Глава 516.2. Парный танец (часть 2)

14 февраля на арене Первого Турнира Империи Двэйн публично поцеловал любимую ученицу Байхэчоу.

В то же время, наш многоуважаемый господин маг уже не в первый раз спускался со Священной горы, дабы сократить поголовье безмозглых, но бешеных от ярости орков. Однако на этот раз ни одного живого орка на горизонте не было. В один миг вокруг Байхэчоу возникли многочисленные эльфийские воины. Высокие и коренастые, они стояли перед Байхэчоу стройными рядами, будто колонны.

Байхэчоу изумило не столько то, что орки сменились на эльфов, сколько на то, что ни один из них не имел оружия. Более того, кто-то из них играл на трубе, и мелодия эта напоминала прекрасный гимн дружеского приветствия. Эльфы смотрели на Байхэчоу как на дорогого гостя, будто Байхэчоу вовсе не был тем ненавистным врагом, истребившим не одну тысячу орков за последние два дня.

Во главе эльфийского войска верхом на единороге восседал предводитель эльфов. На его заостренных ушах не было украшений, он был облачен в обычный повседневный костюм. На его щеке красовался шрам.

— Король Эльфов? Так ты выбрался?! — воскликнул изумленный Байхэчоу.

— А я, было, думал, что ты выберешься…

— Я просто не могу смотреть, как мои друзья тонут в крови… орки, конечно, не эльфы, но они поклялись нам в верности, а посему они – наши союзники! И вы, господин Бай, я думаю, тоже…

В следующий момент белый единорог вышел из-за спины Лосюэ, прошел в сторону Байхэчоу и преклонил колени перед магом.

— Прошу вас, господин Бай… – с улыбкой добавил Лосюэ.

Байхэчоу с недоверием взглянул на эльфа:

— Я мог бы сразиться с вами сейчас, но я вижу вашу и свою силы и я должен сказать, что своей силой я обязан вам, господин Бай! — Король Эльфов не лукавил, его голос был предельно спокоен.

Байхэчоу недоумевающе взглянул на Короля Эльфов:

— Вы не собираетесь биться? Тогда зачем все это воинство?

— Конечно же, ради битвы, однако… для начала я все же склонен поговорить с вами, склонить вас на мою сторону…

Байхэчоу молчал не меньше минуты, после чего повернулся спиной и неторопливо побрел прочь. Когда он проходил возле единорога, тот вновь поклонился. Лосюэ миролюбиво улыбнулся, но Байхэчоу, обернувшись, лишь бросил:

— Я ухожу, и ты не остановишь меня. Я приду вновь, и ты не остановишь меня!

Во дворе усадьбы учителя сгущались вечерние сумерки. Ай-лоу давно ушла в дом, а Двэйн стоял во дворе, шатаясь и думая о своем. Вскоре он вынес одно из кресел из усадьбы и поставил во дворе, сев напротив Ланьхая.

Взяв со столика чайник, он бережно налил себе и своему почтенному учителю чаю. Ланьхай долгие годы хранил и берег этот чай специально для особых случаев. Старик грустно вздохнул:

— Эх, а чаю-то совсем немного осталось… не пей такими большими глотками…

— Хочешь, завтра я пошлю человека на рынок, принесем тебе хоть двести цзиней?

— Это ведь сорт со Священных гор?

Старик горестно усмехнулся:

— Да и на Священных горах за один сбор больше трех цзиней не найти… Где же ты купишь сразу двести?

Старик иронично взглянул на Двэйна.

Двэйн поставил пиалу и лукаво улыбнулся:

— Но этому сорту нужно лишь высокогорье да добрый мороз, и он всходит! Наверняка его можно и выращивать самому!

Взглянув с улыбкой на старика, Двэйн добавил:

— Почему ты не шепнул мне вовремя, что она здесь?

Ланьхай все так же невозмутимо сидел, смотря в глаза Двэйну. Налив в чайник воды, он поставил его на печку.

— А ты что же сидел в этом трактире полдня и только вечером изволил зайти?

— Не думай, что я не знаю! Тебя не было дома в это время! Наверняка ты смотрел турнир, уж я-то тебя знаю!

Ланьхай ответил ироничным смешком, после чего вздохнул и продолжил:

— Ты днем был подозрительно рассержен, это на тебя не похоже…

— Не похоже на меня? Что же тогда на меня похоже?

— Ты не бегаешь за девушками… — усмехнувшись, ответил старик.

— Помниться, в юности ты был умен, богат, красив, ловок и талантлив во всем. Любой мужчина бы позавидовал твоему положению. Сейчас же ты убиваешь, грабишь, торгуешь людьми и проливаешь кровь. Но замечу: с женщинами ты всегда галантен обходителен. Взять хотя бы ту же маркизу в доме Листер… стоит тебе увидеться с ней, как из тирана ты превращаешься в отчаянного романтика. Честно говоря, меня это восхищает!

— Вовсе нет, я всегда отношусь ко всем искренне, я не ношу масок! К тому же, у дамы Листер чутье куда острее, чем у других женщин. Такую, как она, так просто не обманешь!

— Она вовсе не пыталась соблазнить тебя, не так ли? Но все же ты был весьма любезен с ней. Неужели ты столь слеп?

— Я вовсе не слеп! Это ложь! Да, эта дама Листер была красива и привлекательна, но я не столь падок на женщин!

— Не пал на даму Листер, но пал на Ай-лоу? Да неужели?! — со смехом воскликнул старик.

Двэйн вздрогнул:

— Могут ли на священных горах обучить искусству приворота над мужчинами? Я сомневаюсь, что этот прайдоха Байхэчоу владеет подобным…

Ланьхай подозрительно взглянул на Двэйна:

— Ты ведь тоже один из виднейших мастеров этого искусства и носитель знаний. Неужели ты не знаешь?

— Это чувство… похожее на сильный удар… будто что-то с силой всадили тебе прямо в сердце, и ты не в силах достать это, мучаясь от боли…

Ланьхайюэ нахмурился:

— Но… в мастерстве Священных гор не было ничего подобного, все было основано на управлении энергиями и ментальном воздействии… Иначе ученики бы давно взбунтовались бы против своих наставников!

Двэйн совершенно не понимал, что происходило в его сердце… дома ведь его уже ждали две красотки, как эта вертихвостка смогла охмурить его?

Ланьхай же, напротив, тактично сменил тему беседы:

— Я помню, ты прикончил рыцаря Храма Предков… что ж, весьма неплохая техника боя…

— Эльфийская… — усмехнулся Двэйн. — …Танец с луком! Выглядит безобидно, но ты сам знаешь, чем это закончилось для воина восьмого уровня!

— Замечательно… — вздохнул Ланьхай.

— Замечательно!? — переспросил негодующий Двэйн.

— Ну, подумай сам… твоя техника, твои движения… это все было похоже на мой стиль, стиль мастеров священных гор! Скорость движений… их координированность и изящность! Стиль Священных гор во всей красе!

То чувство, которое теперь ощущал Двэйн, он не ощущал уже очень давно, с тех пор, как юным бойцом изучал арагонские боевые искусства и получал редкую похвалу наставника. Сильнее всего это чувство было, как раз когда Двэйн научился танцевать с луком. Именно тогда молодому Двэйну в голову пришла мысль о том, почему бы не совместить искусства Арагона и искусства Священной горы, ведь такой мастер, в представлении Двэйна, был бы просто непобедим.

Арагоновские боевые искусства были изобретены имперскими мастерами, искусства же Священной горы – магами Священной горы, однако танец с луком – эльфийский прием! Двэйн же был убежден, что танец с луком — ничто иное как наиболее изощренный способ убийства, и при том один из самых эффективных!

«Но что такого знает эта девчонка, чего не знаю я? Что она сделала со мной?» — эта мысль так и не покинет голову Двэйна еще много и много лет…

— Господин Бай, извольте! — улыбаясь, воскликнул Король Эльфов.

Все эльфы как один изумленными глазами рассматривали мерно удаляющегося Байхэчоу.

— Это всего лишь человек… откуда у него таки способности? — этот шепот доносился буквально отовсюду.

— И он пойдет с нами? Жалкий человечишка?? Да он даже единорога не оседлает!

К северу от Священной горы простиралась необъятная ледяная пустошь. Но теперь, когда экспансия эльфов медленно, но верно охватывала эти места, повсюду из земли пробивались зеленые деревья. Изумрудного цвета листья источали свет на окружающую белесую пелену снега и льда.

Король Эльфов бесконечно любил все живое и питал собственной жизненной энергией этот молодой эльфийский лес, благодаря чему деревья были подобны огромным крепостям.

Лосюэ и Байхэчоу вскоре уже вместе шли по ярко-зеленым садам и лесам, на деревьях которых сидели эльфы и, смеясь, играли на музыкальных инструментах и пели песни. Эльфийки танцевали на появившихся недавно зеленых лугах и полянах, их движения были изящны и легки, но и мужчины-эльфы в танцах нисколько не отставали, смотрясь не менее прелестно на фоне этой прекрасной цветущей картины.

По их движениям едва ли можно было бы сказать, что этот народ один из самых лучших в военном деле. Взгляд сидящего на единороге Байхэчоу то и дело усматривал резкость в их движениях, нет-нет да напоминающих боевое искусство. Казалось, будто ни одна из танцовщиц рода людского не в силах повторить изящество и красоту эльфиек.

Но эти движения, эти танцы, они были похожи… лицо Байхэчоу выражало удивление и восхищение. Идущий поодаль Лосюэ усмехнулся:

— Это наш эльфийский танец… парный танец

— Парный?! — в изумлении воскликнул Байхэчоу.

— Да, парный, — повторил Король Эльфов, наблюдая за скользящим от эльфа к эльфу изумленным взглядом Байхэчоу.

— Мы, эльфы, любим жизнь, любим этот мир и то счастье, что в нем есть, война нам чужда! Вот, например… любовь! Сейчас как раз весна – пора любви, и поэтому мы танцуем в надежде найти себе пару, в надежде полюбить кого-то. Ведь этот танец и вправду обладает небольшим приворотным эффектом. Правда, на людей он не действует.

Увы… находящийся за тридевять земель Двэйн не мог услышать этих слов, которые, возможно, открыли бы ему глаза на многое… да, Двэйн не был эльфом, но магическая печать, оставленная Лосюэ, по-прежнему лежала на нем, и оказывала на Двэйна свое влияние…

Оставить комментарий