Глава 528.3. Знак свыше (часть 2)

Первый. Второй. Третий…

Изображение замелькало, кто-то в толпе принялся считать их. Когда пронесся последний силуэт, кто-то внезапно громко закричал.

— О, Небо! Их двенадцать! Это же двенадцать рыцарей из Священной Лоулани! Рыцари Священной Лоулани!

Толпа взревела! На золотистом экране, парившем в небе, наконец, появилось изображение человека, которого они так ждали. Люди почувствовали себя счастливыми.

Над огромным Императорским городом возник далекий царственный силуэт, возвышавшийся над всеми. Он высоко поднял копье Лонцзынцса, принимая приветствия и поклоны бесчисленного множества рыцарей. Силуэт медленно приближался, превращаясь в золотистое пламя.

А затем экран внезапно исчез! Силуэт внутри него вдруг многократно увеличился, сгорая, точно соломенный тотем!

— Неужели это…

— Неужели это…

— Неужели это…

Повсюду раздавались изумленные возгласы.

Наконец, кто-то произнес:

— Это же Великий Император Арагон!

Световые лучи внезапно деформировались, превратившийся в поток золотистых звезд, полетевших вниз к земле. Разлетевшись в разные стороны, они вновь взмыли в небо, а затем посыпались на головы толпившихся на площади людей.

В этот момент огненный силуэт вспыхнул вновь и расправил два золотистых крыла.

Взмахнув ими, он медленно опустился на голову принцу Чарли, все еще высоко державшему копье.

Утопая в удивленных, потрясенных и восторженных криках, прекрасные крылья легонько, как будто с нежностью, обняли принца Чарли.

Золотистый силуэт медленно опускался вниз, пока, наконец, не слился с фигурой маленького принца воедино.

Когда крылья вновь распрямились, люди уже не видели огненного силуэта, но зато увидели стоящего на ринге принца Чарли, у которого за спиной подрагивали два великолепных золотистых крыла.

Яркие лучи постепенно исчезли. На глазах у изумленной публики крылья рассыпались на маленькие золотистые пылинки и постепенно растворились в воздухе…

Наступила тишина.

Гробовая тишина.

Несколько минут люди на площади остолбенело смотрели перед собой. Даже гвардейцы и солдаты из управления безопасностью удивленно озирались по сторонам.

Каждый своими глазами увидел, как принц Чарли словно «пробудил» священное оружие богов!

Каждый своими глазами увидел, как древние герои-основатели государства, призраки двенадцати рыцарей ожили в руках маленького принца!

Каждый своими глазами увидел, как из светового экрана вышел государь, точь-в-точь похожий на Великого Арагона, превратился в огненный столб и вселился в тело принца Чарли…

В голове каждого присутствующего возникла мысль: неужели наш маленький принц и есть император, выбранный Небом? Неужели он святой?

Молчание тут же сменилось шквалом громких восторженных криков, которые словно цунами разнеслись над площадью!

Большинство людей и сами не знали, что они кричали, но в этот момент сердца людей были наполнены волнением, смешанным с потрясением. Им нужно было как-то выразить переполнявшие их чувства.

Принц Чарли по-прежнему сжимал в руке копье. На его нежном лице не было ни тени паники.

Что это?

Что это сейчас было?

Что в итоге произошло?

Спрашивали друг у друга растерянные люди.

В это время с ринга раздался грозный голос! Он явно принадлежал пожилому человеку и звучал мощно, с помощью магических барьеров распространившись по всей площади.

Аристократы, воины, простолюдины — все отчетливо услышали этот голос!

Это говорил Ягэдуг, председатель профсоюза, высший руководитель всех магов материка.

— Попрошу тишины!

Этот простой, но властный голос вмиг успокоил волнение каждого из присутствовавших на площади людей. Затем председатель подошел к принцу Чарли и на глазах у всех этот человек, обладавший едва ли не самым почетным положением в общества, медленно поклонился ему.

Это был самый почтительный поклон из всех принятых этикетом.

Председатель видел и императора, и Папу, но никому из них никогда не кланялся. Однако он вдруг неожиданно выразил уважение маленькому принцу, отдав ему самый низкий поклон

В толпе послышался ропот возмущения.

Ягэдуг с самым торжественным видом повернулся к публике и твердым властным голосом объявил:

— Это не магия! То, что мы сейчас увидели — это не магия! Это знак свыше! Это Небо, духи героев, основавших Империю, это дух Великого Императора Арагона появился перед нами! Я, как председатель профсоюза магов, подтверждаю тот факт, что это не результат магии, это настоящий знак свыше!

Притихшая толпа ловила каждое его слово.

— Это Небо говорит с нами! Оно великодушно дарует нам нового императора!

Сказав это, Ягэдуг повернулся и протянул руки к… естественно, к принцу Чарли!

— Да благословит Небо наше государство! Да благословит Небо нашего императора!

Очень скоро почти все громко выкрикивали этот лозунг.

На глазах у Двэйна в толпе возникло движение. Он тут же подошел к маленькому принцу и, поклонившись, понял обе руки к небу и закричал:

— Да благословит Небо нашего императора!

Многие тут же последовали его примеру. Люди начали вторить ему, сначала стоящие на ринге, затем и другие принялись кланяться принцу, и вскоре уже вся площадь в один голос кричала «Наш Император»!

— Императору десять тысяч лет!

— Императору десять тысяч лет! Империи десять тысяч лет!

Общее возбуждение подобно болезни захватила всех.

В этот момент люди как будто разом потеряли разум! Очень мало кто задумался над тем, что произошло. Почти никому в голову не пришла мысль о том, что перед ними никакой не император, а всего лишь принц!

Однако большинство думало так: раз даже председатель профсоюза магов подтвердил, что это не магия, а знак свыше, что дух Императора-основателя и его двенадцати верных рыцарей ожили, чтобы даровать народу нового государя… Разве может быть в этом какая-то ошибка?

К тому же… Хотя Чарли еще не был императором, но ведь в любом случае через пару лет он все равно им станет!

Поэтому что такого в том, чтобы кричать в его честь: «Императору десять тысяч лет»?

Несколько десятков тысяч пребывали в безумии, либо в возбуждении, либо в растерянности, а некоторые даже чуть ли не падали в обморок. Но их голоса слились в один оглушительный рев.

Прославление лозунгом «Императору десять тысяч лет» предназначалось маленькому принцу Чарли, стоящему посредине ринга!

Услышав радостные крики толпы, Двэйн довольно улыбнулся. Он потихоньку отступил назад и затерялся в кучке стоящих на ринге людей.

Над площадью стоял такой оглушающий гомон, что казалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут.

Обезумевшая толпа невольно теснилась ближе к центру площади, возникла толкотня.

Атмосфера накала эмоций на площади достигла своего пика…

В этот самый миг со стороны дворца раздался барабанный бой.

А затем несколько слабо, точно испуганно, прозвучал рог. Это был обычный армейский призыв.

Толпа, услышав его, постепенно успокоилась.

Люди замолчали и с любопытством посмотрели в сторону дворца.

Потому что все прекрасно знали, что это означало!

Это был традиционный сигнал, так называемый «погребальный звон», означавший, что нынешний император ушел в мир иной.

Когда прозвучала траурная мелодия, настроение толпы кардинально изменилось!

Теперь все были оповещены о том, что император Август Шестнадцатый внезапно скончался.

Чересчур внезапно!

Однако для каждого присутствовавшего на площади этот звук приобрел какую-то необыкновенную таинственность.

Неужели… неужели это и в самом деле знак Неба?

Только что в мир явились духи героев и выразили свою волю, а потому вдруг внезапно скончался Император!

Неужели это… и есть Воля Неба?

Погрузившись в молчание, толпа начала пятиться назад.

А в это время ворота во дворец неожиданно распахнулись, и оттуда вышел корпус гвардейцев, прокладывая путь для человека, который внезапно появился за их спинами.

Его Высочество, принц-регент, был одет во все черное. Выражение лица его было суровым, в глазах читался легкий оттенок грусти. Он медленно шел в сторону площади.

Никто не говорил ни слова. Все наблюдали за тем, как принц Чэнь медленно идет сквозь толпу.

Государь, ни слова не говоря, неторопливо взошел на помост и посмотрел на принца Чарли, сжимавшего копье Лонцзынуса.

Принц-регент оглядел толпу, и всякий, кто сталкивался с ним взглядом, тотчас опускал голову.

Все эти люди внезапно вспомнили о своем недавнем кличе «Императору десять тысяч лет» и подумали, а не ему ли они его адресовали? В конце концов, именно принц Чэнь должен был унаследовать императорский титул.

— Я знаю, сегодня праздничный день, — тихо сказал принц Чэнь.

Магические барьеры разнесли его спокойный голос по всей площади.

— Я также знаю, что сегодня день возрождения Ассоциации рыцарей, а также день развития военного дела Империи. Сегодня целый ряд преданных стране воинов получили титул рыцарей-защитников, и подтверждением того служит значок, приколотый к их одежде… Я очень этому рад, однако, — принц Чэнь внезапно помрачнел. — Сожалею, граждане Империи, но я пришел сюда, чтобы объявить об одном печальном известии.

Из толпы послышался ропот.

Принц Чэнь кашлянул. В этот момент он выглядел очень осунувшимся.

— Только что, — принц Чэнь глубоко вздохнул, — мы услышали печальный звон. Мой отец, Его Величество император Августин Шестнадцатый, к несчастью, скончался от болезни.

Толпа зашумела.

— По закону Империи, я пришел сюда, чтобы объявить завет Августина Шестнадцатого! — строго объявил принц Чэнь. — По его завещанию, трон переходит к…

На этом толпа внезапно замолчала, в ожидании глядя на ринг.

— ….принцу Чарли.

— Мой сын, который сейчас стоит перед вами, унаследует титул Августейшего Императора!

Чарли?

Почему вдруг принц Чарли?

Старый император не захотел передать престол могущественному принцу Чэню? Вместо этого он даровал его принцу Чарли?

Через поколение?

Это казалось невозможным, но в памяти каждого всплыл недавний «знак свыше», явно указавший на принца Чарли со священным копьем в руке!

Он… избранный Небом государь…

— Престол перейдет принцу Чарли, — медленно проговорил принц Чэнь. — Управление государства будет управляться временным регентом… Это завет, который оставил после себя почивший Император… Траур по нему будет длиться десять дней.

Когда принц Чэнь договорил, Двэйн глубоко вздохнул. Он первый подошел к принцу Чарли и поклонился, а затем поцеловал его руку.

— Императору десять тысяч лет!

Подняв голову, он сосредоточенно произнес эту фразу.

Затем, к принцу подошел Камисилуо и проделал то же самое.

— Императору десять тысяч лет!

На ринг один за другим поднимались чиновники, аристократы и все целовали перстень Чарли…

Последним подошел к сыну принц Чэнь. Он погладил его по голове и заключил в крепкие объятия…

— Приветствие Императору! — скомандовал глава корпуса Императорской гвардии.

Все гвардейцы разом преклонили колено и отдали честь.

Наконец многотысячная толпа тоже начала опускаться на колени…

— Императору десять тысяч лет!

Когда толпа принялось торжественно выкрикивать это, Двэйн взглянул на принца Чэня. Они обменялись долгими взглядами.

Лицо принца Чэня по-прежнему было печально, а глаза Двэйна довольно улыбались…

Представление благополучно завершилось, Ваше Высочество!

Последующее торжество, думаю, освещать не стоит, ведь оно проходило точно так же, как и большинство подобных мероприятий. Длинный путь, наконец, достиг своего финала…

Оставить комментарий