Глава 523.1. Секрет Дэлона (часть 1)

Что все-таки из себя представляют эти грифоны?

Если спросить об этом у любого жителя Лоулани, то он ответит примерно следующее: это очень свирепое и сильное существо, которое любит жить в стае.

Казалось бы, ответ прост и ясен.

Однако… вряд ли он удовлетворит выдающегося человека.

Какалуотэ, молодой двадцатитрехлетний воин был очень силен. Несмотря на простодушие и чрезмерную вспыльчивость, он был очень упорным и отчетливо видел разницу между добром и злом. Даже придирчивому к людям Двэйну он пришелся по душе.

Что касается убийства им командира местного охранного отряда… Двэйн не считал это за преступление, поскольку воин действовал не из корысти, а ради мести.

Его можно было понять: Какалуотэ испытывал к учителю особые чувства, ведь он вырастил его, то есть был ему как родной отец. Воин не смог примириться с его смертью и ради мести пошел на отчаянный риск… Нельзя не признать, что чтобы попытаться убить генерала Императорской армии, нужно обладать невероятной смелостью.

Как раз наоборот, если бы Какалуотэ не сделал этого, если бы оставил безнаказанным убийцу своего учителя, то Двэйн посчитал бы его слабаком и трусом и немедленно бы вышвырнул из своего кабинета.

Но сейчас… Двэйн был очень доволен. По меньшей мере, такой человек достоин стать командующим Ордена Меченосцев Империи.

Поэтому Двэйн так тщательно раскапывал биографию этого молодого человека и придумал разыграть перед ним небольшой спектакль, чтобы и поощрить его, и предостеречь… Ему нужно было убедиться в искренности воина и добиться его преданности.

Чтобы подчинить себе человека, надо сначала хорошенько в нем разобраться.

В этом плане Двэйн действовал великолепно.

Приятной неожиданностью для мага стали грифоны.

Двэйн отличался от других людей этой эпохи. В этом мире было много всего необычного — например, культура магии, — но во многих сферах он по-прежнему разбирался крайне плохо, а о многих вещах не знал совсем.

То же можно было сказать о большинстве людей Империи. Их знания о природе были во многих аспектах окутаны туманом мистики, в особенности знания о сильных магических существах, о которых складывали различные удивительные сказания и легенды.

Двэйн в этом плане мыслил проще. Все живые существа, даже мощные и страшные грифоны, для него не представляли ничего мистического.

О них он думал точно также, как и о людях: если ты хочешь подчинить себе какое-либо существо, то надо сначала хорошенько изучить его.

По мнению мага, грифонов еще ни разу не удавалось приручить только потому, что люди еще недостаточно хорошо изучили их.

Хотя в этом мире единственными, кто мог контролировать магических животных, были маги… однако они использовали для этого свои магические силы, и это не могло считаться «приручением». Стоит только поймать животное, а затем с помощью магии заключить с ними контракт душ, то оно сразу превращается в твоего домашнего питомца.

Разве человек, владеющий магией, станет возиться с «приручением»? Ведь для них это было то же самое, что подниматься по ступеням, в то время как уже давно изобрели лифт.

Вследствие этого получилась интересная ситуация: люди, способные подчинить животное, используют для этого магию, а остальные вынуждены отказываться от этой затеи из-за отсутствия возможности осуществить свою задумку.

— Мой учитель с детства увлекался всем, что связано с грифонами, — рассказывал Какалуотэ с легким оттенком грусти. — Он некогда говорил мне, что это связано с его жизненным опытом. Он любил этих страшных существ и всегда стремился узнать о них как можно больше, хотел быть к ним чуточку ближе… Многие воспринимали это как тяжелое психологическое заболевание. Или же как изощренный способ самоубийства. Потому что всем известно, что если попытаться приблизиться к грифонам, они с легкостью могут убить.

— Я могу понять его мотивы, — честно признался Двэйн. — Люди думают, что твой учитель был не в себе, но я так не думаю.

Эта фраза сразу пробудила в душе воина симпатию к герцогу. Потому что когда учитель рассказывал ему о своем увлечении, он испытывал отчаяние, ведь всю свою жизнь учитель вынужден был теперь насмешки и презрительные взгляды. В глазах других он был всего лишь психически больным человеком.

А Двэйн вдруг выразил понимание.

Люди этой эпохи, возможно, не понимали его, но не Двэйн, пришедший из предыдущего века.

Маг знал, что многие специалисты всегда испытывал большой интерес к различным живым существам, обитающим в природе, и даже активно изучали их… В прошлой жизни Двэйн очень любил смотреть канал National Geographic.

По его мнению, учитель Какалуотэ очевидно был таким человеком. Хотя такие люди всегда простым гражданам Империи кажутся странными, но все же любовь к природе и стремление познать ее никак нельзя было считать психическим расстройством.

— Грифоны — существа стадные. Их очень трудно поймать, так как они никогда не летают и не охотятся в одиночку. Если хочешь внимательно изучить их, то это непременно грозит риском для жизни. Нужно войти в южные болота, затем приблизиться к стае грифонов и постоянно быть начеку, чтобы не быть ими замеченным. Иначе они тут же бросятся на тебя и разорвут на куски, — с серьезным видом объяснял Какалуотэ.

У Двэйна возникло ощущение, что воин говорит не только то, что рассказывал ему учитель, но и то, что познал на своем собственном опыте.

— В молодости учитель некоторое время изучал магию. Это было недолго, очень скоро он обнаружил, что не имеет к этому никаких способностей. Он бросил занятия магией и стал учиться боевым искусствам. Однако, впоследствии некоторые познания в магии ему очень пригодились. Более того, даже будучи наемником он не раз применял их! Он читал очень много классических трудов, которые обычно читают только очень способные маги… Насколько мне известно, эти книги недоступны взору простого человека. Например… «Иллюстрированный справочник магических животных материка».

Голос Какалуотэ внезапно стал тише.

— Учитель говорил мне, что он читал эту книгу в молодости, когда был учеником мага. Поэтому, когда он стал наемником, оказалось, что он разбирается в магических животных гораздо лучше своих товарищей. В то время как они еще только начали постигать основы, мой учитель уже мог применить свои знания.

— Продолжай, — кивнул Двэйн.

В этот самый миг Дэлон внезапно встал и, пройдясь по комнате, внезапно рассмеялся.

— Ладно, вы тут беседуйте. Мне не очень интересна эта тема.

Сказав это, он быстрым шагом направился к двери.

— Господин Дэлон, — нахмурился Двэйн, подозрительно глядя на рыцаря. — Как это тебе не интересна эта тема?

— Мой дорогой герцог, — улыбнулся Дэлон. — Я всего лишь глава Ассоциации рыцарей. Сейчас меня интересует только то, где можно достать побольше денег. Говорите о наемниках, о грифонах или о чем-то другом, но ко мне это не имеет никакого отношения… К тому же, я не хочу причинять вам неудобства, надеюсь, герцог, Вы понимаете, о чем я. Я знаю, зачем Вы позвали меня сюда. И я выполню Ваши требования, даровав этому юноше рыцарский титул. Вы и так знаете, что стоит Вам только упомянуть о его вхождении в Орден Меченосцев, как я тут же поддержу Вас. Если он победит в турнире или же Вы лично рекомендуете его в качестве главы Ордена, то я не стану возражать… Я думаю, что Вам от меня нужно только это, а потому мое присутствие здесь вовсе не обязательно.

Двэйн еще более подозрительно посмотрел на него.

Действительно ли Дэлон не интересуется грифонами, как утверждает?

— Я лишь не хочу доставлять неудобства, — спокойно проговорил рыцарь. — Я люблю спокойную и размеренную жизнь, хорошее вино, деньги, женщин. Хотелось бы также спокойно прожить всю жизнь, а об остальном я думать не хочу. Все очень просто.

Сказав это, Дэлон вдруг подскочил и, не дожидаясь ответа Двэйна, поспешно вышел из кабинета.

Его реакция еще больше насторожила мага. Однако, он решил, что разумнее сначала закончить с Какалуотэ, поэтому подозрения насчет Дэлона лучше пока оставить в стороне.

Уходя, рыцарь предусмотрительно захлопнул за собой дверь.

Затем он спустился, но на нижнем этаже неожиданно столкнулся со стариком Дуофу, подметавшим пол.

— Сир вышел подышать свежим воздухом?

-Нет, избежать неприятностей, — покачал головой Дэлон и, тяжело вздохнув, присел на одну из ступеней. — Любезнейший Дуофу, я устал. Очень устал… Ты, должно быть понимаешь меня. Посмотри, я даже умудрился потерять копье, и теперь оно в руках у Двэйна. Что еще может пробудить во мне интерес? Я больше не хочу ни во что вмешиваться… Просто поддерживать в порядки Ассоциацию рыцарей, чтобы ее не закрыли. Я просто хочу выполнить просьбу учителя. Остальное меня не касается.

Старик Дуофу внимательно посмотрел на рыцаря. В этот раз он не стал ругаться на него, и не стал говорить ему колкости, потому что старик сразу разглядел в глазах Дэлона что-то такое, что разом отбило у него желание поддразнить его.

Дуофу опустил метлу и сел рядом с рыцарем. Похлопав своей высохшей рукой по его колену, он медленно произнес:

— Я постарел.

— Я знаю, что ты постарел, — пробормотал Дэлон, посмотрев на него. — Морщины на твоем лице напоминают хлебную корку.

Дуофу не обратил внимание на его слова. Голос его прозвучал все также мягко.

— Но ты еще не старый.

Подумав немного, Дэлон внезапно глубоко вздохнул.

— Я понимаю, что ты этим хочешь сказать, Дуофу… Но в этом мире само слово «рыцарь» уже давно осталось в прошлом. Все рыцари уже давно вымерли, а их культура разложилась. А я по-прежнему здесь, всего лишь выполняю данную мне клятву, стремлюсь, чтобы эта контора не разорилась, хотя бы пока я жив. Тогда мой учитель умер не зря. А больше мне ничего не надо… Потому что… время рыцарей уже прошло!

— Но зато появился Двэйн, — многозначительно сказал Дуофу. — Я знаю, что ты часто говоришь грубости, но твое сердце чисто, это уж я могу разглядеть… И да, не забывай, я с самого детства ходил за тобой. Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Я не обращаю внимание на то, что ты говоришь, чего-то там «устал, не хочу ни во что вмешиваться» и подобное, но я чувствую, что в последнее время ты потихоньку наблюдаешь за этим Герцогом Тюльпаном.

Дэлон промолчал. Прежний озорной блеск в его глазах теперь сменился глубокой сосредоточенностью.

— Сказать по правде… Сначала я недолюбливал его. Я думал, что молодые люди вроде него, да еще и очень известные, на самом деле не имеют никаких талантов. То, что он говорил по поводу Ассоциации, я не воспринимал всерьез, я думал он так, для красного словца… К тому же, мы знаем, что, помогая кому-нибудь, он всегда преследует какую-то свою цель.

Сказав это, Дуофу слегка ударил по колену Дэлона.

— Но теперь я должен признать, что он знает, что делает! И делает очень хорошо! Судя по твоему настроению, дела сейчас идут вовсе не так плохо, как раньше. Этот парень дал нам надежду!

Оставить комментарий