Глава 515.2. Секрет арены

И этот взгляд был знаком девушке. Именно с ним она столкнулась в подземной темнице на Северо-западе. У неё в голове мелькнула лишь одна мысль: на тех горах ведь нет никакой вкусной еды и вольготной жизни, почему он так лицемерен? Будь перед ней кто-либо другой сейчас, за такие слова она отправила бы его на тот свет.

Но слова Двэйна будто бы подкосили ей ноги, они сошлись почти на расстояние вытянутой руки и стали беседовать. Ай-лоу спрашивала о Вивиан, Двэйн спрашивал и Лао-бо. Ай-лоу и Двэйну, как оказалось, было что поведать друг другу. Двэйн чувствовал себя бесстыжим паршивцем, говоря о Вивиан, да и Ай-лоу чувствовала то же самое.

Дело в том, что еще недавно Двэйн получил известие, что Лао-бо не намерен быть в числе зрителей на турнире. Публика к тому времени превратилась в стихийный штормовой океан.

Двэйн огорченно посмотрел на Ай-лоу, сказав:

— Что ж, если мы так продолжим, зрители нас порвут…

— Что ж, нам стоит подраться? — спросила девушка.

Все предыдущие круги Ай-лоу прошла, используя магические хитрости, но сегодня, когда перед собой она увидела Двэйна, она не знала, что предпринять.

— Нет, я не бью девушек… — усмехнувшись, ответил Двэйн. — У меня есть план…

Говоря, Двэйн уже начал действовать. На глазах и тысячной публики он в несколько прыжков достиг Ай-лоу, затем легким движением левой руки снял с девушки маску. Девушка даже не успела пошевелиться. Она смотрела на Двэйна растерянным взглядом жертвы. Её лицо исказилось, но даже сейчас это было прекрасное лицо. В следующее мгновение Двэйн медленно, но решительно обнял Ай-лоу за талию.

Ай-лоу внезапно почувствовала мягкое, но сильное прикосновение пальцев Двэйна в районе талии. Девушка, сама того не замечая, выронила меч на землю. Следующим движением Двэйн сорвал доспехи Ай-лоу.

Двэйн взглянул в глаза девушки, которую внезапно заключил в объятия. В этих глазах был страх, растерянность, смятение и… надежда, как у новорожденного жеребенка!

В одно движение Двэйн приник к губам девушки, поцеловав их. Глаза девушки наполнились наслаждением, а потом плавно закрылись. Публики заклокотала:

— Что это? Где это видано? Герцог Тюльпан подошел к ней, столь бесцеремонно сняв с нее маску, заглянул в глаза и начал…

Публика же с аристократических ложе стоя аплодировала, крича «Браво» благородному и милосердному дамскому угоднику, Герцогу Тюльпану. Аплодировали и смелой девушке, осмелившейся принять участие в таком турнире и выбившейся в полуфинал. Будто тигрица, она сражалась со всеми остальными, но Герцог Тюльпан нашел средство, как ее усмирить.

Наконец, шум и гомон окружающих трибун постепенно стал приводить девушку в чувства. Она раскраснелась.

— Наконец-то, я сделал то, что хотел сделать так давно… — улыбнувшись, сказал Двэйн. — В последние несколько месяцев я так хотел потрогать тебя…

Двэйн провел рукой по губам девушки, сказав:

— Сегодня как раз четырнадцатое февраля… с Днем Всех Влюбленных!

— Что еще за День Всех Влюбленных?! — воскликнула девушка в изумлении.

Ай-лоу вновь вспомнился тот ужасный образ из темницы. Она было занервничала, но объятия Двэйна и ликования зрителей внесли свою лепту, подавив в ней последнее желание сопротивляться.

— Ты… ты…

— Я всего лишь поцеловал тебя, — закончил за неё Двэйн, после чего громко прокричал. — Я сделал это, и мне все равно, какие скандалы и злые слухи из-за этого начнутся!

Ай-лоу забилась в руках Двэйна, как пойманный зверек. Вывернувшись, она с силой оттолкнула Двэйна ногой. Она, будто маленькая девочка, поступила бестактно и глупо. Пни она Двэйа посильнее, и Вивиан, и Джоанна никогда бы не увидели Ай-лоу… однако Двэйн лишь лукаво улыбнулся.

Публика молчала, ожидая дальнейших событий. Однако внезапно Ай-лоу заметила, что ее нога, в сущности, совершенно бессильна. Нанеся Двэйну удар, Ай-лоу грохнулась на землю, будто кукла.

— Восхитительная техника, моя госпожа! Я восхищен!

Затем Двэйн обернулся к трибунам, добавив:

— Сегодня я иду в трактир в южном квартале!

— Ого! Ух, ты! А наш Герцог ветреный человек!

Разозленная Ай-лоу тем временем поднялась с земли и спешно выбежала за пределы ристалища. Что же до Двэйна, так он остался на арене, одаривая зрителей поклонами и реверансами. Поединок этого красавца с такой красавицей все же не оставил народ равнодушным. В конце концов, неплохой спектакль получился…

——————————————

На аристократических же ложах не прекращался скандал! Принц-регент, ругаясь во все горло, периодически все же улыбался и даже посмеивался. Вокруг сновали придворные, шепча ему в оба уха:

— Господин, мы полагаем, Герцог Тюльпан поступил так, потому что этот турнир имеет отношение к рыцарскому ордену… к восстановлению ордена Роландовских рыцарей… но рыцарям должны быть присуща доблесть и благородство…

— Что ж, неплохо… – усмехнувшись, сказал Принц-регент и похлопал слугу по плечу.

— Жаль, что самого главного ты все равно не видишь… — сказал Принц-регент и удалился из комнаты.

Несколько прочих слуг и принц Карл с немой улыбкой проследовали за Принцем-регентом. Выйдя с трибун, Принц-регент оказался в окружении вооруженных до зубов гвардейцев. Принц Карл, уходя, бросил:

— Господа учителя, какие же вы все болваны! Раз Учитель Двэйн так сделал, то мой отец это одобряет, и ни к чему здесь ваша критика!

Учителя-придворные занимались лишь первичным образованием и просвещением принца Карла, а потому не воспринимались им всерьез.

— Ваше Величество, Вы хотите сказать…

Принц Карл лукаво улыбнулся и сказал спокойным, но несколько раздраженным тоном:

— По замыслу Герцога, он должен был стать чемпионом турнира! Но если он им станет, неужели ему еще будут нужны какие-то ордена? Только благодаря его изощренному уму его сила стремительно крепнет… зачем ему нужны рыцарские ордена? Организация ордена и турнир – всего лишь средства для достижения куда больших целей! Стоит Двэйну сплотить орден и народ вокруг себя, как Принц-регент сам присягнет ему на верность! Сегодняшний поступок моего учителя есть поступок высокой важности! И он принесет ему многое!

Оставить комментарий