Глава 518.2. Выбор Габриэля (часть 2)

Габриэль горестно промолчал. Еще недавно наступление разбойничьих и кочевых орд со стороны Ледяного леса обращало в бегство Ураганную Армию, ныне едва ли способную оказать нападающим должный отпор, как в былые времена.

Двэйн не хотел разрушать мечты младшего брата, однако в Двэйне, как и во всяком мудром правителе, жила толика эгоизма и природной осторожности. Двэйн знал, что война грядет… и знал, что Ураганная Армия будет стоять в авангарде… и не хотел терять младшего брата.

Но вот Северо-западная армия, остававшаяся в тылу, формируемая самим Двэйном, была не самым плохим вариантом… Да и по численности не сильно уступала, ведь после разгрома Руугарда необходимости в усилении северо-запада не было, на северо-западе преобладало относительное затишье. К тому же, там формировались самые настоящие военно-воздушные силы Роулингов.

Искренне боясь за жизнь брата, Двэйн не хотел бы отправлять брата в пекло… даже при всей уверенности за его силы. Двэйн покачал головой, глядя в глаза взбудораженному Габриэлю, и тихим голосом ответил:

— Брат мой, я уважаю тебя, уважаю каждый твой выбор и искренне горжусь тобой! Но как твой старший брат, я обязан высказать свой совет! — Двэйн серьезно смотрел в глаза брату. — Лично я против твоего вступления в Ураганную Армию, равно как и против твоего вступления в Северо-западную армию… это слишком опасно!

— Но почему? — добродушно, но решительно возразил Габриэль.

Двэйн довольно взглянул на брата… что ж, хорошо, что он наконец-то повзрослел, а не похож на дитя незрелое!

Двэйн глубоко вздохнул:

— Сейчас в этих армиях есть некоторые секреты… я не хотел бы их раскрывать…

Двэйн выложил карту Империи на стол, указав пальцем на Ледяной Лес.

— Я хочу знать, чтобы ты, Габриэль, знал о событиях, которые произошли на границах Ледяного леса три года назад… Уже в следующем году мы ждем набега от врагов, с которыми раньше никогда не пересекались. Нас ожидает встреча с множеством противников, ранее нами не виданных! И я не хочу, чтобы ты был там в этот момент! Их цели изменились! Отныне они хотят уничтожения человечества вместо грабительских набегов, что происходили ранее… Нас ожидает великая битва!

Габриэль растерянно смотрел на брата, периодически переводя взгляд на карту, где был помечен красным цветом Ледяной Лес, и потом вновь на Двэйна.

— Эти дикари с копьями наперевес? Неужели среди них есть воины? А кто обитает дальше за ними?

— За ними обитают существа, отличные от людей… — ответил Двэйн.

Габриэль чувствовал, что Двэйн вовсе не шутит.

— В столице об этом знает только тамошний Принц-регент, но он, возможно, сказал Робеспьеру. Кроме них же знать об этом могу только люди из общины Храма Предков…

Двэйн замысловато пошевелил пальцем.

— Однако теперь об этом и ты знаешь. На этом направлении единственным оплотом силы Империи является только Рубеж Касперского, но если его прорвут, то нам придется самим ускоренно строить эти крепости. И кто же будет последней надеждой в обороне этих крепостей? Мой младший брат…

Голос Двэйна был полон горечи:

— Эта крепость должна будет быть построена по всем правилам имперского строительства оборонительных крепостей-оплотов, по своему размеру должна вмещать три армии. Нам предстоит долго копить запасы провианта и оружия. Стоит снабдить оружием и снаряжением все ураганное войско и северо-западную армию, которые я планирую отправить на север, прямо к стенам нашей северной крепости…

Наконец, заговорил и Габриэль. Его голос был неуверенный и робкий после Двэйна.

— Наши враги столь сильны?

— Очень сильны! — ответил сквозь грустный смех Двэйн.

Двэйн знал об этом не понаслышке и считал незазорным говорить об этом с членами семьи.

— Очень сильны, сильнее, чем я думал… они сильнее нас, людей, а еще гораздо умнее, хитрее и злее!

За последние три года Двэйн постарел… на его лице теперь всегда была усталость и грусть. До сегодняшнего дня Двэйн не позволял себе слабостей… но теперь, перед собственным братом, он не скрывал своего страха, не скрывал своей усталости. Будучи командиром Северо-западной армии, сражаясь со степняками, Двэйн был тверд, как камень, но теперь эмоции взяли свое… В памяти Двэйна остались лишь две кровопролитные «священные войны».

Сотня лет смуты и темных времен миновали… Братья сидели, глядя друг другу в глаза, и не могли найти слов. Внезапно, усмехнувшись, Двэйн достал с полки громадного книжного шкафа небольшой пузырек. В пузырьке долгие годы хранилось замечательное вино. Традиция беречь хорошее вино для дорогих встреч.

— Думаю, сегодня есть повод выпить…

Разлив вино по бокалам, Двэйн выпил из своего, поперхнулся и весь покраснел, потом, добродушно улыбнувшись, сказал:

— Ты смелый парень, Габриэль! Никакая дурная весть не пугает тебя! Любой другой человек, узнай он, что весь род людской стоит перед такой опасностью, в штаны бы наложил, а ты не трус!

— Но почему никто не говорит об этом, почему никто ничего не знает, или же делает вид, что не знает?

— Эта новость объявилась три года назад! — ответил со смехом Двэйн. — Но нам нужно было время, чтобы подготовиться к войне! Представь, если бы мы в первые же дни объявили бы всему миру о надвигающейся войне. Население бы впало в панику, это породило бы столько внутренних проблем… Представь, насколько сложно бы нам было потом удержать равновесие в Империи. И это все при том, что нас атаковал бы опаснейший враг. Но теперь мы готовы к войне… войска собраны и обучены, фураж подведен, достойные командиры найдены, мы готовы дать врагу отпор… можно и народу обо всем рассказать…

— Думаю, через несколько месяцев будет самое время! — воскликнул Габриэль.

— Ты прав, к подавлению беспорядков мы, в случае чего, также готовы… Мы готовы к народным волнениям, впрочем, нам их все равно не избежать… Что же до храмовников… в настоящее время они не представляют для нас опасности…

Габриэль сделал несколько больших глотков из бокала, покашляв от терпкого вкуса вина в горле. Казалось, еще недавно он был встревожен тем, что сказал Двэйн, но хорошее вино помогло ему справиться с беспокойством и со спокойной душой слушать своего брата.

Община Храма Предков к тому времени уже давно была обескровлена и посему теряла приспешников.

— Все же я хочу пойти в армию! — воскликнул подзахмелевший Габриэль.

— Но ты первый наследник нашего рода! — почти что крича, ответил Двэйн.

— Но я – Роулинг! — с гордостью воскликнул Габриэль. — Наш род всегда первым вставал на защиту Империи и всех свободных народов! Вспомни нашего отца! Отец учил нас, не щадя себя, идти в любую битву, глядя смерти в лицо! Наш отец проливал кровь за Империю, а я буду отсиживаться? Никогда!

— У тебя будет возможность навоеваться, поверь! — воскликнул Двэйн. — Но сейчас я бы не советовал бы тебе идти на передовую, ведь тебя могут убить!

— Я не боюсь боли и смерти! Сын рода Роулингов не должен бояться её! — Габриэль был тверд и решителен.

— Я знаю! — покачал головой Двэйн, соглашаясь со словами младшего брата. — Но ты — будущий глава нашего рода, если ты погибнешь, встать на твое место будет некому! У тебя даже нет сына! Тебе стоит для начала обзавестись уже своими наследниками, а потом ты можешь оставить этот мир… Неужели ты готов взять и оставить наш род?

На самом же деле, род Роулингов и вправду испытывал тяжелые времена… Граф Лэймэнг ушел из жизни слишком рано… Теперь если Габриэль внезапно умрет, то шансов у рода Роулинг почти не останется.

— Все же я не советовал бы тебе вступать в Северо-западную армию, там у тебя не будет привилегированного положения. Ты уже вырос, и я не имею права приказывать тебе не вступать туда, но я искренне советую тебе не делать этого! — Двэйн улыбался, но говорил заметно нервным голосом. — Я могу лишь посоветовать тебе отказаться от сумасбродных намерений… Впрочем, я могу послать за тобой телохранителя, и он присмотрит за тобой, пока ты будешь в опасности, чтобы ты не погиб, еще будучи новобранцем!

Габриэль резко встал с кресла.

— Ты мой старший брат, твое слово – закон. Скажи мне, брат… Насколько ты уверен во всем происходящем в себе?

Двэйн глубоко вздохнул:

— К сожалению, я уже ни в чем не уверен… Я не знаю. Сколько будет идти эта война! Но у меня есть план! Через месяца три я рассчитываю отвезти маму на юг, там ей предоставят убежище. Эта моя зона влияния! Там она будет в безопасности!

Габриэль, услышав слова Двэйна, остолбенел.

— Неужели, брат, ты думаешь, что рубеж Касперского падет? Неужели все оплота землей Роулинг падет?

— Все может быть, друг мой… видишь ли, эта война отнюдь не война с другим народом, наши враги не люди вообще, их не победить, добившись мирного договора. Эта война на истребление, она закончиться только с гибелью одного из противников. Такой войны человечество не вело вот уже несколько тысяч лет…

Габриэль взглянул на брата глазами, полными надежды.

— Верю тебе, брат… что ты скажешь мне, я так и поступлю…

Двэйн широко улыбнулся, схватив брата за руку.

— Не беспокойся, я тоже из рода Роулинг, я не позволю нашей семье кануть в лету и исчезнуть!

Габриэль, нахмурившись, посмотрел на Двэйна:

— Столько новостей в столь короткое время…

Оставить комментарий