Глава 521.3. Ослабь собственную власть

Двэйн посмотрел на искреннее выражение лица Камисилуо и внезапно усмехнулся. Он подмигнул Камисилуо и сказал:

— Дорогой Камисилуо… Я думаю, что все твои слова были придуманы кем-то другим.

Камисилуо сразу же остолбенел. Ему стало неловко, но вскоре он сразу же рассмеялся. Пощупал подбородок и прямо признался:

— В самом деле, от тебя ничего не скрыть… Невообразимо, в жизни еще не встречал такой проницательности. Скажу прямо, все эти слова мне постоянно говорят уважаемые министры, они попросили меня тайно рассказать об этом тебе, чтобы я постарался убедить тебя.

Двэйн рассмеялся:

— Министр Лобустьер? Ха-ха-ха. Похоже, что первый министр на самом деле высокого обо мне мнения… а-а-а.

— Разумеется, — выражение лица Камисилуо было суровым. – Двэйн, скажу прямо, Лобустьер много раз говорил мне, что в будущем его должность обязательно станет твоей. Он полагает, что в скором времени ты станешь главной опорой государства! Поэтому он не хочет, чтобы ты шел путем «всесильного сановника». Потому что это может плохо закончиться. Нужно лишь хорошо контролировать власть в своих руках. Не стоит ущемлять себя, откажешься от полномочий – не сможешь воплощать в жизнь свои гуманные идеи. Но и много власти тоже не нужно, император сразу же начнет сомневаться в тебе, поэтому соблюдай баланс в своих действиях. Только так ты сможешь стать ослепляющим небесным светилом империи!

— Благодарю, — Двэйн очень искренне сказал это слово. – Спасибо тебе, и обязательно передай мою благодарность первому министру. Эх… Спасибо за то, что он так высоко ценит меня… На днях я обязательно должен нанести визит господину… лично выразить ему свою благодарность и почтение.

— Значит, у меня получилось уговорить тебя? – подмигнул Камисилуо и улыбнулся Двэйну.

Двэйн засмеялся «ха-ха-ха» и поднялся на ноги:

— Конечно! Ты меня уговорил! Камисилуо, ты действительно выдающийся проповедник, а-а-а.

Камисилуо вздохнул с большим облегчением, а потом со смехом проговорил:

— На самом деле, ты очень умный, мне не стоило читать тебе мораль, потому что ты сам все понимаешь… Просто я хотел, чтобы ты услышал от других людей и перестал сомневаться… К тому же мне кажется, что Принц-регент уже достаточно образован, он сделал тебя директором этой военной академии, чтобы у твоей семьи, Герцог Тюльпан, не появилось поминальной таблички!

— Э?! Почему ты так говоришь? – заволновался Двэйн.

— Ты подумай… То, что тебе передали власть, позволяет Принцу-регенту быть спокойным и полностью доверять тебе… Ты занял эту должность директора… Через несколько лет среди императорской армии появится новая партия командиров и все они будут твоими учениками. Едва ли у тебя будет контроль над армией, но твой авторитет взлетит до самых высот среди будущих командиров! В то время… если ты даже совершишь какое-либо преступление за исключением государственной измены, император сможешь помиловать тебя, глядя на лица этих офицеров.

Двэйн кивнул головой.

— Тщательно подумай. Должность директора – это твое спасение от смерти! Не могу еще раз не повториться: Двэйн, оставь свое могущество и власть, сейчас у тебя появилась новая должность, и пока империя будет существовать, ты всю жизнь сможешь пользоваться почетом!

Забегая вперед, скажу, оставь свои мысли о том, что тебя использовали!

Ты стал директором военной академии, и если ты не совершишь государственной измены, император будет всю жизнь уважать тебя и давать тебе новые поручения!

Ха-ха-ха. Смех Двэйна был легким и радостным:

— Камисилуо, тебе удалось полностью уговорить меня! Ни капли сомнения нет! Хорошо, я приму твое предложение. Скоро я начну действовать… Хм… Точно. Только что меня посетила новая идея…

— Новая идея? – Камисилуо немного остолбенел.

— Если хорошо подумать, Принц-регент нас троих, тебя, меня и Аэрпая, ценит больше всего. Можно сказать, что в течение последующих нескольких десятков лет, мы, трое, сможем занимать очень высокие должности, если не свернем с правильного пути. Однако… Если бы мы были немного умнее, то не стали были так близко общаться друг с другом. В конце концов, ты министр военных дел, занимаешь ставку верховного главнокомандующего! А если я вступлю в должность директора военной академии, то сразу же обрету высокий авторитет. Мои отношения с Аэропаем уже непрочные. Насчет этого Принц-регент спокоен. Но наши с тобой отношения… слишком дружеские.

— Дружеские… Ты имеешь в виду…

— Чтобы наш Принц-регент был спокоен, мы должны разорвать отношения, так будет лучше. Ха-ха. Конечно, тебе не стоит ненавидеть меня, в душе мы можем оставаться друзьями, но в жизни нужно поднять шум и устроить конфликт… М…

Договорив, Двэй поднялся, распрямил рукава и встал перед лицом Камисилуо.

Камисилуо сразу же начал волноваться и горько засмеялся:

— Эй, что ты задумал? Боже… Неужели ты думаешь… Разве это так необходимо? Ты…

*Хлоп!*

После хлопка послышался крик Камисилуо.

Прошло немного времени. Помощник министра прикрыл ладонью кровоточащий нос и вышел из библиотеки Герцога Тюльпана. На его пальцы по-прежнему выступали алые капли крови.

Выражение лица Камисилуо было странным. Ожидавшие снаружи телохранители еще больше стали обмениваться растерянными взглядами.

— Возвращаемся! – сквозь смех крикнул Камисилуо.

Он достал из-за пазухи шелковый носовой платок и вытер кровь. И через некоторое время крикнул:

— Двэйн, ты сломал мне переносицу!

В этот день много людей увидели, как Камисилуо, прикрывая нос, в ярости вышел от Герцога Тюльпана. Эта новость очень быстро распространилась до императорского дворца.

Не прошло и дня, как среди знати большинство уже знало об этом инциденте: Герцог Тюльпан и помощник военного министра Камисилуо устроили драку из-за расхождения во мнениях. Герцог Тюльпан собственными руками сломал переносицу Камисилуо…

По-видимому, три новых императорских господина окончательно разорвали отношения. С этого времени теперь каждый из них сам за себя.

Никто не знал, что в это время в императорском дворце Принц Чэнь довольно смеялся после того, как узнал об этой новости. В этот вечер он выпил бокалов вина больше, чем обычно.

Чиновники все время были хитрецами. В тот вечер в резиденции первого министра сидел Камисилуо с ватой в носу, а Лобустьер с улыбающимся лицом разглядывал его опухшую переносицу.

Камисилуо гнусавым голосом обо всем рассказал первому министру. И о последнем замысле Двэйна.

Когда Камисилуо рассказал, как Двэйн сломал ему переносицу, старик вдруг сразу же радостно засмеялся, словно ребенок.

Увидев, как старик смеется, Камисилуо, прикрывая нос, сказал:

— Вы так радуетесь, что меня побили?

— Да, мой мальчик. Я очень рад.

Камисилуо вздохнул:

— Хорошо. Я понимаю смысл того, что сегодня произошло. Намерения Двэйна очевидны. Но что мне делать потом? Точно также устраивать представления с драками и нападками?

— Нет-нет-нет, — старик медленно покачал головой. – Драку вы уже разыграли, но только слишком неправдоподобно. Не надо специально конфликтовать с Двэйном по поводу военных дел. Тогда вы точно сможете вызвать подозрение у людей. Теперь все дела вам следует решать официально. Помни. Не надо ставить Двэйна в затруднительное положение. И не надо как раньше помогать ему! Теперь ко всем делам нужно подходить официально, в соответствии с имперскими законами, и этого будет достаточно!

Камисилуо кивнул головой. Затем он поднялся и, кусая губы, сказал:

— Черт побери, мне нужно сменить повязку. Нос ужасно болит. Я даже вино не могут выпить.

После того, как он вышел из комнаты, взгляд Лобустьера стал задумчивым, как будто сейчас он находился в далеком месте…

Кто бы мог подумать, что он возьмет и ударить! Действительно, смышленый интересный парень!

Старик посмеивался и оценивал его.

Двэйн будет исполнять обязанности директора в Академии дел имперского пространства. Пусть этой академии пока еще не существует, но он сможет за короткий срок построить ее, найти молодых командиров из местных отрядов войск и уже в течение одного месяца явиться во дворец.

Помимо этого есть еще одно дело…

Как-то раз на очередном собрании в императорском дворце Двэйн объявил, что он больше не может содержать и управлять отдельной северо-западной дивизией, потому что у него не хватает денежных средств. Тогда все расходы на содержание этой армии империя взяла на себя, и семья Герцога Тюльпан больше не спонсировала ее.

К тому же Двэйн заявил, что больше нет смысла оставлять армию в пределах собственной территории, что это лишние расходы на провиант для провинции Дэса.

Принц-регент оживленно согласился с его просьбой.

Северо-западная дивизия очень скоро отправилась в новопостроенную крепость на оборонительном рубеже Касперского. В тот же день был издан приказ верховного главнокомандующего.

Помимо этого было еще одно дело… Относительно самого большого завода в империи по производству аэростатов.

Двэйн объявил, что у его семьи не хватает денежных средств. Поэтому он будет продавать этот завод.

Это дело Принц-регент обдумывал около дня, но в конечном итоге согласился.

В скором времени Двэйн, граф Билли Авель и орки с горы Дэлань подписали соглашение. Билли Авель и орки общими усилиями выплатили один миллиард и сто миллионов, выкупив долю Двэйна. С тех пор семья Двэйна больше не имела права распоряжаться делами этого завода.

Конечно… Территория Двэйна находилась рядом со степью, а заводу по производству аэростатов требовалась шкура быков и баранов. Для закупки по-прежнему приходилось проходить по каналам на территории Двэйна. Но цена осталась стандартной в соответствии с имперскими ценами.

С помощью двух приказов Двэйн спокойно выпустил власть из своих рук.

Хотя на самом деле ему было сложно примириться с этим. Но Двэйн ясно понимал: это и есть политика. Для Принца Чэня такие поступки были правильными. К тому же он тоже сделал для Двэйна много хорошего. Наградил его должностью директора военной академии, тем самым позволил обрести ему почет и уважение на долгие годы.

Когда два этих дела завершились. Настроение Принца-регента было прекрасным. Его придворные слуги и телохранители – все заметили хорошее настроение императора.

Что же касалось Двэйна, то он все свои силы направил на последнее состязание в соревнованиях!

Скоро начнется финальное состязание турнира…

Айлоу, и еще…

Оставить комментарий