Глава 536. Волчья тень

Так прошло два месяца, по истечению которых Двэйн придумал новую штуку.

Он уговорил ставку верховного командования выделить из столичного управления безопасностью восемьсот солдат и направить их в военное училище.

Каждому из своих учеников Двэйн доверил командовать небольшим отрядом, каждый из них выполнял функции полководца низшего ранга, начальника роты, бригадира и т.д. Самый маленький отряд состоял из двадцати человек, самый большой — из ста.

Эти офицеры некогда уже командовали войсками, а потому прекрасно справились со своей работой. Двэйн дал им десять дней на то, чтобы познакомиться со своими подчиненными, и строго наказал им жить и кушать вместе с ними! Каждый день утром и вечером они должны были принимать участие в строевых учениях своих солдат, но помимо этого также продолжать посещать свои учебные занятия.

По прошествии десяти дней большинство офицеров, наконец, поняли смысл всех директорских нововведений.

Во-первых, строгое уважение правил со стороны командного состава привело к тому, что никто из солдат не осмеливался их нарушать. Кроме того, странное правило, обязывающее офицеров обедать вместе со своими подчиненными, способствовало том, что солдаты очень скоро привыкли к своим начальникам и даже стали испытывать к ним вполне дружеские чувства.

Но это был век феодализма, и командиры армии пользовались особыми привилегиями, недоступными рядовым солдатам. Сейчас они обедали все вместе, и солдаты очень скоро начали положительно отзываться о своих начальниках.

— Если твой подчиненный умирает с голоду, а ты питаешься деликатесам. Если у твоего подчиненного недостаточно теплой одежды, и он мерзнет в стужу, а ты тем временем расхаживаешь в дорогой шубе… Разве может такой командир завоевать настоящее доверие своих солдат?

Мораль была проста — Двэйн хотел упразднить все традиционные привилегии командиров — выходцев из аристократов.

Двэйн объявил строгий приказ, чтобы все офицеры жили со своими солдатами в одной палатке и ели ту же еду, что и они! Он требовал беспрекословного подчинения военным законам и даже учредил, чтобы после отбой офицеры ложились только тогда, когда заснет их последний подчиненный.

Те правила, которые прежде казались курсантам скучными, за десять дней показали свою жизнеспособность, и многие теперь активно поддерживали их. Разумеется, десять дней — это очень маленький срок, и все эмоции были только лишь первым впечатлением. Однако это был первый шаг к формированию дисциплинированных военных подразделений.

По мнению Двэйна, кроме сильнейшего в Империи Ураганного корпуса, ни один другой из местных военных отрядов не в состоянии провести подобные реформы.

По окончании десятидневного срока Двэйн организовал новый курс, который назывался «реальный бой».

Училище располагалось в старой военной крепости, построенной много лет назад. Площадь ее была довольно большой, на территории стояли различные вспомогательные постройки вроде командного пункта, многоэтажных домов, еще были сторожевые посты, укрепленные стены, стрелецкие башни и т.д. и т.п.

И вот начались инсценировки настоящего боя, организованные Двэйном.

Процесс обучения был выстроен очень просто — он произвольно выбирал какое-нибудь здание, или склад вооружения, или часть глинобитной стены, или стрелецкую башню с казармами.

Затем маг делил восемьсот солдат на два лагеря, а офицеры, командуя своими подчиненными, должны были вступать в бой.

Двэйн в полной мере использовал все пространство училища, чтобы организовать для учеников что-то наподобие игры в войну.

Конечно, для того, чтобы избежать смертельных случаев, Двэйн приказал обернуть все мечи в плотную ткань, а с копий были сняты наконечники, а также пригласить духовных наставников, сведущих во врачевании, и докторов. Маг, будучи специалистом в области различных лекарственных зелий, тоже всегда был наготове.

Продолжительные постановки помогли офицерам испытать и улучшить их умения продумывать тактику боевых действий. По правилам игры, сначала отрабатывались сражения между небольшими отрядами, затем побольше, и в конце развернулась настоящая масштабная битва между двумя лагерями.

Ради того, чтобы офицеры получили реальный опыт управления солдатами во время настоящего боя, Двэйн постоянно вызывал новые отряды из столичного управления безопасностью, и на территории училища теперь проживали около двух тысяч человек. Оно все больше напоминало настоящий военный лагерь.

Двэйн также выработал целую систему понижения и повышения в должности. Во время сражения, офицер, чей отряд совершал наибольшее количество ошибок и в конечном счете проигрывал, понижался в звании на один ранг. Соответственно, тот, кто побеждал, получал повышение. Командир колонны мог стать начальником всего отряда, а начальник спокойно мог быть разжалован в командиры низшей единицы.

У офицеров не было возможности принять участие в настоящем бою, но даже эти театрализованные постановки позволяли им приобрести начальный опыт управления воинскими подразделениями.

К слову сказать, увлекшись учебой в военном училище, наш будущий граф Габриэль Роулинг по своей инициативе откладывал церемонию своего совершеннолетия.

Еще через несколько месяцев, Двэйн вновь организовал новый урок. Он назывался «применение пороха».

Весна прошла. Наступили теплые весенние деньки.

Прошло полгода с тех пор, как маленький принц Чарли унаследовал императорский трон.

С приходом лета холодные пронизывающие ветра сменились теплыми сухими бризами.

Даже на севере страны началось таяние льдов. Промерзшая за зиму почва начала постепенно размягчаться, солнце светило теплом. Солдаты сбросили толстые одежды и переоделись в легкую летнюю одежду.

На севере страны, на линии Касперского, обосновался Ураганный корпус, заняв центральную и восточную крепости. В западной крепости квартировался отряд Плети Бога-громовержца во главе с Аэропаем.

С наступлением лета работы по выкапыванию рва значительно ускорились. Погода менялась к лучшему, и почва уже не была твердой как камень. Ров под крепостной стеной глубиной до ста метров был почти завершен.

Несколько отдельных рвов издали казались сплошной линией обрыва, и солдаты называли ее «вражеский коридор смерти». Перейти его было практически невозможно, так как приблизившись к нему, враг тут же оказывался в зоне обстрела из арбалетов и луков-самоделов, приготовленных для солдат сторожевой службы. По мнению командира Ураганного корпуса, генерала Ростка, вражеская армия может и преодолеет этот ров, но с огромными потерями.

Великолепно оборудованная оборонительная линия, вооруженные до зубов солдаты… Глядя на все это, генерал Росток очень уверенно предсказывал победу Императорской армии.

Единственное, что вызывало у него недовольство, было расположение за линией обороны корпуса военно-воздушных сил, прежнего Северо-западного независимого корпуса.

Генерал Андрэ некогда подчинялся генералу Ростку, их отношения вполне можно было назвать дружескими. Однажды генерал Андрэ предложил организовать отряд, который мог бы перемещаться по воздуху и помогать в сражении наземным частям. В центральной крепости линии Касперский было построена дозорная площадка радиусом в пятьдесят ли.

Однако генералу Ростку эта идея сразу не понравилась. Он придерживался традиционных взглядов на тактику ведения боя, а потому считал, что в сражении главную роль должна играть кавалерия. Росток всю жизнь служил в кавалерии, и в подчинявшемся ему корпусе кавалеристы составляли его наибольшую часть. Он был твердо убежден, что кавалерия — это главный козырь армии людей, и именно от их мощи зависит исход битвы.

Он сомневался, что летящие на высоте нескольких сот метров солдаты могут брать на себя разведывательные функции, как это предполагалось, так как сверху видно очень плохо. Разве может такой отряд заменить наземных разведчиков?

Опытные разведчики могли по следам на земле и примятому растительному покрову определить, проходил ли здесь враг, и в какую сторону он направился. Разве те, кто летает в небе, могут проделать нечто подобное?

К тому же, каждый полет дирижабля стоит немалых денег! А на полет целого отряда потребуются огромные запасы горючего, которое нужно закупать, и оно стоит очень дорого!

Генерал Росток уже всеми признавался как главнокомандующий войск, размещенных на линии Касперский. По служебному положению и генерал Андрэ, и генерал Аэрпай должны были беспрекословно подчиняться его приказам. Разумеется, генерал Росток добивался, чтобы за все военные расходы частей на линии Касперский были полностью под его ответственностью.

По мнению старого генерала с многолетним опытом службы в государственных войсках, воздушные отряды имеют хорошую ударную силу (это было выяснено еще в ходе кампаний Северо-западной войны). Генерал Росток не отрицал мощи этого подразделения, он лишь считал, что его обслуживание обходится Империи слишком дорого!

Чтобы поднять в воздух один полноценный дирижабль и переместить его на расстояние в пятьдесят ли требуется денег на горючее в десять раз больше, чем на снаряжение и обеспечение питания такого же по численности отряда кавалеристов.

Генерал Росток был категорически против излишнее расходование военного бюджета. Если кавалеристы справляются со своей работой, то зачем нанимать более дорогой воздушный отряд?

Генерал Росток очень хорошо относился к генералу Андрэ, а потому не стал отклонять его идею. С другой стороны, он согласился с ним лишь частично и уменьшил территорию патрулирования воздушных войск на одну треть.

Поэтому большую часть разведывательной работы по-прежнему выполняли наземные кавалеристы.

В итоге… он и не догадывался, что генерал Андрэ втайне осуждал его действия, так как вся власть по распределению военных доходов и расходов была полностью монополизирована генералом Ростком.

В итоге система раннего оповещения, разработанная генералом Андрэ, не показала ожидаемых результатов, и в зоне дозора воздушных войск возникло множество «белых пятен».

Ранним летом, в год девятьсот шестьдесят пятый, разведчики-кавалеристы привезли неожиданную новость!

Группа из десяти разведчиков, которая должна была в назначенный день вернуться в крепость с важными сведениями, почему-то до сих пор не возвратилась!

Эту новость сперва не стали докладывать генералу Ростку. Нижестоящие офицеры не придали ей большого значения — они подумали, что должно быть по пути отряд наткнулся на стаю диких магических животных, а потому им пришлось задержаться в дороге. К тому же, из крепости было послано около двухсот разведчиков, которые патрулировали обширную территорию на севере, и если кто-то из них опаздывал с новостями, это не усматривалось как нарушение.

В итоге весть о пропаже группы на второй день дошла до генерала Андрэ.

А на третий день… другой отряд разведчиков, наконец, обнаружил пропавших…

…только мертвыми!

Кавалеристы, проходившие в этой зоне, с ужасом осматривали их трупы.

Окровавленные и изорванные в клочья тела разведчиков лежали у лесной границы. Трупы коней были почти не тронуты, а потому обнаружившие их кавалеристы утверждали, что это не было похоже на внезапную стычку со свирепыми животными.

Товарищи погибших даже не сумели полностью собрать тела своих друзей! Повсюду виднелись следы свежей крови, некоторые части трупов попросту отсутствовали! У некоторых не было ног, у некоторых — головы, а у некоторых и вовсе недоставало левой или правой половины туловища!

С трупов были срезаны все доспехи, оружие тоже найти не смогли. Это явно не было похоже на нападение магических животных, которые, хоть и могли съесть какую-то часть мертвеца, но не стали бы срывать доспехи и уносить оружие.

Командиры и солдаты, каждый из них, увидев столь страшную картину, невольно вздрогнули, даже если им прежде доводилось участвовать в сражении, и они слыли храбрыми и мужественным воинами. Потому что рядом с трупами они обнаружили золу от костра!

Над ним из грубых веток была сооружена решетка, на которой висели изуродованные… руки и ноги! Все это и были те части, которых не хватало у трупов!

Руки и ноги были насажены на ветки, как будто кто-то «поджарил их». Кое-где на земле валялись обглоданные кости.

Это было просто ужасно!

Некоторые воины не выдержали и, отвернувшись и обняв ствол ближайшего дерева, опустошили свои желудки. Командир отряда побледнел как полотно. Он приказал срочно доложить об этом в ставку, затем решил сделать это сам, но неожиданно лошадь его встала на дыбы, и он едва не выпал из седла.

Все кони словно разом почувствовали опасность и нервно заржали, один за другим поднимаясь на дыбы. Они не повиновались командам всадника и с силой стучали копытом о твердую землю.

В этот самый миг командир разведчиков внезапно услышал странный рев. Он подумал, что этот клич, должно быть, принадлежит магическому животному, и лишь когда рев повторился вновь, понял, что это были волки.

Он обернулся.

Он увидел, как из-за кустов со свистом выпрыгнула страшная тень. Она двигалась быстрее лошади, скользя меж деревьев.

Не успели солдаты сообразить, как из лесу выпрыгнуло сразу несколько десятков крупных волков. На каждом из них были одеты крепкие доспехи, сделанные из очень грубого материала. На их спинах сидели страшные существа с тонкими ртами и острыми клыками. В руках у них был зажат длинный нож. Существа то и дело издавали пронзительный рев.

Солдаты и крикнуть не успели, как волки бросились на них и изорвали на куски. Те, кто успел отпрыгнуть, не успели выхватить оружие — таким страшные существа одним рывком сносили голову.

Командир отряда стоял позади всех, а потому он вмиг принял решение — бежать!

Выдающиеся способности генерала быстро реагировать на опасность сработала безукоризненно. Он тут же определил, что в одиночку ему с таким противником не справиться, а будучи разведчиком, он понимал, что главной его задачей было не убивать врагов, а донести сообщение до ставки!

Однако не успел он поворотить лошадь, как испуганное животное тут же рвануло с места, подстрекаемое уверенными движениями командира. В это время темная тень внезапно обрушилась ему на голову. Командиру на миг показалось, что солнце в секунду погасло.

Насколько мощный мог быть прыжок огромного волка?

Волк перескочил через всадника и очутился перед ним. Существо, сидевшее на его спине, разинуло рот, обнажив ряд острых как лезвия зубов, и пронзительно завыло.

Медлить было нельзя. Командир тут же выхватил свой меч и хотел, было, уже броситься на врага, как вдруг сбоку к нему подскочил еще один волк, который, перескочив через коня, повалил разведчика наземь.

Когда командир упал, на него сверху пал его конь и придавил ему ноги. Он хотел было вырваться, но увидел над собой разинутую волчью пасть…

Что это за чудовища?

Это была последняя мысль, пронесшаяся в его голове.

В этот день из сорока шести групп разведчиков вернулись только три! Остальные сорок три, всего четыреста тридцать солдат, бесследно исчезли!

Проблема была в том, что все три отряда не встретили на своем пути никаких следов врага! Крепость потеряла четыреста тридцать превосходных воина, а благополучно вернувшиеся разведчики не принесли в крепость никаких сколько-нибудь ценных известий!

Это событие всколыхнуло все части, находившиеся в крепостях оборонительной линии!

Очевидно было только одно — враг близко. Но что это за враг? И откуда он идет?

Оставить комментарий