Глава 514.2. Он пришел!

Раздался хруст, и все тело орка стало покрываться неровными трещинами, орк пронзительно взвыл.

Янши отшатнулся на несколько шагов назад, истекая кровью.

— Хм, а кровь-то почти человеческая, с каких это пор в жилах орка течет кровь людей?

Маг медленно пошел вперед по воздуху в сторону уже лежащего на земле орка.

— Спасибо, сегодня я понял многое… надо больше присматриваться к мелочам… исследовать тела врагов, например… сегодня я уже собрал достаточный урожай, но завтра я вернусь… — обернувшись, маг стал отдаляться, совсем не обращая внимания на тяжело раненого орка.

— Все сюда! Спасайте Повелителя! — слышалось со всех сторон.

Байхэчоу обернулся, взглянув на спешащих к раненому Янши орков, взмахнул рукой, и весь отряд орков сгорел заживо, превратившись в пепел.

Байхэчоу еще несколько минут левитировал в воздухе, мерно отдаляясь, затем исчез вдали.

— Он еще вернется за нами… — послышалось откуда-то издалека.

Лежащий на земле и истекающий свежей кровью Янши все никак не мог понять, откуда взялся этот человек, кто он такой вообще. Ему вспомнились слова Короля Эльфов о том, что на земле полно людей, сила которых во много раз превосходит силу его самого и орков подавно. Он вспомнил тот шрам на лице Лосюэ.

— Скорее… пошлите гонца к Королю Эльфов! Предупредите его! — Янши с трудом встал на ноги, огляделся и увидел груды трупов и оторванных конечностей, устилающие всю землю.

Наконец, весть об ужасной мясорубке достигла вершины горы, где находилась ставка Короля Эльфов. Совет старейшин орков ожидал от Лосюэ ответа, что же им дальше делать?

Король Эльфов уже давно заперся в своей обители, не появляясь на глаза кому-либо. Никто не знал, чем он там вообще занимается. Но все почитали Короля Эльфов, а потому усомниться в его правоте не могли.

Лосюэ же прибыл в эльфийский дворец для участия в совете князей эльфов. С безжизненно бледным лицом он вошел в зал совета. Казалось, он стал немного старше, хотя сие и не свойственно для эльфов. Казалось, его разум наводнило множество тревожных мыслей.

Он вздохнул и протяжно произнес:

— Похоже… он пришел!

Внезапно старейшины эльфов повскакивали со своих мест. Каждый стал кланяться пришедшему Лосюэ. Запах, исходящий от Лосюэ, был расслабляющим и успокаивающим, но теперь он отнюдь не помогал.

— Что ж, я много думал об этом, и, кажется, решение, наконец, нашлось… — Лосюэ говорил, спешно спускаясь по лестнице в зал совета.

Старейшины приободрились, у многих на лицах появилась улыбка, они восклицали что-то неясное.

— Повелитель! Ваше замечательное изобретение!

Лосюэ резко обернулся, на его лице была скупая улыбка.

— Оно… уже не нужно… — в полголоса ответил Король Эльфов.

Дворец. Сумерки. Тишина. Герцог Тюльпан в полном одиночестве восседает на троне. Гвардейцы безмолвно стерегут вход, словно статуи. Убийство воина восьмого уровня на арене отныне сделало род Роулингов самым известным в Империи, эта фамилия теперь звучала в каждой беседе. И стражи, охранявшие Двэйна, в действительности испытывали за него несказанную гордость, но старались этого не показывать.

Это наш Господин! Нет ему равных ни в магии, ни в боевом искусстве! Куда там этим воинам Храма Предков до нашего Господина! Что же до их ненависти и обид… да плевать на них! Для нас наш господин куда выше любой религиозной общины!

Двэйн отдал стражам приказ никого не пропускать вне зависимости от титула гостя, дабы не навлечь лишних неприятностей, которые и без того копились, будто снежный ком. В этом дворце он вырос, здесь прошло его детство и отрочество, прочитав бесчисленное количество книг в здешней библиотеке.

В этот вечер Двэйна не оставляло чувство, будто что-то ужасное должно было произойти в ближайшее время, и Двэйн не мог удержаться и желал узнать, что же именно. Двэйн вышел на крышу самой высокой из башен замка и долго вглядывался в свет небесных светил.

Когда в уме вновь стали возникать тревожащие душу образы, Двэйн вскакивал и беспорядочно озирался по сторонам. В эту ночь на небе возникла вспышка яркого золотистого сияния, имевшего очертания огромной золотой птицы.

Вскоре, когда сияние померкло и скрылось, возле Двэйна оказалась почтовая птица, принесшая письмо. Не веря своим глазам, Двэйн сорвал печать и раскрыл конверт с дворянским вензелем.

— Орки размножились, они сильны и многочисленны, они научились стрелять из луков, их сила велика, но луки – отнюдь не единственное изменение! Они стали живучи и менее чувствительны к страху и боли! Тщательнее тренируй и вооружай воинов! Они куют оружие и доспехи из металла, что добывают в горных рудниках…

Дочитав до конца, Двэйн не на шутку изумился…

— Моих союзников весьма немного, пожалуй, ты – единственный. Если ты умрешь, меня это не обрадует. Байхэчоу.

Двэйн, выпучив глаза, устремил взор вдаль:

— Эх, старина, ты подался на север… зачем, его ведь там ждут миллионы орков….

Оставить комментарий