Глава 522.2. Татуировка грифона (часть 1)

На самом деле… маг еще раньше заинтересовался этим магическим животным.

Именно в размышлении над ними привело Двэйна к идее о создании отряда десептиконов, которые сыграли значительную роль в становлении военно-воздушных сил Империи.

Грифон — это свирепое магическое животное — для мага без сомнения был наиболее подходящим средством передвижения по воздуху.

Он достаточно озлоблен, у него много энергии для скоростных полетов, к тому же, он сам по себе был очень силен.

Однако, исследуя повадки грифонов, Двэйну очень скоро пришлось отказаться от своих планов.

Причина была очень проста: их привычки были слишком кровожадными, да и к тому же они отличались изрядной хитростью.

Кроме того, грифоны всегда действовали сообща и никогда в одиночку, поэтому поймать их было крайне сложно.

Оказавшись рядом с их стаей, даже воин только и может, что обратиться в бегство, не то что ловить их.

Конечно, для мага святого уровня оседлать такое чудище не то чтобы совсем невозможно, однако у грифонов была одна особенность: их очень сложно приручить.

В некоторых древних исторических источниках Двэйну удалось отыскать очень интересные записи: в предыдущую эпоху, когда Империей правил ее основатель, Арагон, единожды проводилась масштабная охота на грифонов.

Силой Арагона и его армии, имевшей многолетний опыт в боях, наконец удалось поймать несколько сотен голов грифонов.

Прочитав это, Двэйн сразу понял: в этой жизни у него возникла точно такая же идея, как и в прошлой — отловить грифонов, приручить и сформировать воздушные отряды. После того, как было выяснено, что половозрелых особей обучить почти невозможно, Арагон принялся дрессировать новорожденных…

К сожалению, ни один из отловленных грифонов не был приручен. Вне зависимости от возраста, зверь, оказавшись в клетке, отказывался есть и умирал. Даже императорские маги не смогли разрешить эту проблему.

Маги могли заключать с животными контракт душ и тем самым сделать их собственными магическими домашними животными… С грифонами это тоже можно было сделать, но… сила их проявляется только если он действуют сообща с себе подобными!

Получалось, что только маг мог управлять грифонами, а обычному солдату это было не по силам.

В конце концов, ведь нельзя же всех магов Империи заставить стать воинами военно-воздушных подразделений!

Грифоны обитали только на юге страны и были полновластными повелителями болот.

Люди, живущие в том районе, имеют обычай изображать грифонов. Например, местные войны, как правило, рисовали их на своих мечах и копьях.

Увидев у воина на оружии или доспехах изображение грифона или узор в виде этого животного, местные жители проникались к нему неподдельным уважением, поскольку право на такую «отметку» имели только настоящие бойцы, участвовавшие в битве с этим кровожадным зверем. Если они в своей жизни уже успели сразиться с грифонами и выйти из поединка целым и невредимым, это означало, что они — первоклассные мастера своего дела!

На самом деле, была и другая причина внезапного интереса Двэйна к грифонами. Согласно имеющимся у него данным, молодой человек по имени Какалуотэ жил на юге очень длительное время и даже получил право изображать грифона на своем оружии.

На отборочном этапе турнире Какалуотэ даже не пришлось пускать в ход свой меч — он смог голыми руками расправиться со своими соперниками. А в полуфинале он использовал короткое копье и щит, на котором было выгравировано изображение взлетающего грифона.

Взгляд Двэйна упал на песочные часы, стоявшие в комнате, и он вдруг сказал:

— Время пришло… Надеюсь, этот подлец не опоздает. Я не могу считаться с человеком, который не уважает время.

Только он это сказал, как из сада на улице послышался хриплый голос слуги:

— Дэлон, к тебе кто-то тут пришел!

Дуофу (так звали слугу) провел гостя на третий этаж. Им оказался тот самый таинственный участник турнира, Какалуотэ.

Благодаря одной манге, пользовавшейся популярностью у людей предыдущей эпохи, Двэйн был настроен к этому воину весьма благосклонно.

Когда Какалуотэ вошел, Двэйн тут же обратил внимание на чрезвычайно холодное выражение лица рыцаря. Однако в его глазах читалась юношеская неуверенность. Маг тепло улыбнулся ему.

— В комнате есть кресла и стулья, присаживайся, где тебе удобно. Не стоит церемоний.

Дэлон нахмурился. Очевидно, что идея позвать Какалуотэ принадлежала Двэйну, который, конечно же, не счел нужным сообщить ему об этом.

— Господин, — сказал рыцарь, но садиться не стал.

Он тут же вежливо поклонился Двэйну. Маг отметил, что это было обычное обращение к аристократу, а не к воину.

— Почему же ты не приветствуешь меня как воина? — улыбнулся Двэйн.

— Потому что я не воин. У меня нет воинского звания и степени, — ответил Какалуотэ.

Он в принципе разговаривал с Двэйном открыто, без высокомерия и заискивания.

— Почему же у тебя нет звания? — с такой же спокойной улыбкой спросил маг. — Твоих способностей вполне достаточно, чтобы его получить.

Воин не ответил.

Одет он был с иголочки, только цвет лица был как будто немного землистый, волосы торчали во все стороны, подобно рисовой соломе. Его наружность напомнила Двэйну о давней истории с «драконьей жемчужиной».

Какалуотэ крепко сжал свои тонкие губы. Двэйн заметил, что молодой человек колебался в нерешительности, сказать ему всю правду или нет.

— Честно говоря, — принялся увещевать его Двэйн. — ведь тебе наверняка известно, кто я. Я позвал тебя сюда вовсе не из дурных побуждений. Я надеюсь, ты понимаешь, что я тебе дал отличный шанс, и уж твое дело, воспользоваться им или нет. Разумеется , если я останусь доволен… Знаешь, мне всегда нравились честные люди.

— Да, господин, — кивнул Какалуотэ. — Мне отлично известно, кто Вы такой. И я искренне уважаю Вас, как одно из сильнейших людей в Империи.

Двэйн молчаливо усмехнулся. Он знал, что точно также к нему относятся многие молодые люди Империи.

— Тогда присаживайся, есть разговор, — маг снова указал на стулья. — На столе чай, можешь наливать, сколько захочется. Да, и не стоит вежливостей. Не стесняйся. Я люблю беседовать в непринужденной обстановке.

Пока они говорили, Дэлон ни разу не вмешался. Ему было любопытно наблюдать за Двэйном — он не знал, почему магу вдруг так интересен этот воин.

На самом деле, Какалуотэ очень волновался, хотя бы потому, что ему выпала честь разговаривать один на один с известным на весь мир Герцогом Тюльпаном. К тому же, Его Светлость так непринужденно и дружелюбно обращался к нему, не проявляя ни капли высокомерия… Для молодого Какалуотэ, герцог был человеком, которого он очень уважал.

— Я не могу претендовать на воинское звание, — помолчав в нерешительности, наконец, проговорил он. — Мои родители — рабы, а я — первый, кто в нашей семье получил свободу, поэтому… У меня нет прав претендовать на звание. Только если в особых случаях.

Оставить комментарий