Глава 526.2. Погода скоро изменится!

— Я знаю, — кивнул он. — Однако…

Подумав немного, маг улыбнулся.

— Ты… угрожаешь мне?

— Конечно, нет, это просто дружеский совет, — вздохнул учитель.

Двэйн смерил его пристальным взглядом и обратил внимание на прикрепленный к груди Кларка значок — он был сделан из золота, и на нем была изображена полынь.

Это был атрибут мага восьмого уровня.

— А, чуть не забыл поздравить тебя. Поздравляю с получением восьмого уровня, — радушно улыбнулся Двэйн.

— Спасибо. Я тоже поздравляю тебя, господин герцог, владеющий и магией, и боевыми искусствами, — спокойно ответил Кларк.

Двое магов поспешно отошли в угол и встали рядом с двумя вмонтированными в стену колоннами. Кларк отогнул круглый диск в стене.

Двэйн впервые видел этот проход. Они прошли сквозь магический барьер и очутились во внутренних помещениях профсоюза.

Точно также они прошли сквозь ворота, охраняемые страшными и угрюмыми солдатами из правоохранительных органов, и наконец очутились в подвале высокой башни.

Больше всего Двэйна удивило то, что стоило им только туда войти, как они тут же столкнулись с человеком, которого менее всего ожидали увидеть в этих стенах.

Это был высокий и худой старик, одетый в белоснежную мантию, с длинной до колен серебристой бородой, за которой, видно, он очень тщательно ухаживал и периодически постригал.

На лице его сияла мягкая доброжелательная улыбка. Очевидно, он был очень сердечным человеком.

— А! Двэйн!

Голос его разительно контрастировал с его обликом и был подобен рычанию льва или громыханию колокола.

Казалось, старик вот-вот надорвется, но сам он не осознавал этого. Подойдя к магам, он протянул свою сухую руку и похлопал Двэйна по плечу.

— Как долго я тебе не видел! Ты очень вырос и повзрослел.

Двэйну почудилось, будто его перепонки вот-вот лопнут.

Однако, он изо всех сил попытался скрыть свое раздражение и лишь почтительно улыбнулся:

— Мой дорогой брат-наставник! Как давно мы не виделись!

Да… Двэйн назвал его «брат-наставник»!

Этот старик был никем иным как учеником давно исчезнувшего Гендальфа Белым. Теперь он оставался в профсоюзе, был самым старым из учеников и обладал наивысшей должностью.

Инэрнэйсы, маг девятого уровня, одновременно играл решающую роль в совете старейшин по вопросам назначения степени и вообще в профсоюзе магов считался большим чудаком.

Разумеется, Двэйн не забыл, что его брат-наставник был несколько туговат на ухо. Он также не забыл, что когда он сдавал экзамен на степень, то этот забавный старикан простодушно улыбался, вне зависимости что ему говорили, и также простодушно горланил:

— Я позабочусь о тебе. Я позабочусь о тебе…

Кларк занимал видную должность в профсоюзе, но увидев старейшину, тут же низко поклонился в знак уважения.

Однако Инэрнэйсы не удостоил его и поверхностным взглядом. Он похлопал Двэйна по плечу и, хотя он не услышал, что тот ему говорил, точно также, как в тот раз, весело крикнул:

— Я позабочусь о тебе!

Двэйн не знал, плакать ему или смеяться.

— Учитель Инэрнейсы, — смеясь, проговорил Кларк. — Председатель ждет нас…

— Что ты сказал? — растерялся старик, закатив глаза.

Кларку было трудно сдерживать нетерпение, но он не мог позволить себе проявить непочтение.

— Председатель! — что есть мочи заорал он. — Сейчас! Ждет! Наааас!!!

Только теперь старик наконец услышал его. Он кивнул и махнул рукой:

— Идите, мальчики. Двэйн, не забывай приглядывать за Айли. Этот сумасшедший в последнее время неважно себя чувствует. Эх, люди рано или поздно стареют, и у них начинают проявляться странные привычки.

Двэйн вздрогнул.

Он знал, что и Айли, и Инэрнейсы — оба были мастерами своего дела, а такие люди, как правило, редко страдали отклонениями в психике. Если у старика возникли проблемы со здоровьем, то…

— Идите, идите, — рассмеялся Инэрнейсы, а затем, не обращая внимания на Кларка, многозначительно «проорал» Двэйну. — Осторожнее, Двэйн мой мальчик. Осторожнее. Иногда за улыбкой спрятан нож.

Услышав это, Кларк как-то странно усмехнулся.

Двэйна передернуло. Поглядев на спокойно улыбавшегося старика, Двэйн улыбнулся в ответ, решив не придавать этим словам большого значений. Затем они вместе с Кларком вошли в башню профсоюза.

Стоя в коридоре под башней, Инэрнэйсы подождал, пока два силуэта скроются за большой дверью, и улыбка тут же исчезла с его губ. Выражение лица его сделалось мрачным, и он с глубоким беспокойством посмотрел на небо.

День выдался ясным и знойным. Солнце ярко светило, где-то далеко плыли белые пушистые облака.

Но старик внезапно тяжело вздохнул и проурчал:

— Погода скоро изменится!

Двэйн не предполагал, что когда они поднимутся на башню, председатель профсоюза Ягэдуг, предводитель всех магов материка, уже ждал их. Он сидел в мягком кресле а перед ним на столе стояли две чашки чая, от которых распространялся аромат лекарственных трав.

Кларк вежливо поклонился и отступил, а Двэйн, наоборот, подошел к председателю поближе.

Как и прежде, три года назад, он не выглядел постаревшим. В глазах его по-прежнему плясали лукавые огоньки.

— Скажи мне, Двэйн, — сказал Ягэдуг, указывая на стул перед собой. — Что мне с тобой делать?

Он говорил очень спокойно, но очевидно, что настроен он был отнюдь не дружелюбно.

— Скажи мне, Двэйн, я должен смотреть на тебя как на приятеля… или как на врага?

Председатель тщательно выбирал слова, как будто готовясь к нападению.

— По правилам, мы должны тебя считать своим другом, потому что профсоюз не раз помогал тебе, — в словах Ягэдуга звучала явная насмешка. — Однако и ты, в свою очередь, сделал немало для профсоюза, особенно того, что изрядно навредило ему. Итак, я вновь повторяю свой вопрос — ты нам друг или враг?

Двэйн не ответил. Он был несколько ошеломлен. Почему этот хитрец вдруг так напрямую задает такие вопросы?

Помолчав немного, маг улыбнулся и с достоинством сказал:

— Господин председатель, я могу лишь Вам ответить то, что… я тоже маг.

Оставить комментарий