадиону пошла звуковая волна. Луч с легкостью пробил магический щит, точно пройдя сквозь тонкий бумажный лист.

Но от этого ударная сила луча нисколько не пострадала. На глазах у пораженной публики он вдребезги разбил северо-западный угол здания стадиона.

В тот же миг от огромного угла откололся большой кусок. С грохотом полетел вниз и упал на арену.

К счастью, в той части стадиона никого не было, но отколовшийся кусок ударил прямо в третий этаж, где тотчас же началась паника.

Когда кусок угла ударился о землю, он тут же рассыпался на опилки. Весь третий этаж заходил ходуном.

Теперь ни у кого не было сомнений в том, что Двэйн действительно обладает боевыми способностями! Да и к тому же владеет Серебристой Доу Ци! Настоящий воин высокого уровня!

Перепуганная толпа вмиг погрузилась в гробовое молчание.

Через мгновение над стадионом раздался оглушительный грохот, словно в него со всех сторон сразу ударила молния.

Двэйн холодно усмехнулся.

Он развернулся и посмотрел на ложу справа от ринга.

Эта ложа была ложей представителей Храма Света!

— Вы совершили очень большую ошибку, — с издевкой проговорил он, отчетливо проговаривая каждое слово, так, словно он говорил с кем-то прямо напротив него.

— Вам не следовало отправлять трех тупоголовых болванов. Вы достаточно рассердили меня. Жаль, что теперь уже поздно. Я не стану публично позорить вас, как делаете это вы, но помните, что вы сами себе подписали смертный приговор.

Поглядев в сторону третьего этажа, маг громко закричал:

— Командир Ланьдээр! Вы нарочно заставили своих подчиненных отказаться от боя, чтобы в следующем раунде самолично, что называется, «хорошенько проучить меня», не так ли? Очень хорошо, пусть так, я дам тебе такой шанс! Однако… Отныне это не просто обыкновенный турнир!

На последней фразе голос Двэйна стал буквально ледяным! В нем звучала нескрываемая жажда мести!

— Я заявляю, Ланьдээр, что в следующий раз это будет настоящая битва!

Сказав это, Двэйн вдруг поклонился дальней ложе.

— Уважаемый Ваше Высочество Папа! Прошу меня простить… Похоже, Вам в скором времени придется выбрать нового командующего Вашего войска!

Весь стадион буквально взорвался очередной волной гула! Сидящие в ложе богачи и аристократы были потрясены до глубины души!

Двэйн медленно подошел к краю ринга, но внезапно остановился и, обращаясь к рыцарю, сказал:

— Ланьдээр, я советую тебе сегодня вечером составить завещание, потому что я клянусь, что убью тебя, прямо здесь, на этом ринге! Ты посмел разозлить меня, и это твой рок!

Зрители неотрывно смотрели на Двэйна: кто-то испуганно, кто-то с уважением, кто-то с волнением. Маг гордой походкой сошел с ринга и направился к дальнему выходу.

Объявив свое решение, он заставил всю публику погрузиться в странное, тяжелое молчание. В мыслях каждого сейчас происходила целая буря!

Да! Именно буря! Ведь Герцог Тюльпан публично объявил, что собирается убить командующего орденом Святых рыцарей!

Все старались не глядеть на лицо Его Высочества Папы, сидящего в дальней ложе.

Это был произвол в самом наивысшем его проявлении!

В этот момент принц Чэнь вдруг встал и сурово поглядел на пустующую арену.

И в этот самый миг он внезапно обернулся и посмотрел в сторону соседней ложи, где, опершись на перила, стояла прекрасная Аоси. Она была взволнована, но больше — встревожена. Глаза ее мерцали.

Оставить комментарий